«Виноватым себя не считаю!»

Мордовский секс-маньяк Дмитрий Балакин дал интервью столичному изданию

Фото: Столица С

Саранский маньяк Дмитрий Балакин, повторивший славу печально известного душегуба Андрея Юркина, отбывает пожизненный срок в исправительной колонии № 6 поселка Торбеево. Все свои страшные преступления он начал совершать в 2005 году, когда ему было всего 20 лет. В 2006 году Верховный суд РМ признал его виновным в убийстве трех девушек, изнасилованиях и грабежах. Балакин знакомился со своими жертвами на улице. Мило беседовал, провожал до дома. А после тащил в кусты, где насиловал и душил…. Сейчас заметно поседевшему маньяку Балакину 35 лет, он считает себя абсолютно здоровым и готов ударно работать сварщиком…

«Знаете, как вас называют? – поинтересовались у «легендарного сидельца» из «Торбеевский централа» прибывшие из Москвы журналисты «Московского комсомольца». — Мордовский маньяк! – честно ответил самый знаменитый «пожизненник» Дубравлага. — Мне такое прозвище не нравится. Ну а что я могу сделать? Успокаиваю себя тем, что это же просто чье-то мнение. Обидно, что журналисты в дело глубоко не вникали. Тогда бы меня не называли так.

— Сексуальный маньяк – это человек, одержимый манией насиловать и убивать. Разве вы не такой?

— Нет, маньяк – человек больной. А я по заключению экспертов — здоровый. И вообще изначально я стал жертвой насилия, потом уже совершал сам преступления.

— Вы про ту байку, что вас изнасиловала девушка, которую рассказывали сотрудникам?

— Нет, меня не насиловали, если честно. Просто мне посоветовали так сказать. А я сам не подумал. Вот как было. Освободился я из колонии условно-досрочно (речь об «отсидке» за грабеж на улице – отобрал сумку у женщины, за что получил пять лет), приехал домой, в город Кулебаки Нижегородской области. Начал работать, познакомился с девушкой. У меня с ней были нормальные отношения, как мне тогда, казалось, взаимная симпатия. В один прекрасный вечер она мне позвонила, предложила встретиться. Мы погуляли и занялись любовью на улице. Я ее проводил в тот вечер до дома. На следующий день она мне позвонила вновь и позвала встретиться.
Я пошел на эту встречу, а там меня уже ждали трое мужчин. Они мне сказали: «Сядь в машину». Ударили. Как потом выяснилось, это был отец моей девушки и его два друга (один – сотрудник ОВД). И я убежал, потому что почувствовал опасность. Они стали догонять. Я свернул на другую улицу, постучался в дверь какого-то дома. Но они меня настигли, с крыльца вытащили, стали избивать. И дальше как-то у меня все в жизни уже пошло наперекосяк. Но как пошло, так и пошло.

 — Считаете, что именно после этой истории все пошло не так? А как насчет того, что вы до этого были не единожды судимы?

— Я в детстве угонял мотоциклы. Все это делал из-за своих братьев, они были старше, они меня подговаривали. Я просто слушал их. Сначала задержали моего старшего брата, он на меня наговорил, и я поехал в СИЗО… Я так получил четыре судимости.
Но я твердо решил исправиться. А та история лишила меня такой возможности.

— Вы в итоге признались в изнасиловании девушки?

— Да, эти трое мужчин меня под угрозами заставили так написать. И еще я дал расписку, что обязуюсь в течении недели отдать 100 тысяч рублей. О том, что у меня есть такие деньги, моей девушке было известно — я буквально на днях продал автомобиль. Дали неделю на сбор денег. Я домой пришел. У меня мамка по профессии медик, она оказала медицинскую помощь. А на третий день я взял и уехал в Саранск. Там у меня просто тетя жила. Но она мне дверь даже не открыла. Пришлось помыкаться. Один случайный знакомый устроил меня на стройку — там барак был, тепло. Ну, вот я там и жил. Я часто в то время думал о случившемся…

— И решили насиловать и убивать?

— Да ничего я не решал! Что-то происходит в твоем сознании, ты не контролируешь себя, ты просто «ведешься».

— И все-таки ответьте: вы мстили девушкам, правильно?

— Я не знаю, мстил я или нет. Я там, на стройке, познакомился с одной. Назовем ее Анной. Стали жить вместе. И нормально жить. А тех девушек … я их не знал ранее, это все произошло в один вечер.

— Разве в один вечер?

— Ну, не все три. Это все произошло в разные вечера. В деле написано, что я шел за ними, знакомился на улице…

— Что значит, в деле написано? Вы не признаете этого или не помните?

— Я помню лишь только вспышки. Мне страшно даже вспоминать. Раньше я себя во всем винил — сейчас я не считаю себя виноватым.

— Почему?!

— Потому что, если человек доведен до какого-то состояния, вследствие каких-то обстоятельств, это не его вина.

-То есть вы настаиваете: если бы не та история с изнасилованием вашей девушки, которого якобы не было, то вы бы не стали маньяком?

— Когда я уехал, моя девушка все-таки через четыре дня написала на меня заявление. Следователь, который вел проверку, матери моей предлагал, мол, отдайте деньги, и я закрою дело. То есть все хотели денег. Мне не надо было убегать, наверное. Следователь же отказал в возбуждении уголовного дела, потому что было установлено: половой акт произошел по обоюдному согласию.
Надо им было принять меры к моему розыску и сказать, что я больной человек, лечить меня. Надо было, чтобы кто-то мне помогал, кто-то меня понимал…

— Сожалеете сейчас, что все так вышло? Или «как пошло, так пошло», как вы выражаетесь?

— Ну не то, чтобы…

— Вы сколько лет уже за решеткой?

— 12 лет. Здесь лучше, чем в «Мордовской зоне» (ИК №1 – расположена в соседнем поселке – прим.автора). И камера, и обустройство. Кроме того, я работаю на швейном производстве.

Фото: Столица С

— Жилетки шьете?

— Не только. Разное.

— Иски от семей потерпевших есть?

— Всего на 2-3 миллиона рублей. Выплачиваю потихоньку. 50 процентов с зарплаты вычитывают — это тысяч по пять в месяц.

— Получается, надо всю жизнь работать, чтобы мизерную часть покрыть.

— Я готов в жестких условиях работать, если так вопрос стоит. Я сварщик по образованию, мог бы зарабатывать много. Мне вообще кажется, что в тюрьме можно работать более эффективно, чем на воле. На воле отвлекает все время что-то. А здесь только работа!»