Четверг, 6 августа

«Это были проклятые первые 10 дней эпидемии…»

Впервые Глава РМ рассказал о том, как руководство республики противостояло эпидемии

Владимир Волков держит руку на пульсе Мордовии. Фото: Юлия Честнова / Столица С

Это был разговор на закате тяжелой рабочей поездки, которая началась с Краснослободска и закончилась Зубово-Полянским районом. Были осмотрены и строящийся спорткомплекс с ледовой ареной и двумя бассейнами, и детсад со школой, и пшеничное поле, где Владимир Волков долго мял колосья, расспрашивая аграриев о ходе уборки. Практически убранная нива привела Главу в хорошее настроение, хотя было видно, что земля дает ему особую силу. Людям, выросшим в городе, такого не дано… Остановились мы только на последней точке — ​участке автодороги «Урал», что возле села Вадовские Селищи, который активно ремонтируется. Там и поговорили. Особую остроту разговору придавали комары, которые нещадно кусали, невзирая на должности, регалии и заслуги…

О борьбе с коронавирусом

Эпидемия уже несколько месяцев во многом определяет нашу жизнь, и мы вынуждены соблюдать ограничения. Сейчас уже можно сказать, что наши медицинские учреждения с ней справились. Хотя мы начинали практически с нуля. К началу эпидемии в Мордовии была всего одна специализированная инфекционная больница. Однако затем под ковидные госпитали были частично перепрофилированы 17 лечебных учреждений, или каждая третья наша больница. За короткий срок было развернуто 1950 инфекционных коек — в 5 раз больше, чем планировалось изначально. А развернуть койку — это не просто поставить ее и положить матрас с постельными принадлежностями. Это значит оснастить ее кислородом, оборудованием, обеспечить персоналом и диагностикой. Мы провели огромную работу по оснащению ковидных госпиталей кислородом, аппаратами ИВЛ. Практически с нуля создали базу для ПЦР-тестирования. Сформировали хороший запас лекарств и средств индивидуальной защиты. А это было очень нелегко! К началу эпидемии ничего ведь не было в необходимом количестве не только в Мордовии и России, но и в странах-лидерах. Например, кислород, без которого больные просто бы не выжили. Не было элементарного — ​клапана для монтажа кислородной системы к больничной койке, да и специализированных коек не хватало даже на самых тяжелых больных. А для них счет шел на часы! Мы собрали конструкторов и поставили задачу сделать этот клапан в самые короткие сроки. Его сконструировали за 3,5 дня. В принципе он был готов уже на второй день, но сначала не пошел, а потом заработал. Я по суткам помню, как его создавали. Первые 800 клапанов для наших больниц мы произвели за 24 часа, затем полностью укомплектовали Саратов. С ИВЛ вообще отдельная история. Уральские аппараты, как вы помните, не пошли, а все границы для импорта закрыты. Но мы и здесь выкрутились… Одна из первых партий оборудования по договору была доставлена самолетом из Китая… В самом начале никто в мире не понимал, что это за вирус, какие средства защиты необходимы, в чем входить в красную зону… Китай, который первым принял удар, не стремился делиться опытом. Сначала мы приняли решение защитить врачей, как во время химатаки. Взяли спецкостюмы со складов гражданской обороны, но оказалось, что в них работать нельзя. Правда, наши в них целую неделю отработали, пока мы тайвеки не получили. Мы прекрасно понимали, что нас никто ничем не обеспечит, нужно действовать самим. Вся страна и Москва в таком же положении — ​ничего не понятно и ничего нет. Это были проклятые первые 10 дней эпидемии… Поэтому мы начали шить противочумные костюмы в Рузаевке, совершенствуя их с каждым днем. Масок простых не хватало… И мы тоже стали шить их сами. Затем стали биться за лекарства от ковида, которых в мире просто не было. Но те, что применялись в ведущих странах, удалось поставить в наши больницы. В России единственный препарат, который был показан при лечении коронавируса, выпускался в Ставрополье. Оно шло только в Москву и… Мордовию. Дело в том, что этот фармзавод принадлежал АФК «Система», в холдинг которой входит и наш телевизионный завод. И через владельца «Системы» Владимира Евтушенкова смогли пробить партию препарата для Мордовии. Швейцарское лекарство, признанное эффективным в борьбе с ковидом, распределялось в мире по квотам. В Россию шло только 3000 штук, 50 из них — ​в Мордовию… Вопросами лекарственного обеспечения занимался сам предправительства Владимир Сушков. Он вообще за это время врачом стал. Ночью разбуди — про любое лекарство от ковида подробно расскажет: как давать, сколько и когда, чем шторм подавить, чем вирус замедлить.

Фото: Юлия Честнова / Столица С

О героях

Но главное, инфекционистов у нас не было. То есть в том количестве, что необходимо. Вот участковые врачи ходили к зараженным по домам, но они же не инфекционисты! Их всех надо было обучить, как работать с коронавирусом, весь медицинский персонал: от санитарки и медсестры до хирурга и главврача.

Здесь большая работа проделана минздравом и замами правительства. Вся оргработа легла на плечи министра здравоохранения Маркина. Он только возглавил ведомство, а тут — ​«война». И опыта ее ведения не было ни у кого. Но он справился и с организацией, и с проверкой на прочность, и со своим коллективом, где у каждого врача — ​свое мнение. И как бы трудно ни было, не сдался, не оставил министерство и больных в трудный час. В других регионах, как мы слышали, некоторые министры здравоохранения ушли в отставку. Но не только Маркин, наши медики — ​все, кто боролся за здоровье своих пациентов в это тяжелое время, все, безусловно, настоящие герои. И мы не должны забывать их подвига. Районные администрации также много вложили труда на предотвращение эпидемии, силовые структуры, которые обеспечивали контроль за самоизоляцией, работали только в масках и перчатках. Они и на границе республики стояли, когда шла волна больных. И, конечно, стали заболевать врачи, полицейские… Кто-то, к сожалению, погиб на своем посту. Это наша боль, и мы будем помнить, что эти люди отдали свои жизни, чтобы спасти нас всех.

Фото: Юлия Честнова / Столица С

О помощи ковидному фронту

Наши предприятия тоже активно куют победу над эпидемией. И, возможно, коронавирус останется с нами, как грипп, навсегда. Но они сделали многое, чтобы сдержать первый удар и подготовиться ко второму. Как я говорил, мы сумели наладить выпуск необходимых медицинских изделий: костюмов и масок, дезинфицирующих средств, систем подачи кислорода, комплексов дезинфекции, приборов для обеззараживания воздуха. Здесь можно отметить заводы «Лисма» и «Электровыпрямитель», НИИИС имени Лодыгина, предприятия «Рузтекс», «Мордовалкопром», «Медоборудование», Саранский механический завод, приборостроительный завод, «Сарансккабель», «Цветлит», «Биохимик», который начал производство препарата против коронавируса «Арепливир».

Причем по ряду позиций мы обеспечиваем не только себя, но и другие регионы. Например, в республике производилась значительная часть российских объемов тех же клапанов для кислородного оборудования.

Фото: Юлия Честнова / Столица С

Об эпидобстановке

Сейчас количество инфекционных коек сокращается, на сегодня их 1280. По состоянию на 23 июля в стационарах осталось 778 человек. Три медицинских учреждения полностью вернулись к профильной деятельности: офтальмологическая больница, больница № 5, ардатовская больница. В ближайшую неделю к прежнему режиму работы вернутся также поликлиника № 2 на Светотехстрое, республиканский госпиталь и торбеевская больница.

Конечно, медицинским организациям республики и всем нам нужно быть готовыми к возможной второй волне коронавируса. То есть резерв инфекционных коек, оборудования будет находиться в боевой готовности. В случае необходимости мы сможем развернуть инфекционные госпитали в течение 24 часов. Меня часто спрашивают, когда же мы перейдем на 3-й этап снятия ограничений. В этом вопросе я полагаюсь только на экспертов. Мне не нужны политические очки, поэтому могу действовать исходя из ситуации, а не для того, чтобы заработать себе плюсик как политику. Наши эксперты просили дать им 10 дней, чтобы высказать свое мнение. Снять все ограничения можно и сейчас, главное, чтобы потом снова к ним не вернуться. Вот сейчас мы остановились на 30+ заболевших. И двинуться с этих показателей не можем. Никто не знает, почему. Предполагают, что коронавирус теперь останется наряду с обычной пневмонией и будет вот так вялотекуще циркулировать. Но как оно в действительности, никто сказать не может.

Фото: Юлия Честнова / Столица С

О том, как спасали экономику

Да, мы очень плотно занимались и занимаемся эпидемией. Но это совершенно не значит, что мы забыли про экономику и социальную сферу. Нет! Занимались, даже с удвоенной силой, просто коронавирус был у всех на виду. Это принесло свои плоды — ​за первое полугодие у нас не снизился ВРП, это огромное достижение.

Индекс промышленного производства составил 106,4 %. Объемы работ в строительстве — ​108 %. Потому что мы сразу приняли решение, что часть предприятий будет работать, несмотря ни на что. Так, мы ни на день не останавливали пищевку, которая мало того, что производит продукты питания, так еще и занимает 38 % республиканского рынка. Останови мы ее, доходы населения сразу бы обрушились, с прилавков исчезли бы продукты и началась бы гиперинфляция. В Америке 70 % пищевых предприятий закрылось, и в каких-то городах даже хлеба не было. А мы этого не допустили. Но пошли на непопулярные меры и остановили общественный транспорт. Мы знали, что не удержим ковид на предприятиях, если не заставим работодателя возить своих работников. И мы не пустили вирус на производство. Москва месяц не работала, а мы только 5 дней. И все это время активно осваивали средства нацпроектов и просим еще, когда другие закрыли все стройки. А мы столько объектов строим и сдаем! Спорткомплекс с ледовой ареной и двумя бассейнами в Краснослободске, детский сад «Радуга» на 90 мест с бассейном в Атюрьеве и школы на 140 мест в Дракине Торбеевского района, Аксенове. Детскую поликлинику в Саранске сдали, взрослую, оснащенную современным оборудованием (в том числе КТ) на 360 млн рублей, запустили. Хирургический корпус детской больницы за 1 млрд рублей строится, он будет не хуже морозовской больницы. Еще детсады сдаем в Ялге, Белозерье, Ромоданово, Пензятке, Ардатово, Дубенках… Еще один большой обьект — ​онкодиспансер — в следующем году оснастим оборудованием и запустим его. И старый переоснастим. И на всех объектах работали наши люди и получали зарплату. В том числе и на селе. У нас хороший урожай — ​2 млн тонн зерна на корню. Погода не подкачала плюс мы воспользовались возможностями, которые давала пандемия. Даже при плохой погоде должны снять 1 млн 850 тонн зерна. Нам было очень важно не потерять отечественные и зарубежные рынки. Вот вагоностроители в мире и России все еще стоят, а у наших 25 % роста. Когда в Москве я просил деньги на борьбу с эпидемией, мне говорили: у тебя промышленность выросла на 6 %, о чем ты просишь? Извините, говорю, рост — ​это одно, а деньги — ​совершенно другое (смеется — ​«С»). У нас 18 тыс. людей в сфере услуг одномоментно потеряли работу. Нам сейчас 4800 человек необходимо трудоустроить, и на это нужны средства. Мы и так 1,5 млрд собственных денег потеряли в пандемию. Для республиканского бюджета это большие потери. Нам нужно дополнительно 3 млрд рублей, чтобы год прожить нормально. Вчера Мишустин подписал постановление о реструктуризации долга Мордовии, с нас сняли обязательства выплачивать 4,5 млрд рублей в этом году. И это уже значительная помощь. Так что если сейчас подвести промежуточные итоги, то можно сказать — мы сумели в этих непростых условиях и противостоять эпидемии, и сохранить экономику, удержать рынки, внутренний спрос, доходы населения. Хочу поблагодарить всех руководителей предприятий, которые сумели пройти этот труднейший период.

2019 год. Отремонтировано 148 км дорог (66 объектов)

Деньги — ​3,7 млрд рублей (в т. ч. на капиталоемкие объекты 1,9 млрд руб.)

2020 год. Будет отремонтировано 145,5 км дорог (74 объекта)

Деньги — ​3,9 млрд рублей (на капиталоемкие объекты 1,58 млрд руб.)

2021 год. Планируется отремонтировать 264 км дорог (около 80 объектов)

Деньги. 3,46 млрд рублей (без учета средств, которые могут быть выделены республике на капиталоемкие объекты)

Фото: Юлия Честнова / Столица С

О дорогах

Дорожные организации тоже практически не останавливали работу во время эпидемии. Сегодня ты остановишься, а завтра останешься без дорог. Поэтому в этом году на ремонт дорог будет направлено больше средств, чем в прошлом, и будет отремонтировано свыше 145 км дорожного полотна. В дальнейшем объемы строительства и ремонта будут только нарастать. Причем работа по нацпроекту выстроена таким образом, что уже сейчас, в середине июля, мы детально обсуждаем планы по ремонту дорог на следующий год. Такое происходит впервые. Раньше из-за неритмичности финансирования мы начинали делать это не раньше апреля.

Параллельно с масштабной программой ремонта дорог мы не забываем о содержании имеющейся транспортной сети в нормативном состоянии, проведении ямочного ремонта.

О провалах коллектора на Фурманова

Это еще один вопрос, которым нужно было заниматься во время эпидемии. С коллектором по улице Фурманова мы в прямом смысле вскрываем застаревшие проблемы города Саранска. Канализационные трубы на этом участке были проложены 55 лет назад. Ситуация дошла до крайней точки из-за медлительности городских властей. Кроме того, из-за аварий на этом участке водопровода мы не можем отремонтировать дорогу, которая сейчас похожа на минное поле. В результате люди испытывают большие неудобства.

При поддержке федерального Фонда реформирования ЖКХ и «Союза строителей России» мы нашли решение проблемы.

Общая стоимость проекта, рассчитанного на 2020–2022 годы, составляет 636 млн рублей. 300 миллионов — это деньги Фонда ЖКХ, оставшиеся средства будут выделены из республиканского и городского бюджетов. В общей сложности будет реконструировано 7 км канализационных сетей (от ул. Энгельса до Дворца водных видов спорта). Проект разбит на 8 этапов, первым из которых станет участок по улице Фурманова (от ул. Энгельса до ул. Филатова, 1,5 км сетей). На завершающем этапе планируется построить насосную станцию в районе коттеджного поселка «Чистые пруды» с устройством двух ниток напорного коллектора протяженностью по 600 метров, а также нового самотечного коллектора протяженностью 1,5 км.

Это все только краткое изложение того, что нам пришлось пережить и сделать. А впереди — ​еще больше работы. Но как говорится, назвался груздем — полезай в кузов.