Четверг, 6 августа

«Если «Мордовия» не заявится в ПФЛ, могу завершить карьеру»

Капитан Рустем Мухаметшин — о туманном будущем клуба, долгах по зарплате и верности Саранску

Судьба саранской команды остается неопределенной, клуб подвешен на волоске. Из-за финансовых проблем «Мордовия» не заявилась в следующее первенство Футбольной национальной лиги. На контракте остался один игрок — бывший капитан Рустем Мухаметшин. Остальные ищут новую команду либо уже трудоустроились. Клуб не выдает зарплату футболистам и сотрудникам полгода. Кроме того, за пять лет накопились другие долги, которые «Мордовия» самостоятельно выплатить не может. 36-летний полузащитник Мухаметшин рассказал Льву Мышкину о причинах кризиса, верности Саранску и собственной футбольной школе.

Рустем Мухаметшин на перепутье… Фото: Столица С

Минувший сезон

«С»: Чем занимаетесь?

— Все время нахожусь в Саранске. Поддерживаю форму, в основном совершаю пробежки. Разумеется, они не заменяят полноценных занятий. К сожалению, более серьезные тренировки недоступны, все площадки закрыты.

«С»: По футболу скучаете?

— Да, очень.

«С»: На ваш взгляд, досрочное завершение первенства ФНЛ оправдано?

—Думаю, продолжение было бы сопряжено с проблемами. РПЛ возобновила чемпионат, а в результате несколько футболистов заразились коронавирусом. Как следствие, команды не являлись на матчи, получали технические поражения, как «Оренбург» и «Сочи». В ФНЛ происходило бы то же самое.

«С»: Последнее место «Мордовии» — заслуженный результат, учитывая все проблемы клуба?

— Думаю, да. На результате сказалось все — и долги по зарплате, и игра, и уход многих футболистов.

«С»: Какие задачи перед началом сезона поставило руководство клуба?

— Больших не ставило. Все и так прекрасно понимали, что главное — не вылететь из лиги.

«С»: В каких матчах «Мордовия» недобрала очки?

— Как правило, такие разговоры возникают в конце сезона. Да, были матчи, в которых нам немного не хватило везения. Создали моментов больше противника, но не сумели их реализовать. Но удача тоже присутствовала, несправедливо утверждать, что она покинула нас. Например, победили в гостях одного из лидеров первенства «Балтику» со счетом 2:0. Причем  играли уже преимущественно молодежным составом.

«С»: Какое было самое обидное поражение?

— Благодаря возрасту и опыту я уже не переживаю поражения тяжело. Прекрасно сознаю, что лучше скорее забыть и готовиться к следующему матчу.

«С»: Другого места для «Мордовии» в этом сезоне быть не могло?

— При определенных обстоятельствах мы могли подняться выше. Если бы первенство возобновилось, то получили бы шансы набрать очки.

«С»: Разве можно с молодежным составом, как в последних матчах, решать серьезные турнирные задачи?

— Понятно, что высокой цели достичь нереально. Но вполне возможно решать минимальные задачи, вроде сохранения прописки. Ребята молодые, жадные до побед, стремятся себя показать. Им есть куда расти. После одной-двух побед появляются уверенность и такой кураж, что их трудно кому-то остановить.

«С»: Кого выделите из молодых игроков?

— Никогда никого не выделял. На поле выходит вся команда. Среди молодых, пожалуй, нет выдающегося футболиста.

«С»: Чувствовали ответственность, когда выходили на поле с капитанской повязкой?

— Да, была ответственность — и перед собой, и перед ребятами. Главное, не бегать по полю с претензиями. Стараюсь на партнеров лишний раз не кричать. Некоторым молодым ребятам это может повредить. А объяснение тактических нюансов — обязанность тренера.

«С»:  При дефиците нападающих вам приходилось самому выдвигаться в атаку. Это амплуа подходит?

— Атакующих футболистов было мало, поэтому выдвигался вперед, уходил в нападение. Это не самая любимая моя позиция, предпочитаю играть в центре полузащиты. Но в целом чувствовал себя хорошо. В последнем матче со «СКА-Хабаровск» даже удалось забить.

«С»: Тренерская чехарда по ходу сезона сказалась на результатах?

— Частая смена тренеров всегда сказывается на команде. У каждого наставника свои требования и тактика. Футболистам приходится усваивать их заново. Я этого не люблю. Наверняка это повлияло на итоговое место «Мордовии» не лучшим образом. Комфортнее, когда команду ведет один наставник. Но это решать не мне, а руководству клуба, которое хочет улучшить результаты.

«С»: Нашли общий язык с последним тренером Олегом Василенко?

— Да. Может быть, за короткое время он не смог привить команде свое видение футбола. Но лично мне понравились его подход и тренировочный процесс.

«С»: Для команды было лучше, если бы тренером остался Руслан Мухаметшин?

— Он тоже смог бы руководить — перспективный молодой наставник. Думаю, все у него получится. Мне нравилась ситуация, когда один брат — тренер, а другой — игрок. Под его началом играть было хорошо.

Будущее  туманно

«С»: Что вам известно о будущем команды?

— Когда спрашиваю об этом руководство, никто толком ничего не знает. Я хочу, чтобы команда сохранила профессиональный статус и заявилась в ПФЛ. Все-таки клубу не один десяток лет, есть большие футбольные традиции. В городе много построено для футбола. Жаль, если все пропадет. Я готов оказаться во второй лиге и помогать команде дальше.

«С»: А останетесь, если «Мордовия» сменит статус на любительский?

— Затрудняюсь ответить. Этот вариант не рассматривал всерьез, о КФК не хочется даже думать… Это была бы катастрофа при имеющихся полях и стадионах. Я играл во многих городах, но такими условиями  не могут похвастать даже некоторые клубы Премьер-лиги. У «Тамбова» и «Тосно» ничего подобного нет. У «Мордовии» только с финансированием проблема.

«С»: Сколько времени футболисты не получают зарплату?

— Шесть месяцев.

«С»: Когда обещают выплатить?

— Пока ничего не говорят. Неизвестно, что будет с клубом и с деньгами.

«С»: Общий долг клуба около 150 миллионов рублей вас настораживает?

— У «Мордовии» было и больше. Думаю, для клуба это не критическая сумма. Накопилась за длительный срок. За аренду стадиона плюс  задолженность перед бывшими футболистами.

 «С»: По вашему мнению, в чем причина кризиса команды?

— Прежде всего в финансовых проблемах. Многие толковые ребята ушли из-за долгов, и, как следствие, игра ухудшилась. Когда с деньгами в порядке, то результаты у команды соответствующие. А в противном случае игроки думают, где перезанять… Мысли уже не о футболе.

«С»: Как ситуация сказалась на вашем личном бюджете?

 — Разумеется, ударила. Живу за счет накоплений, но они уже на исходе.

 «С»: Положение «Мордовии» похоже на то, что было у «Тосно»?

—Там была иная ситуация. До последнего дня футболистам обещали, что все будет хорошо. Мы выиграли Кубок России. После завершения сезона уехали домой. Потом с нами никто на связь не вышел, о закрытии клуба узнали из СМИ.

«С»: Какие действия предприняли?

— Подал в суд о взыскании долгов по зарплате. До сих пор не погашены.

«С»: Среди причин финансового кризиса «Мордовии» называют расточительность тренера Юрия Семина, который заказывал дорогих футболистов.

— Для его команды особенно дорогостоящих игроков не приобретали. Возможно, зарплаты были высокие, но Палыч не сам их устанавливал. Это прерогатива руководства клуба. Зарплаты были сопоставимы с другими клубами РПЛ. Все в пределах разумного для команды, занявшей в чемпионате 8-е место.

«С»: Поиск спонсоров станет выходом из ситуации?

— Потенциальные спонсоры ведь приезжали. Но не могут о чем-то договориться.

План «Б»

«С»: Вы продолжите карьеру в случае исчезновения «Мордовии»?

— Возможно. Правда, пока ни в один клуб не звонил. Я еще готов играть за «Мордовию». Но, если не заявится в ПФЛ, могу завершить карьеру.

«С»: Что будете делать?

— Не знаю. Буду заниматься своей школой. Пока планирую остаться в Саранске.

«С»: Сколько прожили здесь?

— Не считая трех лет в «Тосно», почти 10 лет с 2009 года. 

«С»: Думали тогда, что ваша судьба окажется тесно связана с Мордовией?

— Сначала не задумывался. Но попал в сплоченный коллектив, которым руководил тренер Федор Щербаченко. Стало получаться. Понравились город и отношение болельщиков. Мой футбольный потенциал здесь реализовался в полной мере.

«С»: Как была создана академия братьев Мухаметшиных?

— Идея принадлежала Руслану, а сейчас в основном я занимаюсь. Делаю рекламные ролики, планирую тренировки. Открыться до пандемии не успели, в марте набрали 20 ребятишек.

«С»: Где будете проводить занятия?

— В футбольно-легкоатлетическом манеже. Зимой там можно заниматься в отличных условиях, а летом на поле с естественным газоном.  Если дети тренируются на некачественных площадках, то это плохо влияет на голеностоп, вызывает плоскостопие.

«С»: У вас тоже есть тренерские амбиции?

— В какой-то мере. Хочется передать опыт детям. В ближайшем будущем хочу получить тренерскую лицензию. Поступлю на обучение.

«С»: Сыновья пошли по вашему пути?

— Они занимаются в школе «Рубина». Одному 10 лет, другому — 7. Пока им нравится. Но не буду заставлять их становиться футболистами.

«С»: Чем школа «Рубина» превосходит республиканский центр  «Мордовия»?

— Там выше зарплаты тренеров и, соответственно, другое отношение к работе. Больше воспитанников и наставников. Условия хорошие. Но и в Саранске благодаря чемпионату мира площадки для тренировок стали лучше.

Уроженец Казани внес существенный вклад в мордовский футбол. Фото: Столица С

Личное дело

Рустем Мухаметшин родился 2 апреля 1984 года в Казани. Воспитанник ДЮСШ «Рубин». В 2005–2008 годах выступал за «Рубин-2» в зоне «Урал-Поволжье» второго дивизиона. Сезон–2009 начал в ижевском «Союзе-Газпроме», затем перешел в «Мордовию». В ее составе стал в том же сезоне победителем зоны «Урал-Поволжье» второго дивизиона. В Премьер-лиге впервые выступил в 2012 году, выйдя на замену в домашнем матче с «Локомотивом» (2:3). В 2015 году перешел в «Тосно», игравшем в ФНЛ. Через два года вышел с ним в Премьер-лигу и продлил контракт. В 2018 году выиграл Кубок России. За три сезона стал рекордсменом клуба по количеству проведенных матчей — всего 81. После банкротства «Тосно» вернулся в «Мордовию». В ее составе был победителем первенства ФНЛ в 2012-м и 2014 годах.