Четверг, 6 августа

«Можно просто шиповочки на гвоздь повесить. Потому что карьера закончена»

Рекордсмен России по прыжкам в длину Александр Меньков — об отставке Евгения Юрченко с поста президента ВФЛА, бессмысленности смены спортивного гражданства, призыве к Путину и контракте с Мордовией

Александр Меньков готовится к чемпионату России. Фото: Инстаграм

Ожидаемая сенсация в мире отечественной королевы спорта. Президент Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Евгений Юрченко официально покинул ответственный пост. 52-летний уроженец Воронежа пробыл у руля самой скандальной спортивной федерации страны всего лишь четыре с половиной месяца. Ставленник Кремля так и не смог поднять с колен легую атлетику. Но случилось так, что именно при невнятном мужчине с неспортивным прошлым корона с королевы громко упала… Даже не на беговую дорожку. ВФЛА уже пятый год находится в «интересном положении». Допинговый скандал, разразившийся в ноябре 2015-го, лишил организацию членства во Всемирной легкоатлетической ассоциации (WorldAthletics, ранее — ИААФ). Шлейф разбирательств и загубленные карьеры звезд затмили все предыдущие достижения, в связи с чем будущее российских легкоатлетов оказалось под большим вопросом. Как следствие, некоторые из знаменитостей всерьез рассуждают о возможной смене спортивного гражданства. Лев Мышкин связался с чемпионом мира — 2013 по прыжкам в длину Александром Меньковым. И узнал, что рекордсмен страны тренируется в Красноярске и все еще надеется на помощь от руководства страны.

Рекордсмен России готов к международным стартам, но… Фото: Инстаграм

Форма

«С»: Как проходит карантин?

— Меня не особо это коснулось. Я не соблюдал режим самоизоляции. Потому что необходимо было бегать. Тренироваться. По людным местам, естественно, не ходил. Выезжал на природу и там занимался.

«С»: В какой форме подошли к началу сезона?

— Набрал оптимальную форму. Есть ряд недочетов, но все они исправимы.

«С»: Прошедший соревновательный цикл вы практически весь пропустили…

— Из-за разрыва связок. Сейчас вроде как все травмы залечил. Но пока, если честно, еще не выходил в сектор.

«С»: На что вы рассчитываете в предстоящем сезоне?

— Особо ни на что. Чемпионат России пройдет в сентябре. И на этом все. Пока у нас (в российской легкой атлетике — «С») все не устаканится, ни на что особенно рассчитывать не приходится. Хочется хотя бы где-то выступить. Слишком долго без соревновательной практики пребываю… С прошлого лета.

«С»: Ваш самый долгий простой в карьере?

— Пожалуй.

«С»: Наверняка это усугубляет и без того тяжелую ситуацию?

— На самом деле это не особо важный момент. В голове все равно каша из-за того, что происходит с российским спортом. То есть то, что я не выступаю по своим причинам, вовсе не главная проблема. Это сугубо мои недочеты. А вот общая ситуация вокруг нашей атлетики действительно мешает в тренировочном процессе.

На пути российских легкоатлетов непреодолимые барьеры. Фото: Инстаграма

Юрченко, Путин, «лыжи»

«С»: Отставка Евгения Юрченко с поста президента ВФЛА стала лично для вас неожиданностью?

— Не понимаю, что произошло. Ни разу не встречался с этим человеком. Как пришел, так и ушел. Ничего старого не исправил. Ничего нового не сделал. В целом спокойно отношусь к произошедшему.

«С»: Его обещания, когда он только занял пост, вселяли надежду?

— Когда приходит новый человек, всегда появляется некая надежда. Вдруг действительно все наладится? Но проходит время… Все остается на своих местах. Уже ни в кого веры нет. Не знаю, что происходит с нашим спортом.

«С»: Это системный кризис именно в ВФЛА?

— Ряд ошибок, несомненно, допущен со стороны руководства ВФЛА. Но и от наших спортсменов многое зависело. Не следовало попадаться и лишний раз очернять свой вид спорта. Взять хотя бы дело прыгуна в высоту Данилы Лысенко… Такие моменты следовало не допускать. Тогда бы международная ассоциация не точила на нас зуб. А у нас каждый год какой-то скандал происходит. Нарушения все грубее и грубее. Какое здесь может быть доверие?! Однако здесь возникает вопрос и к международной ассоциации. Хорошо, вы отстранили нашу федерацию. Но при чем здесь спортсмены, выступающие в личных видах?.. Ладно. Если своими силами федерация не может справиться с кризисом, то тогда почему руководство страны не вмешается? Не понимаю. Какая-то помощь с их стороны могла бы последовать.

«С»: Чемпионка мира в прыжках в высоту Мария Ласицкене вместе с другими атлетами обращалась к Путину…

— Обращались, но ничего не происходит. Люди уже «навострили лыжи» и собираются уезжать.

«С»: Получается, это единственный выход для легкоатлетов, которые хотят выступать на международных соревнованиях?

— Да, либо можно просто шиповочки на гвоздь повесить. Потому что карьера закончена. Она не реализовалась на сто процентов, как в нормальных условиях предполагается. Это наша работа, которую нам не дают выполнять. Уже пять лет.

«С»: Для вас альтернатива, учитывая происходящее, завершение карьеры или смена спортивного гражданства?

— Мысли есть, но всерьез я об этом пока не думал.

«С»: Теоретически вы можете сменить спортивное гражданство? Если учитывать трехлетний бан?

— Прежде всего надо узнать все условия и возможные последствия. Здесь не владею полноценно информацией. Поэтому даже не пытаюсь искать какие-то выходы на другие страны. Жду возможности продолжать выступление за сборную России. Но наше руководство, видимо, не хочет за нас всерьез вступаться. ВФЛА, естественно, уже не справится.

«С»: Нашумевшее решение 16-летнего российского прыгуна с шестом Матвея Волкова выступать за сборную Беларуси — правильный шаг?

— Почему нет?! Он молодой. У Матвея вся жизнь впереди. Это мы, грубо говоря, старое поколение. Он-то никогда и не выступал за сборную России. У нас же совершенно другие условия. Карантин будет три года. О чем здесь может идти речь?! Где в это время готовиться и выступать?! Подобный сценарий, наверное, неприемлем ни для кого. Возрастным атлетам нет смысла менять гражданство. С другой стороны, это тоже своего рода шанс. Смотря до какого возраста человек планирует выступать. Поэтому пускай дерзают. Думаю, это правильный выбор. Молодым атлетам в первую очередь следует об этом задумываться. Пять лет! Пять лет мы вне мировой легкой атлетики! Уже просто смешно становится.

«С»: Есть ли надежда, что придет новый президент ВФЛА и исправит ситуацию? И есть ли подходящая кандидатура на примете?

— Не знаю. Я просто жду. Мы, спортсмены, ничего не можем сделать, так как не политики, чтобы ступать на эту стезю. Это не наше дело. Мы должны сидеть и быть готовыми к соревнованиям.

«С»: Возможно, с вашей стороны должна быть активность, чтобы повлиять на ситуацию? Та же Мария Ласицкене часто выступает в соцсетях и СМИ с критикой.

— Я тоже это делаю. Это просто крики души! По сути, их никто особо не слышит. Но это одно из немногих, что мы можем делать в сложившейся ситуации. К серьезным бумагам нас не подпускают. Потому что, повторюсь, мы спортсмены, у нас совершенно другая работа.

«С»: Ваше дело соревноваться…

— Да. Тренеры должны тренировать. Руководство — руководить. И отвечать за свои действия. Но действий пока мы не видим. Никаких!

«С»: К Олимпийским играм следующего года ситуация может наладиться?

— Никто не знает. По-любому через суд будет возможность доказать право на выступление. Шансов очень много. Но как оно сложится?! Честно говоря, не знаю. Будем смотреть.

«С»: На ваш взгляд, невыплата штрафа WorldAthletics произошла из-за отсутствия гарантии, что россиян допустят к стартам?

— Потому что не было стопроцентной договоренности с международной ассоциацией. Это в прерогативе руководства ВФЛА. Не спортсменам же этим заниматься! Сначала говорят, что «все хорошо и мы выплатим», затем риторика меняется. Если бы изначально в руководстве ВФЛА заговорили, что они могут не погасить штраф из-за отсутствия гарантий со стороны WorldAthletics, то, возможно, мы бы и встали на их сторону. Но они нам ничего не говорят до самого последнего момента. Вдруг за неделю до дедлайна начинается сарафанное радио: «Если мы сейчас заплатим, то нам еще больше начислят». Почему раньше нельзя этого сказать?. Я не знаю, что они делают. И недоволен происходящим.

«С»: Отставка Эдуарда Безуглова с поста вице-президента ВФЛА, активно выступавшего за реформирование системы, показатель кризиса?

— Значит, внутри системы есть люди, которые занимаются совсем другими вопросами, а не нашим восстановлением. Вместо этого не дают другим неравнодушным людям говорить открыто. Вы же прекрасно знаете, как таким закрывают рты и не дают высоких должностей.

«С»: Санкции со стороны WorldAthletics справедливы или несколько предвзяты?

— Как вы сами думаете?.. Для меня и многих других, не причастных к скандалам спортсменов, это выглядит несколько по-другому. Но в целом все правильно. Разумеется, мы виноваты. Но не все спортсмены. Повторюсь, они ввели санкции против ВФЛА, но отдельным атлетам нужно дать возможность выступить. Я  же не какой-то чиновник, который занимался делом Лысенко. Я спортсмен и занимаюсь конкретным видом. Лишать меня моей работы с их стороны как минимум некрасиво.

«С»: То есть, по-вашему, международная ассоциация должна была оставить возможность выступать под нейтральным статусом?

— Да, как и было раньше. Но опять же не все получали такую возможность. Я всего один раз получил его в 2017-м. К тому же на последний старт в конце сезона, когда это было уже неуместно. Да, я съездил на чемпионат мира, но до этого пропустил все международные старты. По сути и не надеялся на получение нейтрального статуса. А тут за неделю его получаю…

«С»: С тех пор как отрезало?

— Да, ни ответа, ни привета.

«С»: На этот сезон вы тоже уже отправили заявку?

— Отправил, но, как мы знаем, они рассматривать их не будут.

«С»: И вы ко всему прочему ее оплатили из своего кармана?

— Каждый спортсмен сам все оплачивает.

«С»: О какой сумме идет речь?

— В районе 24 тысяч рублей. Не так уж много…

«С»: Вы считаете правильным, что атлет сам оплачивает заявку, а не федерация?

— Для нас это не главная проблема. Мы заинтересованы в выступлениях на международных турнирах. Это основной заработок у спортсменов, не считая того, что платит сборная. Да, мы выступаем не ради денег, но это все-таки наша непосредственная работа. Мы должны получать что-то от нее. Если бы я не занимался профессионально спортом, то уже ушел бы в другое место. Забыл бы, что такое спорт. Людям нужны деньги. У меня — семья, дети. Я должен их кормить.

«С»: Контракт с Мордовией у вас еще действует?

— Да.

«С»: Не собираетесь уходить?

— Нет, не думал об этом.

«С»: Проверка данных московской антидопинговой лаборатории и их обнародование усугубит ситуацию?

— Не в курсе всего этого. Очень мало слежу за новостным потоком. Стараюсь абстрагироваться. И так каждый день просыпаешься, берешь телефон и видишь эти новости. И на весь день настроение упало. Нет никакого желания тренироваться.

«С»: Когда от этого зависит ваша карьера и судьба, как удается отключиться?

— Никак! Просто живу уже с этим. Иду на тренировку. Бегаю. И во время занятий отвлекаюсь.

«С»: Оптимизм присутствует в какой-то мере?

— Стараюсь быть в форме. Чтобы, когда меня выпустят, доказать всем своими результатами, что любые помехи — это не преграда.

Пока еще действующий атлет в ожидании… Фото: Инстаграм

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Чемпион мира в беге на 110 м с барьерами Сергей Шубенков опубликовал письмо от Министерства спорта РФ. Ранее Шубенков вместе с Марией Ласицкене и Анжеликой Сидоровой написали открытое письмо Президенту РФ Владимиру Путину с просьбой обратить внимание на ситуацию в российской легкой атлетике. Ответ из Минспорта Шубенков выложил в сторизInstagram. В письме он подчеркнул красным написанное в кавычках словосочетание «антидопингового скандала» и лаконично прокомментировал: «Пришел ответ от Владимира Владимировича. В двух словах: мы очень обеспокоены и в рамках закона помогаем, но остальное давайте сами». В конце письма он добавил человечка, разводящего в стороны руками.