«Бытовуха» — имя существительное

Как в один год из борьбы за власть в России и в Мордовии выбыли два популярных человека

Давеча прочитал в социальных сетях интервью с научным руководителем республиканского лицея для одаренных детей Дмитрием Подлесным, поводом для которого стал мало кем замеченный десятилетний юбилей этого гремящего на всю страну заведения. Намеренно оставлю за рамками текста оценки ситуации, в которой сегодня находятся, по мнению народного учителя РМ, его подопечные. В публикации обратил внимание на другое.

«…Лично я очень благодарен бывшему Главе республики Н. Меркушкину за его настойчивое продвижение идеи лицея, за то, что он пригласил меня из Сарова в качестве научного руководителя, а также за постоянную опеку учебного заведения. Сейчас можно уверенно констатировать, что мы состоялись и по ряду позиций лидируем не только в стране, но и в мире…» — ​сообщает Подлесный. Что ж, оспаривать и эту его личную позицию я не собираюсь. Но в памяти тут же всплывает вполне себе красноречивый, на мой собственный взгляд, эпизод, наглядно показывающий, насколько выборочны были у Меркушкина «постоянная опека», забота и внимание к находящимся в его подчинении людям во времена его всесилия…

«Файльчик»

В 2010 году у здешней организации единороссов накопились огромные денежные долги перед подрядчиками и своим активом за идеологическую работу в прошедшие выборные кампании. Еще в 2007 году во время парламентских, а затем и в президентские выборы 2008 года мордовским штабом «ЕР» издавались гигантскими тиражами в еженедельном режиме партийная газета, а также всякого рода листовки, плакаты, баннеры, брошюры, печатались персональные обращения Главы (он же — ​секретарь регионального политсовета «едра») к избирателям; словославием «нужных» кандидатов были заполонены у нас все СМИ. Все это требовало немалых финансовых вложений, которые штабом рассчитывались и утверждались. И было бы наивно думать, что согласование сумм проходило мимо Меркушкина. Результат того неимоверного напряжения общеизвестен — ​Мордовия всегда повально поддерживала «Единую Россию» (бывали случаи, когда процент голосовавших «за» преодолевал даже 100 %!).

Однако победные фанфары отгрохотали, грамоты и персональные благодарственные письма Главы были розданы, а денег все как не было, так и не было. На излете третьего года ожидания «с моря погоды», устав обивать пороги не спешащих раскошеливаться спонсоров и отбиваться от страдающих от безденежья подрядчиков, руководитель РИК вызвал меня и поручил: «Подготовь на имя Самого письмо, да послезливей чтоб! Так напиши, чтобы он разрыдался! И — ​да! Вручишь его ему лично и убедишь прочитать и принять решение!»

После долгих согласований и переделок «плач Ярославны» был составлен, отпечатан на фирменном бланке парторганизации, подписан и скреплен печатью. «В файлик его помести, — ​напутствовало меня начальство, — ​документ большого значения! И давай, не тяни с предоставлением. Продумал уже, как вручать будешь?»

Шансов попасть на личный прием к Главе у меня, прямо скажем, было не очень-то много. Но тут, на мое счастье, в городе намечалась очередная партийная акция, которую Меркушкин пропустить никак не мог. МГУ имени Н. П. Огарева стал одним из 17 первых вузов страны, где в рамках реализации проекта «ЕР» «500 бассейнов» стали строиться водные физкультурно-оздоровительные комплексы. Торжественная закладка фундамента на территории кампуса как раз и должна была состояться в ближайшие дни.

«Ну ты и дерзкий! — ​то ли возмутился, то ли восхитился шеф, услышав подробности моего плана операции. — ​Или наглый?..» — ​продолжил он в раздумьях.

В то морозное утро внутри университетского квартала у развороченного нутра котлована собралась приличная толпа студенческо-преподавательской, спортивной и «единоросской» общественности (всякое явление Меркушкина народу всегда обставлялось у нас массовым людоприсутствием). Глава подъехал с традиционным опозданием минут на тридцать. Уличив момент, когда он по пути к парадному подиуму задержался в разговоре с несколькими знакомыми, я протиснулся к «вожделенному телу». Хорошо знавшая меня охрана противодействовать не стала.

«Николай Иванович, можно вас отвлечь на минутку!» — ​пропищал, не справляясь с голосом, я. Ноль внимания. Я подрулил с другой стороны, чтобы наверняка оказаться в его поле зрения. «Николай Иванович…» Глава продолжал сосредоточенно общаться в толпе с подошедшими. Намеренно встав на пути его следования и выждав подходящий случай, я растянул в самом добродушно-заискивающей улыбе свою физиономию. «НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ!!! У меня к вам огромная просьба от сотен тысяч единороссов Мордовии!..» «Чего тебе?..» — ​Глава, наскочив на меня, недовольно-брезгливо (как умеет только он!) зыркнул в мою сторону. Заикаясь и изо всех сил стараясь оказаться его ниже, с просительной мольбой заглядывая в усталые глаза созидателя, я второпях пересказал ему содержание написанного в письме. Тот, не слишком вслушиваясь, прошествовал мимо: «Ладно… Давай, что там у тебя…» Я, припоклоняясь, вложил в его руки заветный файл. Не взглянув на него, Меркушкин отбросил бумагу обретавшемуся тут же помощнику, походя буркнув ему что-то неразборчивое. И, плотно окруженный собравшимися, двинулся к котловану — ​махать лопатой стылый раствор в опалубку фундамента будущего бассейна.

Зажатый со всех сторон ликующими университетскими, я как-то само собой притерся к «уряднику». Тот, двигаясь вместе со всеми, бережно освободил целлофановый пакетик файла и спрятал его в свою кожаную папку. А письмо с так трепетно изложенными мольбами о вопиющих долгах за вымотавшие всех победоносные выборы… неприметно скомкал и втоптал в жижу стройплощадки…

…Решить финансовую проблему взял на себя труд только Владимир Чибиркин, занявший пост секретаря политсовета МРО партии некоторое время спустя. Но меня порадовало это лишь по касательной: к тому моменту я себя считал практически уже бывшим единороссом…

Игры в прыгунки

Большой новостью стала в конце прошлой недели смерть еще одного «из бывших». Прогрессирующая сердечно-сосудистая недостаточность названа причиной кончины 58-летнего экс-губернатора Чувашии Михаила Игнатьева, сообщало агентство ТАСС.

«После обширного инфаркта у больного сформировалась и прогрессировала тяжелая сердечная недостаточность, которая осложнялась нарушением функционирования внутренних органов. Ситуация усугублялась двусторонней пневмонией, — ​сообщила журналистам заместитель главврача Национального медицинского исследовательского центра имени В.  А. Алмазова Раиса Конашкова. Врач не упомянула, повлиял ли на смерть Игнатьева коронавирус. О том, что у отставного чиновника был положительный анализ на covid‑19, сообщалось в конце мая. «Коммерсантъ» указывал, что Игнатьев находился в тяжелом состоянии с высоким процентом поражения легких.

Увольнению с должности главы региона в январе этого года предшествовало несколько резонансных поступков Игнатьева. В середине месяца он заявил о необходимости «мочить» журналистов и блогеров, которые зарабатывают «на разных схемах». Через несколько дней заставил офицера МЧС подпрыгивать за ключами от новых машин, которые Игнатьев держал в высоко поднятой руке. В «Единой России» посчитали, что своими действиями Игнатьев унизил честь и достоинство офицера, и исключили его из своих рядов. Отставка Игнатьева с поста главы Чувашии была запланирована Кремлем еще до скандалов с журналистами и пожарными. Владимир Путин объяснил ее поведением чиновника. В мае Игнатьев пытался в органах юстиции оспорить этот указ Президента. Рассмотреть исковое заявление Верховный суд должен был 30 июня…

Трудно сказать, почему, но какая-то странная своевременность этого ухода (1 июля — ​день голосования по поправкам в Конституцию, а тут такое судилище!) напомнила мне еще несколько историй, герои которых, если бы не смерть, могли бы серьезно повлиять на ход жизни и в стране, и в Мордовии…

«Мятежный генерал»

В конце августа 1997 года Мордовию посетил депутат Государственной думы РФ генерал Лев Рохлин. Визит знаменитого на всю страну героя чеченских войн в республику был организован по инициативе коммунистов — ​депутатов от Мордовии. Республиканская власть оказала соответствующие знаки внимания государственному деятелю. Состоялись встречи Рохлина с Меркушкиным и руководством Госсобрания. Сам визит был небывало скоротечным — ​около шести часов. Основная цель — ​создание в Мордовии «движения в поддержку армии и оборонной промышленности», которое не скрывавший своего резкого неприятия президента страны Бориса Ельцина генерал возглавлял. Поэтому основное время пребывания в Саранске он посвятил встречам с общественностью, пропагандируя свои идеи и созывая под знамена своего движения сторонников.

Во время своего краткосрочного визита в Саранск генерал Рохлин не скрывал, что намерен взять власть в стране. Фото: Столица С

Благодаря содействию местного комлидера Евгения Костерина мне удалось взять у гостя интервью для «Столицы С». В нем, в частности, о ближайших планах своего движения Лев Рохлин говорил так: «Надо постараться до осени, это самое удачное время, окончательно сформировать движение по всей России, подготовить людей и выйти на улицу с требованием отставки президента и правительства. В Америке народ выступил против президента, и тому пришлось уйти только за то, что его помощник попытался узнать некоторые секреты своих политических конкурентов. В Болгарии и Югославии народ также с помощью демонстраций и пикетов и прочих законных методов смог добиться ухода власти в отставку, но действовать, еще раз повторюсь, надо в рамках закона. Нужна «бархатная» революция, и наша задача подготовить народ к тому, чтобы не было крови…»

«…Мне в первую очередь попытались предъявить обвинение, что я готовлю армию к мятежу. Это неправда. Я всеми возможными методами стараюсь не допустить унижения чести и достоинства офицеров. И если я к чему-то и призываю, то к действию в рамках закона и Конституции. Страну опустили по всем параметрам. Нет никакой гарантии, что какой-нибудь отчаявшийся летчик не сядет в самолет и не направит его на дом своего обидчика — ​я бы сделал именно так, и, поверьте, доступ к самолетам я имею…»

…В ночь со 2 на 3 июля 1998 года генерал был найден убитым на собственной даче в деревне Клоково Наро-Фоминского района Московской области. Как сообщает https://ru.wikipedia.org, по официальной версии, в спящего Рохлина стреляла его жена. Причиной была названа семейная ссора. В ноябре 2000 года Наро-Фоминский городской суд признал Тамару Рохлину виновной в умышленном убийстве своего мужа. В 2005 году она обратилась с жалобой на большой срок предварительного заключения и затягивание судебного процесса. После нового рассмотрения дела, 29 ноября 2005 года, Наро-Фоминский горсуд вторично признал Рохлину виновной в убийстве мужа и приговорил к четырем годам лишения свободы условно.

В ходе расследования убийства в лесополосе недалеко от места преступления были обнаружены три обгоревших трупа, — ​продолжает https://ru.wikipedia.org. — ​По официальной версии, их смерть произошла незадолго до убийства генерала и не имеет к нему отношения. Однако многие соратники Рохлина считали, что это — ​настоящие убийцы, которых ликвидировали спецслужбы Кремля, «заметая следы».

Рохлин считается одним из наиболее активных оппозиционных лидеров 1997–1998 годов. В журнале «Русский репортер» со ссылкой на сослуживцев и друзей генерала утверждалось, что тот готовил заговор с целью смещения президента Ельцина и установления военной диктатуры. Убийство Рохлина нарушило эти планы, но попытка импичмента была проведена, и это, скорее всего, могло повлиять на дальнейшее решение Ельцина уйти досрочно в отставку…

17 ножевых ударов

Бытовые (или выглядящие таковыми?) убийства оказывали прямое влияние на ход политических процессов и у нас в Мордовии. 7 января все того же «огненного» 1998-го в заснеженной зубово-полянской деревеньке Крым-Гроза 29-летний местный житель Николай Саунин постучался в дом престарелого инвалида Павла Медведева, чтобы попросить самогона. Для его распития оба сельчанина направились в баню Саунина. Был час ночи, когда вспыхнула ссора. Николай начал выталкивать собутыльника на улицу. Медведев упирался, и тогда Саунин пустил в дело нож. Позже эксперты зафиксировали на теле жертвы не менее 17 колото-резаных ран в области грудной клетки! Учитывая личность сына убитого, на месте происшествия побывали тогдашний министр ВД по РМ Юрий Ляшев, первый заместитель прокурора республики Иван Кандрин, представители УФСБ. Убитый был отцом бывшего начальника управления Администрации Президента РФ, депутата Госдумы РФ, кандидата на пост Главы Мордовии в разворачивающейся в республике избирательной кампании Николая Медведева. За расправу над родителем политика Саунин получил 18 лет строгого режима.

Сегодня это зверское злодеяние — ​почти забытая «бытовуха», совершенная в самом «медвежьем углу» Мордовии. Но зимой 98-го она всколыхнула не только республику, но и прогремела на всю страну. Трагическая гибель близкого человека заставила Медведева отречься от избирательной кампании! Кто знает, как сложилась бы в дальнейшем судьба республики, если бы он продолжил битву за высокий пост?!

К 1998 году Николай Медведев настолько уверовал в свои силы, что решил баллотироваться в Главы Мордовии. Тем самым он поставил кровавую точку в своей политической биографии… Фото: Столица С

«Когда убили моего отца, я был одним из кандидатов на пост Главы республики, — ​заявлял в то время в СМИ Николай Медведев. — ​Баллотировался и Николай Меркушкин. Он давно точил на меня зуб… За день до убийства отца, 5 января 1998 года, в аппарат Прокуратуры Мордовии пришел депутатский запрос, в котором я просил объяснить причины прекращения в 1994 году уголовного дела, возбужденного по фактам грубого нарушения законности в «АгроМордовии». Председателем совета этого акционерного общества в то время являлся Николай Меркушкин, одновременно занимавший должность председателя республиканского Фонда имущества. Мой запрос, по словам сотрудников правительства, вызвал тогда настоящий переполох в его ближайшем окружении. Меркушкин гневно пообещал разобраться с запросом и теми, кто «вновь начинает поливать его грязью». В тот же день прокурор республики получил другой мой запрос, где я интересовался нецелевым использованием материальных и финансовых средств в АО «Ананьевское»… А спустя сутки, в ночь 7 января, мой отец Павел Медведев был найден мертвым.

По словам подозреваемого Саунина, они выпили с отцом 2,5 литра деревенского самогона, — ​продолжал Медведев. — ​Только вот в чем незадача. Моему отцу, инвалиду I группы, было 67 лет. 10 лет тому назад он упал с крыши дома, ударился головой о бетонный столб, получил сильнейшую черепно-мозговую травму и лишился глаза. И после этого он вообще не пил. Не мог. Но районные оперативники, первыми прибывшие на место происшествия, утверждают, что от трупа и одежды исходил сильный запах алкоголя. Значит, кто-то вливал в него самогон или обливал одежду?.. На похоронах друзья отца предупредили: «Это сигнал, Николай. Не снимешь кандидатуру, следующей жертвой могут стать мать или жена с детьми…» И спустя три дня, 12 января, я официально снял свою кандидатуру с выборов…»

На первых всенародных выборах Главы РМ, состоявшихся 15 февраля 1998 года, уверенно победил Николай Меркушкин, уже занимавший этот пост с подачи Конституционного собрания, в котором принимали участие мордовские депутаты всех уровней. Единственный его оппонент — ​директор макаронной фабрики Анатолий Шаров — ​собрал даже меньше голосов, чем поданных «против всех». Вдобавок ко всему Центризбирком Мордовии признал целый ряд подписей, собранных в поддержку кандидатуры очень популярного в то время Медведева, подтасованными…

«Абсолютное большинство фактов, фигурировавших в материалах центральных газет, изложено было в форме, далекой от действительности! — ​заявлял в беседе с корр.«С» тогдашний прокурор республики Павел Сенькин. — ​Что особенно неприятно, мои слова были извращенно интерпретированы журналистами. Ими приводился тезис о том, что убийство отца Николая Медведева совершено не на бытовой почве, а по каким-то иным мотивам. Я категорически это отрицаю. В разговоре с московскими журналистами мы с начальником отдела по расследованию особо важных дел Прокуратуры РМ Матвеем Казаковым неоднократно подчеркивали, что никаких других мотивов в этом убийстве нет! И, согласно добытым доказательствам, никакого участия третьего лица в этом преступлении не установлено!»

Сегодня Медведев, судя по данным интернет-источников, довольствуется скромной должностью профессора РАНХИГС. На политическом поле республики о нем давно никто не слышал…