Суббота, 2 марта
Общество

«За три дня, которые я провел в реанимации, от алкоголя и наркотиков умерли три человека…»

Исповедь 32-летнего жителя Саранска, который дважды был на грани смерти, но смог завязать с «зельем»…

Несколько лет Алексей искал смысл жизни в стакане и оказался на дне. Фото: Соцсети

«Опьянение — ​добровольное сумасшествие», — ​писал Аристотель. 32-летнему жителю Саранска Алексею Емелину (имя и фамилия изменены) понадобилось больше 10 лет, чтобы это понять. Его последняя реабилитация закончилась только 11 мая. Молодой мужчина не теряет надежды, что теперь будет приходить в реабилитационной центр «Вектор» только в качестве волонтера или консультанта. О том, как из-за алкоголя горожанин потерял свою любовь и дважды был на грани смерти, он рассказал Саше Макеевой.

Алексей родился в Саранске. Помимо мамы, воспитанием мальчика занимались родные дядя, тетя, бабушка и дедушка. В семье он был единственным ребенком. Чтобы Алексей ни в чем не нуждался, мама трудилась на двух работах. Потом вместе с единомышленниками занялась бизнесом. «Я рос в достатке, меня всегда старались одеть в хорошие вещи, — ​вспоминает Емелин. — ​Впервые сознательно я напился в 14 лет, когда в очередной раз приехал на лето в деревню к бабушке и дедушке. Вечером пошел с ребятами постарше на улицу. Мы отмечали проводы в армию. Я тогда напился самогонки. Меня волоком притащили домой. Всю ночь не спал, потому что, как только закрывал глаза, ​в голове кружились «вертолеты». Утром было плохо. Но я понял, что алкоголь дает раскрепощение и я как будто становлюсь старше… После этого пил спиртное только вечером и только в деревне. В городе начал его употреблять после 9-го класса. По праздникам и выходным баловался пивом. Это мне тогда совсем не мешало.

Хотел уйти из школы вслед за другом, но меня не отпустили, так как я участвовал во всех мероприятиях. В итоге все-таки забрал документы. Поступил в колледж культуры и искусств, сейчас это Институт национальной культуры. Там уже учился мой друг. Началась студенческая жизнь. Мы собирались компанией в «японском садике», который находился около РДК, выпивали спиртное и шли в клуб «Гагарин». При этом я никогда не воровал, и мои друзья тоже. Тогда же впервые употребил «травку». На протяжении всех учебных лет покуривал ее. Когда заканчивал четвертый курс, уже не контролировал себя. В пьяном состоянии часто скандалил. Потом поступил на бесплатную очную форму обучения. Но маме соврал, что нужно платить за образование. Брал у нее деньги и тратил на выпивку. Получение знаний мне было уже неинтересно. Приходил в университет ради того, чтобы собрать компанию. Мы часто прогуливали занятия. На клубы денег уже не хватало, поэтому собирались в квартирах или общежитиях».

В 2013-м Алексея Емелина отчислили из вуза за прогулы. Следующий год он провел за границей. Пил только в выходные дни. В Саранск вернулся в 2015 году. Трудился в области культуры. В обязанность Емелина входили организация концертов, написание сценариев, проведение мероприятий. «Я опять начал регулярно злоупотреблять спиртным, — ​продолжает Алексей. — ​Приходил на работу с похмелья. Чтобы выйти на сцену, мне нужно было выпить. На тот момент у меня была девушка, но мы расстались из-за моего алкогольного пристрастия. Она говорила, что забыла, как я выгляжу трезвым, а мне было все равно. Я променял свою любовь на бухло. Хотя дело шло к свадьбе…»

Осенью того же года Алексей выпивал в компании друзей. Около гаража приятели жарили шашлыки. Дойдя до «кондиции», парень направился домой. В руках была бутылка виски. В кармане всегда лежали ключи от машины «Мицубиси». Емелин решил допить спиртное на улице, а потом подняться домой. Сел в машину. Опустошил бутылку. А потом задумал «дать круг» по району и оказался на главной дороге… «Не знаю, что тогда произошло, — ​вспоминает Алексей. — ​Вроде ехал по своей полосе пристегнутый и вдруг почувствовал удар. Потерял сознание. Очнулся лежа на асфальте. Вокруг люди суетятся. Потом только узнал, что пересек двойную сплошную и оказался на «встречке». Там моя машина столкнулась лоб в лоб с «двенашкой». Я ехал со скоростью 60 км\ч, а пострадавший — ​30 км\ч. Меня спасла подушка безопасности… Лежа на асфальте, вижу вторую машину, а на ее лобовом стекле кровь. У меня был шок. Подумал, что кого-то убил. Слышу крики: «Да он же пьяный!» Прибывшие медики не обращали на меня внимания. Я валялся в стороне как пьяный кусок говна. Потом меня посадили в машину реанимации. Сидеть и передвигаться я мог. Рядом на кушетке лежал второй водитель. Он получил сотрясение головного мозга и сильно повредил колено. Насколько знаю, у него до сих пор проблемы с ногой… Приехали в больницу. Парня отправили в операционную. Я сидел в коридоре, ждал, когда обработают рану на колене. Прибежала мама этого водителя. Помню, как кричала на меня, называла пьяной скотиной… Я был готов провалиться под землю от стыда. Не знал, что сказать. Да и нужны ли в такой момент ка­кие-то слова? Даже не могу представить, что чувствовала эта женщина. Потом приехали мама с моими друзьями. Всю ночь колесили по больницам и ГАИ. В итоге на следующее утро все дела, связанные с машиной, перекинул на маму, а сам остался лежать дома и жалеть себя. Пошел в магазин и купил коньяк. И в таком пьяном состоянии находился неделю. Меня лишили прав на 3 года. Я выплатил штраф — ​30 тысяч рублей, а за моральный и материальный вред — ​300 тысяч. И страховой компании выплатил 175 тысяч, так как был пьяным. Пришлось продать комнату в общежитии… С работы ушел по собственному желанию. Пока деньги были — ​тратил на спиртное. Потом взял кредит — ​30 тысяч рублей — и за неделю его пропил. Друзья постепенно начали отворачиваться от меня. Знакомый «устроил» в психиатрическую больницу в Берсеневке. Меня там «почистили» и закодировали. Я проходил трезвым месяц, но «на зубах». То есть был агрессивным и злым. Все бесило и раздражало. Не понимал, ​для чего мне трезвый образ жизни. Потом все это надоело. Я помнил, как кто-то говорил: ​если выпью алкоголь и реанимация вовремя не приедет — умру. Думаю, выпью — и будь что будет. Выпил. Ничего не было. И снова ушел в запой. В итоге вокруг меня остались одни субпотребы. Когда деньги закончились, они тоже отвернулись. В итоге остался один. Пил полтора года. Лежал на диване, залипал в планшет. Рядом бутылка. Выходил из дома только в магазин за очередной дозой алкоголя. Деньги давала мама. Я ничего не ел, потому что все выходило наружу. Редко удавалось подкрепиться. Ночью съем бутерброд, а утром меня рвет. В итоге опять напиваюсь. Однажды пришли друзья в полном составе. Хотели вразумить, а я их послал куда подальше… Бутылки отнимали, я в них кидался, выгонял… Под конец своего домашнего заточения уже не мог ходить. Три шага пройду — ​возникает жуткая отдышка. Ноги не держали. Мышцы атрофировались. До такой степени напивался, что мочился под себя… Был случай, когда пришел домой пьяный и решил над мамой пошутить, чтобы денег у нее взять. Притворился, что мне плохо… Позвонил ей и попросил приехать. В итоге скорая помощь прокатала меня по больницам. Медики поняли, что я симулировал, и в итоге пришлось заплатить штраф… После этого случая на самом деле несколько раз оказывался на грани смерти. Помню прихожую свою. В глазах темнеет. Дальше — ​какие-то вспышки. Глаза открываю и вижу свет. Лампочку разглядел и белый кафель… Не могу понять, где нахожусь. Пытаюсь пошевелиться — ​бесполезно. Привязан полностью. Поворачиваю голову налево — ​там человек какой-то голый. Он тоже привязан к кушетке. Вправо смотрю — ​женщина лежит, прикрытая простыней. И все мои соседи в трубках каких-то. Смотрю — ​из меня они тоже торчат. Пытаюсь развязаться — ​санитары подошли, не дают. Думал, что умру. В итоге оказалось, что меня поместили в наркологическую реанимацию. У меня была сильная алкогольная интоксикация. Болело абсолютно все… Пока там лежал, «словил» белую горячку. На медсестер кидался, на потолке «скачки» видел, даже ставки делал. Первые три дня у меня в члене была трубка-катетер. А по большому испражнялся в судно. За мной убирали молоденькие медработницы. Я был готов сгореть от стыда. Развязали только через четыре дня. В общем, пролечился в наркологии две недели. Когда вышел из больницы, даже не курил какое-то время. После выписки было отвращение к водке. Приехал домой. Нашел одну из заначек, которые прятал от мамы. Там оставалось совсем немного алкоголя. Только несколько капель на язык попало, и я понял — ​все нормально, пить можно. И опять ушел в запой на месяц. Потерял сознание. Была остановка сердца. Очнулся в реанимации — ​привязанным к койке. Отовсюду трубки торчат. Вокруг люди в белых халатах. Какому-то перебинтованному мужчине спасали жизнь. Но он умер у меня на глазах. Потом не стало еще одного пациента. За три дня, которые я провел в реанимации, от алкоголя и наркотиков умерли три человека. Я все это видел. Пройдя лечение, вернулся домой». За это время мама Алексея узнала о реабилитационных центрах. В 2018 году отправила его на 8 месяцев в «Стратегию», которая тогда располагалась в Берсеневских Выселках. «Я заново учился ходить, — ​рассказывает Емелин. — ​Понял, что без помощи близких давно бы оказался в могиле. Когда покинул реабилитационный центр, посещал группы анонимных алкоголиков, но не всеми рекомендациями воспользовался… Трезвым проходил чуть больше года. Устроился на работу в колл-центр. 31 декабря 2019 года снова начал употреблять алкоголь. Из-за чего сорвался? Мне не с кем было поделиться своими переживаниями. Психический груз давил. Я осознавал, что со мной происходит. Но ничего не делал. Как написано в одной из профильных книг — ​одной рюмки много, а тысячи недостаточно… Это правда чистой воды. И я опять начал злоупотреблять каждый день. Позвонил маме и попросил связаться с сотрудником реабилитационного центра. Потом за мной приехали и отвезли в «Вектор», где я провел три месяца. Выписка была 11 мая… Сейчас приезжаю в этот центр в качестве волонтера. Помогаю пациентам с заданиями, принимаю участие в благоустройстве. Помогая другим — ​помогаю себе. Занимаюсь программой «12 шагов». Уже на третьем уровне. Планы простые. Главное — ​выздоравливать! Найти работу и выплатить долги. Важно оставаться трезвым… Мама рада видеть меня в нормальном состоянии. Помню, как после первой реабилитации она попросила купить хлеб и дала тысячу рублей. Я был в шоке! Понял, что у нее вернулось доверие ко мне. Потом мама даже сдачу не пересчитывала, как раньше. Это дорогого стоит. Кстати, мама тоже проходит «12 шагов», но для созависимых. Иногда спрашивает меня о подсказках, когда делает домашние задания. В общем, мы вместе работаем по программе… А еще я хочу завести кошку. К сожалению, в душе присутствует чувство одиночества. Из-за этого можно сорваться. Когда прихожу домой раньше мамы, уже как-то не по себе. А тут хоть кошка встречать будет…»

P. S. Адрес реабилитационного центра «Вектор»: Саранск, ул. Мордовская, 35, корп. 153, помещение 1. Центральный офис: ул. Большевистская, 60, офис 908. Время работы — ​с 8.30 до 17.30 (обед с 13.00 до 14.00). Выходные: суббота, воскресенье. В работе с наркозависимыми используются самые прогрессивные программы реабилитации. Анонимность гарантируется. Квалифицированный персонал. Индивидуальный реабилитационный курс. Круглосуточная и анонимная горячая телефонная линия +7 (8342) 313–777.

Материалы по теме
Закрыть