Воскресенье, 3 марта
Общество

Нерадивый отец бортпроводника Максима Моисеева, погибшего при спасении пассажиров «Superjet-100», требует наследство сына, а сам всю жизнь не платил алиментов

Фото: Соцсети

5 мая 2019 года при крушении рейса № 1492 в аэропорту «Шереметьево» погибли 41 человек. Жертв могло быть больше, если бы не самоотверженность бортпроводников. Один из них, 22-летний Максим Моисеев до последнего вытаскивал из салона людей. Бортпроводник погиб, отравившись угарным газом при возгорании борта. Спустя полгода после смерти Максима в его семью пришла еще одна беда: объявился родной отец погибшего героя. Мужчина ушел из семьи, когда его сыну не было и 3 лет, но ни разу не виделся с ним, и не платил алименты. А теперь требует долю в 3-х комнатной квартире, старенький автомобиль сына и «законную» часть денежной компенсации за его гибель. Об этом мама Максима, Юлия Карева, поведала в своем письме программе «Прямой эфир», которая готовила программу к годовщине страшной трагедии в «Шереметьеве». По ее словам, Дмитрий Моисеев бросил ее с маленьким сыном ради другой женщины. Максим вырос с отчимом, но в 19 лет все же разыскал отца, однако у того не оказалось времени встретиться.

Не нашлось времени у Моисеева и приехать на похороны первенца: он был только на отпевании в церкви, а спустя полгода вдруг заявил о своих претензиях на наследство сына. Юлия Карева просила суд признать бывшего мужа недостойным наследником, но ей отказали. Судья постановил поделить имущество пополам. У Юлии Каревой осталось двое несовершеннолетних сыновей — 17 и 13 лет. Они страшно скучают по брату, который всегда в их глазах был героем — в 15 лет Максим спас тонущего мужчину в Крыму, привил им любовь к футболу. Моисеев с детства мечтал о карьере летчика. «Мама, меня просто тянет в небо», — признавался он Юлии. Парень долго шел к своей мечте — специально окончил кадетский класс, провалился при поступлении в Краснодарское военное училище, и пошел в армию. Затем поступил в Петербургский государственный университет гражданской авиации. Учился на заочном отделении, и чтоб не сидеть на родительской шее пошел бортпроводником в Аэрофлот. У юноши уже была невеста — Ксения — тоже бортпроводница в «Аэрофлоте». Последнее смс в своей жизни он отослал ей. Это были самые заветные слова для любого человека: «Я тебя люблю». Вот только родной отец Максима так никогда и не сказал ему этих слов, а сейчас и вовсе хочет разжиться на его геройской смерти. Когда яблоко очень далеко упало от яблони.

Материалы по теме
Закрыть