Пятница, 1 марта
Общество

Как переживают карантин в ардатовском селе Низовка: отмена автобусов, оплата коммуналки через месяц, в магазин – по одному и в маске

Мордовское село меняет образ жизни. Как и весь мир. Фото: Столица С

Главный санитарный врач РМ Татьяна Харитонова выписала предписания об ограничительных мерах для ардатовского села Низовка, который стал маленьким очагом инфекции коронавируса. Он возник во время тесного общения жителей с приезжими москвичами.

Все началось с того, что к 60-летнему кочегару в конце марта из Москвы приехал 38-летний сын, чтобы помочь по хозяйству. 1 апреля глава семейства забил свинью и в тот же день скончался из-за острой сердечной недостаточности. По словам односельчан, он даже не успел получить первую пенсию. 3 апреля мужчину проводили в последний путь. Проститься с ним пришли около 100 человек. 9 апреля сыну покойного стало плохо. С высокой температурой его госпитализировали в местную больницу. И вскоре у сельчанина диагностировали коронавирус. Мужчину тут же перевезли в Саранск. Всех контактных лиц взяли под наблюдение.

«Я была на тех похоронах, — вспоминает местная жительница. – На них пришло очень много людей. Мы побывали и в церкви, и на кладбище. А потом посетили поминки, которые проходили у усопшего в доме. На девятидневное поминовение я не ходила. Но на нем была моя знакомая. Уже позже она вспоминала, что сын умершего односельчанина имел болезненный вид. Но все решили, что он простыл, потому что в эти дни бегал на распашку… Вскоре его забрала «скорая» и нам сообщили, что у мужчины коронавирус. Следом на ним в больницу поступила их соседка, которая служила в церкви. Потом остальные родственники. Удивительно, что не заболели мама этого мужчины и его сестра, приехавшие из другого города. Потом забрали мою 67-летнюю знакомую, которая ходила на девятидневные поминки. У нее резко поднялась температура до 39 градусов, очень болело горло. Она испугалась и вызвала «скорую» — побоялась, что могла заразиться на поминках. В итоге у нее тоже подтвердился коронавирус. Сейчас она находится в больнице в Саранске, а муж – тоже заболевший – в ардатовской больнице. Лечение проходит уже пятый день, и приятельница признается, что ей уже стало легче. Капельники ей делают за счет больницы, а лекарства велели привезти родственникам. «Из палаты не выхожу! – говорит она. – Родственники передают еду в подписанных контейнерах». Рейсовые автобусы к нам отменили. За газ разрешили заплатить в мае. В местные магазины разрешено ходить только в перчатках и масках. И только одному находится в помещении. Если скапливается очередь, то только на улице, и с дистанцией около 2 метров. Паники в нашем селе нет. Опасаемся, конечно. Но всегда можно вызвать «скорую».

Материалы по теме
Закрыть