Четверг, 29 февраля
Общество

Как мордовский кулибин технику совершенствует

«Эх и погодка! Давно бы пора посевную закончить», — механик «Мордовского бекона» Геннадий Александрович Камаев поднимает воротник, укрываясь от апрельского снега. Мало нам пандемии, ещё и пурга поднялась. В феврале Геннадий Александрович отметил 60-летний юбилей. В этом году у него 42-я посевная! Он оглядывает весеннее поле, проверяет состояние тракторов и рабочего инвентаря. Начинал в далёком 77-м на верном Т-40, пересаживался на МАЗ, возил председателя колхоза, осваивал иностранную технику, но сейчас трудится исключительно в мастерской. И не только следит за исправностью огромных машин, но и активно внедряет свои же рацпредложения — на стоянке для техники много почвообрабатывающих агрегатов — дискаторов, рождённых смекалкой и умениями Камаева.

Геннадий Александрович родом из Атяшевских Каменок, там и сегодня живёт. Отучился в школе и Козловском аграрном СПТУ, два года отъездил на тракторе, а потом из воинской части пришли МАЗы-502, начал возить из Москвы и Ульяновска гравмассу, плиты и блоки. Каменки преображались. Появилось правление, ДК, расцвела Молодёжная улица. С 81-го по 92-й Камаев управлял легковыми машинами, катал по родным просторам председателя колхоза. «Были уже мерседесы?» — интересуемся с надеждой. «Какие мерседесы?! — смеётся Камаев. — В грязи по пояс… УАЗ-469 и ГАЗ-24. Мы до Саранска добирались сутки! Выезжали с утра, а приезжали на следующий день. И в полях ночевать приходилось. Трудно было. А потом председатель сказал: «Ты смышлёный, дела идут». И поставил меня завмастерской. Стал работать, учился заочно в Кемлянском аграрном техникуме. И по сегодняшний день работаю инженером-механиком».

Раньше организация называлась «Колхоз имени Светлова», потом — ООО «Троицкое», а с начала 2000-х переименовалась в ЗАО «Мордовский бекон». С Каменок технику переводили в Вечерлей, затем в Чамзинку. И сейчас Геннадий Александрович ремонтирует машины — кормовозы, свиновозы, сельхозтехнику. Всё в руках Камаева. С запчастями, говорит, проблем нет, могут доставить даже за два-три часа. А вообще, почти вся техника иностранная и на гарантии, поэтому поломок почти не бывает. Доживают последние годы и некоторые реликтовые звери — Т-150, например. «Отечественная техника с импортной, конечно, не сравнится, — вздыхает Геннадий Александрович. — На иностранной ездят в белых рубашках! Машины замечательные».

Да, техника хороша, дороги ровные, а раньше было тяжко. «Сейчас, несмотря на несравнимо большие объёмы, мы отсеиваемся быстрей — машины

высокопроизводительные. Раньше все держали скот, корма заготавливали вручную. Помню, что первый погрузчик пришёл лишь в 91-м году. А 15 лет я отработал руками. На дизельных тракторах было по два тракториста, третий — плуговой, — вспоминает Камаев. — Отец работал на тракторе «СХТЗ-НАТИ», сеял коноплю, косил. Я помню совсем чуть-чуть, как он сажал меня в кабинку, а там такой шум, такой треск! Домой приходишь — уши заложены. А сейчас техника тихая. Но всё равно тянуло прокатиться с отцом. Как же! Он приезжает, забирает обед в сумочку, а я за ним: «Папа, возьми с собой». Он работал и на комбайнах, на «Сталинце». Мама была дояркой, собирала молоко по селу, трудилась техничкой в школе. Сейчас уже нет ни папы, ни мамы… А папа в свое время был знаменитым сварщиком, внедрял дрожжевые системы для прибавки молока в колхозах. Сам изобрёл. Вот и я в него стал изобретательный — где катушку сделаю, где прицеп…

Посоветуемся с главным инженером Николаем Николаевичем Кемаевым, и делаем. Он — Кемаев, я — Камаев. Разница в одной букве. Предлагаю — он добро даёт, где-то подсказывает. Кемаев — молодец, всю дорогу меня поддерживает. Сколько дел вместе переделали! Я хорошо соображаю в гидравлике. Вот приходит новая заводская телега, мы делаем копию, ставим другие клапаны, усиливаем цилиндры. Низкие заводские телеги иногда задевают наши бордюры, а мы делаем с высоким подъёмом. Сами делаем лебёдки, чтобы затаскивать поросят, смесители для приготовления рабочего раствора на опрыскивание полей. Они приходят с завода, Кемаев спрашивает: «Как, можешь переделать?» Начинаю думать, совершенствовать. В мастерской для этого все условия. У нас четыре сварщика — душа радуется! Всё им скажешь, объяснишь по чертежам — и работают. Есть ещё токарь и слесаря. Дела идут, стараемся.

Сын Евгений тоже работает механиком на торбеевской площадке Атяшевского мясокомбината, продолжает династию. А жена на пенсии, ухаживает за бабушками в Каменках. Дочка Марина сейчас в декрете. Я богатый, у меня два внука — Кирилл с Андрюшей — и две внучки — Кристинка и Катя. Надо работать, пока есть здоровье. Дома держу корову, бычка, уток и кур. В основном супруга ухаживает за живностью, а я по ночам корм готовлю. Один во всём селе корову держу, ни у кого не осталось. Не могу без молока, покупное уже не то. У нас и молоко своё есть, и сметана, и творог. К осени еще мясо, говядина будет… Сравниваю нынешнюю жизнь с тем временем, когда начинал работать, вспоминаю 80-е годы… Сейчас намного лучше. Просто тогда радовала молодость, было много народа в селе, много веселья, по праздникам ходили с гармошкой, а теперь все больше старики. Но я уверен, должно быть лучше. Молодёжь стала все же тянуться в село. А что, на больших комплексах всё механизировано, зарплата вполне достойная. Надо помогать сельскому хозяйству, мы без него никуда!»

Во дворе мастерской Геннадий Александрович провёл нам экскурсию, показал суровое железо, в которое он вдохнул жизнь, заставил работать на человека — и дискаторы, и бочки, и телеги, и другие хитрости.

«Может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов российская земля рождать!» — писал о Камаеве Ломоносов. А главный инженер машинно-тракторного парка Николай Николаевич Кемаев сказал ещё проще: «Это отличный мужик! Ответственный! Добросовестный! Всегда на своей рационализаторской волне». К добрым словам присоединился и руководитель отрасли растениеводства «Мордовского бекона» Сергей Васильевич Борисов: «Геннадий Александрович у нас главный кулибин, предлагает модернизацию, следит за всеми техническими новшествами и подходит к делу с душой. Очень приятно работать с таким человеком!»

Хорошо, когда всё хорошо. Камаев проводил нас до проходной и отправился на погрузку своего очередного изобретения. Бог в помощь, Геннадий Александрович!

Материалы по теме
Закрыть