«Мордовия преодолеет пик эпидемии примерно через месяц»

Главный внештатный эпидемиолог Минздрава РМ Михаил Чумаков — о сovid-19 и возможностях республики победить инфекцию

Фото: Юрий Кемаев / Столица С

Главный внештатный эпидемиолог Минздрава РМ Михаил Чумаков — о сovid-19 и возможностях республики победить инфекцию

Мир переживает историческое событие — пандемию нового коронавируса SARS-CoV2. По тому, как «вспыхнула» Италия, стало понятно, что человечество явно расслабилось, позабыв насколько уязвимо перед микроорганизмами. Насколько опасно новое заболевание соvid-19, «умрем ли мы все» и когда закончится эпидемия — об этом рассказал главный внештатный эпидемиолог Минздрава РМ, кандидат медицинских наук Михаил Чумаков.

Вирус

Выцепить Михаила Чумакова из лап эпидемии было крайне непросто. Такое ощущение, что весь республиканский Минздрав работает 24 часа в сутки. Говорили в перерывах между совещаниями, поездками в эпидочаги, десятками за минуту звонков по телефону и ожиданием министра Маркина в приемной. Если эпидемия и не достигла своего пика, то аврал, в котором сейчас работают врачи всех уровней, крепчает, как девятибалльный шторм.

«С»: Начнем с самого начала.Сovid-19 существует — или это «сидите дома, как дебилы, «корона» — массовый психоз, от гриппа умирает больше»?

— Существует, и в этом нет никаких сомнений. Это не заговор мирового правительства и фармацевтических компаний. Не грипп, массовый психоз или больная фантазия. Это новый вариант коронавируса, который в свое время вызывал атипичную превмонию. Он был официально зарегистрирован в декабре 2019 года. За последние 20 лет у нас появилось 3 новых коронавируса: SARS-CoV (атипичная пневмония), вспышка которого случилась в 2002–2003 годах, MERS-CoV (ближневосточный респираторный синдром), передавшийся человеку от одногорбых верблюдов и проявившийся в 2012–2015 годах, и SARS-CoV2, который вызывает заболевание covid-19. Я примерно представляю контингент людей, которые сомневаются в существовании нового коронавируса — это те же, кто не верит в ВИЧ, вакцинацию и считает, что все болезни — это заговор фармацевтических компаний.

«С»: Или кара божья…

— Ну… (Улыбается — «С».) Согласен с неверующими в ковид в одном — возможно, сам вирус не так страшен, как его малюют многочисленные фейки. И да, определенный массовый психоз по поводу новой инфекции в обществе присутствует. Но людей можно понять, это, безусловно, историческое событие со времен испанки. И особенно в плане реакции мирового сообщества. Закрытия границ государств в таком масштабе, как сейчас, еще не было. Мир, по сути, сидит дома.

«С»: Сейчас вирусологи определились в происхождении SARS-CoV2? Это продукт естественной мутации или бактериологическое оружие?

— Геном вируса был расшифрован практически сразу, в декабре прошлого года. Ничто не говорит, что он имеет искусственное происхождение или является бактериологическим оружием. В нем нет никаких «фрагментов» ВИЧ, Эболы или чего-то «инородного». Все это слухи, фейки и домыслы. SARS-CoV2 — вирус, похожий на тот, который вызывал атипичную пневмонию в 2003 году (SARS-CoV), его подвид. Примерно как штамм у гриппа. Но из всех возбудителей вирусных инфекций, что нам известны, у коронавирусов самая длинная цепочка РНК, а значит, и мутаций может быть больше. Поэтому буквально на наших глазах, за какие-то 20 лет, произошло «рождение» трех новых коронавирусов, которые передаются человеку. Причем все они мутировали из тех видов коронавирусов, что переносились только животными. В какой-то момент мутации произошел «пробой» межвидового иммунитета, и то, что заражало животных, стало исключительно человеческими инфекциями.

«С»: Но почему вы считаете, что covid-19 — это не бактериологическое оружие?

— Цель любого оружия — массовое убийство. Поэтому имело смысл создавать вирус, имеющий максимальную степень контагиозности (заразность) и смертности. А covid-19 вовсе не таков. Да, его заразность в 2–2,5 раза выше, чем у гриппа, но в 3–3,5 раза ниже, чем у кори, чья контагиозность является максимальной среди всех возбудителей инфекции. Да и зачем создавать новый смертоносный вирус, когда можно скопировать возбудитель натуральной оспы, если уж поставлена задача создать бактериологическое оружие. У натуральной оспы контагиозность чуть меньше, чем у кори, но уровень смертности гораздо выше. А учитывая, что несколько поколений уже не прививается от оспы, то можно устроить такую пандемию, что о covid-19 никто и не вспомнит. Кстати, вирус натуральной оспы остался на планете только в двух местах — в лаборатории Центра по контролю заболеваний Атланты (Джорджия, США) и в нашем «Векторе», Новосибирск. Среди специалистов шли разговоры, чтобы вообще его «стереть» с лица Земли, но все же оставили «на всякий пожарный». С 70-х годов XX века на планете не было зафиксировано ни одного случая оспы, ВОЗ даже объявила награду в миллиард долларов за подтвержденный случай заболевания… Но мало ли что может произойти, вдруг понадобится делать вакцину, поэтому и оставили живые образцы.

«С»: Выходит, на планете остаются две державы с «ядерным» вирусом — Россия и США? А это значит, что история натуральной оспы все еще не закончена…

— Поэтому я и говорю, хотел бы Китай или кто-либо создать бактериологическое оружие, сделал бы «реплику» оспы…

«С»: Но я лично не верю в совпадения. Как известно, covid-19 пошел из Ухани, там же расположена военная вирусологическая лаборатория…

— У меня нет таких данных, но точно известно, что создать вирус с определенным набором свойств невозможно. Это в ответ на мнение, что с помощью очень заразного, но не слишком смертельного SARS-CoV2 кто-то осуществляет передел мира.

Фото: Юрий Кемаев / Столица С

Передача инфекции

«С»: Каков все же механизм передачи covid-19 — многие уверены, что вирусом заражен воздух, земля и вода, он ждет нас на деньгах, дверных ручках, шерсти животных и даже в тополином пуху…

— Ни один вирус не передается по воздуху, потому что они не умеют летать. Как и людям, вирусам нужны «воздушные суда» для преодоления пространства. Чаще всего в этой роли выступает аэрозоль — мелкие частички слюны, мокроты, а также пыль…

«С»: Вы хотите сказать, что коронавирус передается через пыль??? Вы представляете, скольких людей при этой фразе окаменеют от страха? Ибо пыль — она везде!

— Правда вообще пугает. Но пыль действительно переносит коронавирус, если она им инфицирована и висит в воздухе. На пыли коронавирус живет от пары часов до двух дней. Но это самый неактивный способ заражения, потому что пыль, как правило, быстро оседает. Хотя для мегаполисов смог, пыль, конечно, проблема. На втором месте по активности заражения — контактный путь. Инфицированные предметы, вещи, люди. Поэтому и нужно строго следовать рекомендации дезинфицировать руки — мылом, антисептиками и т. д. Но самый заразный путь — воздушно-капельный. Инфицированные капельки слюны, мокроты — идеальные передатчики возбудителя. Поэтому так важно держаться от зараженного человека и носителя на расстоянии 1,5–2 метров. Дальше зараженные капли из носа или рта просто не долетят. Что касается тополиного пуха, то теоретически, если инфицированный пух залетит в горло или нос, заразиться можно. Но, на мой взгляд, это маловероятно.

«С»: Опасно ли ходить по улице, если в радиусе двух-трех метров никого нет? А то у нас появилась масса желающих «настучать» на одиноких прохожих или гуляющих мамочек с детьми…

— Вот чтобы понимали — нам сейчас нужно максимально разорвать контакты друг с другом, за исключением семейных. У внешне здорового человека на лбу не написано — носит он в себе ковид или нет, а сама болезнь развивается стремительно. Но если мы идем по пустой улице или гуляем по лесу, где рядом нет никого, кроме белок, — ради бога, гуляйте. Главное, чтобы не было контакта. Если мамочки гуляют с ребенком одни — это можно, но в компании — просто недопустимо. Утром сегодня смотрю в окно — вышли на улицу три дедушки, идут, общаются… А между тем первые в группе риска. Поэтому увидите на улице знакомого — помогите ему не здороваться с вами — перейдите на другую сторону тротуара.

Фатальность вируса

«С»: Вот так и Зощенко в 46-м году помогал не здороваться с ним… Говорят, соvid-19 более заразен, но менее фатален, чем атипичная пневмония. Или же «мы все умрем»?

— Сейчас можно сказать одно — мы точно все не умрем. Но оценить уровень фатальности или смерности — возможно только после окончания пандемии. Во время самого процесса вспышки трудно что-либо говорить с уверенностью. Вот сейчас (18 апреля — «С») в России больны около 37 тысяч человек, выздоровели всего чуть более 3 тысяч, умерли 313. Но 34 тысячи еще болеют, и скольких постигнет летальный исход, мы не знаем. И спрогнозировать тоже не можем.

«С»: Каково принципиальное отличие соvid-19 от гриппа?

— Мы не можем сравнивать грипп и ковид лоб в лоб по той причине, что большое количество населения как в России, так и на планете привито от гриппа. Поэтому тяжесть этого заболевания уже давно смазана и смертельных случаев около 1 %. Не было бы вакцины, ситуация с гриппом была бы иной. А с ковидом человечество встретилось впервые, и мы абсолютно открыты перед этой инфекцией. У нас нет брони в виде специфического иммунитета, какой дает вакцинация. Теперь все зависит от неспецифического иммунитета человека, какой дается ему генами, и состояния его здоровья. Поэтому у кого-то ковид проходит легко и без последствий, а кто-то попадает в реанимацию.

«С»: Так в Москве коронавирус убил 37-летнего физика, а 106-летняя британка излечилась за три недели…

— Какая-то поломка иммунитета произошла у физика-ядерщика. Кажется, он работал с коллайдером, возможно, нахватал доз радиации, незаметных для организма в целом, но сделавших его иммунитет уязвимым. А у столетней англичанки отличные гены…

Фото: Юрий Кемаев / Столица С

Область поражения

«С:» Правда ли, что соvid-19 поражает не легкие, как это принято считать, а стенки сосудов и клеток крови? Точнее, разрушает гемоглобин в эритроцитах, который несет клеткам кислород, оттого и происходит кислородное голодание?

— Covid-19 — это острое респираторное заболевание и, насколько мне известно, чаще всего поражает именно легкие. Самые тяжелые последствия коронавируса — пораженные легкие подвергаются фиброзу — перерождению тканей органа. Как это нередко бывает у курильщиков. Как с этим будет жить человек? Наверное, не очень весело.

«С»: Вот питерские вирусологи заявили, что covid-19 способен проникать в мозг и разрушать его ткани. Американцы заявили о случае, когда у ковидной больной были повреждены височные доли, отвечающие за речь, а также за способность чувствовать вкусы и запахи…

— Я не слышал об этом от наших инфекционистов. Будучи респираторной инфекцией, ковид поражает верхние и нижние дыхательные пути, и тогда возможна потеря вкуса и нюха. А так данных о поражении мозга нет. Думаю, это очередная «пугалка».

Вакцина и лекарства

«С»: В каждую вирусную эпидемию ученые бросались создавать вакцины — от гриппа, атипичной пневмонии, MERS-CoV, смертность которого составляет 43 %. Хоть одна работает?

— Рабочих вакцин против известных коронавирусов нет. Создадут ли эффективную вакцину против SARS-CoV2, трудно сказать. Но если это и произойдет, то явно не в ближайшие месяцы. Однако ученые будут пытаться, потому что хотят иметь профилактическое средство от covid-19.

«С»: То есть соvid-19, как и грипп, теперь с нами навсегда?

— А вот этого никто не знает. Например, его прототип — SARS-CoV, вызывающий атипичную пневмонию, — исчез сам по себе. И до сих пор непонятно, почему. Это настоящая загадка для ученых. Когда в декабре 2002 года SARS-CoV появился в Китае, все эпидемиологи и инфекционисты по-настоящему ожидали пандемии, подобной испанке. Потому что в отличие от ковида, у атипичной пневмонии было гораздо больше тяжелых форм болезни, а легких и бессимптомных в разы меньше. И летальность была значительно выше. И вдруг, в мае 2003-го SARS-CoV исчез. Совсем. И до сих пор не проявлялся. И в итоге было заражено всего чуть более 8 тыс. человек, а умерло чуть более 700. Как поведет себя ковид, не известно. Было бы прекрасно, если бы он тоже исчез в мае. Но, скорее всего, мы с ним расстанемся, когда у человечества образуется коллективный иммунитет. Или появится вакцина, что более отдаленная перспектива. Главное, чтобы коронавирус не смутировал в covid-20.

«С»: А лекарства? Вот «собрат» ковида — коронавирус MERS-CoV — вообще не лечится противовирусными препаратами…

— Да, и ковид не лечится. Лекарства с доказанной эффективностью, которое уничтожает SARS-CoV2, нет. Поэтому инфекцию лечат преимущественно противомалярийными препаратами, которые действуют на механизм развития болезни.

«С»: А что насчет лечения плазмой переболевших людей? Москва сейчас активно ищет таких доноров.

— По такому принципу действует, например, дифтерийная сыворотка. Она создана на основе плазмы с высокой концентрацией антител к возбудителю и создает специфический иммунитет. Но создание сыворотки тоже долгий процесс. А вот переливание заготовленной плазмы переболевшего человека — один из вариантов эффективного лечения covid-19. Но не панацея, потому что не предупреждает заболевание, а лечит. На профилактику нацелена только вакцина.

Карантин

«С»: Соvid-19 далеко не первая эпидемия даже в 21-м столетии. Почему в этот раз правительства пошли на беспрецедентные шаги и начали закрывать границы, когда большинство населения не знало о существование инфекции?

— Сначала появление нового коронавируса никто не принял всерьез. В тот момент, когда он начал распространяться в Китае, многие думали, что Поднебесной он и ограничится. Потом было мнение, что covid-19 поражает преимущественно монголоидную расу, потому что европейцы поначалу вообще не болели. Так было еще в феврале. А дальше с вирусом что-то произошло, и он начал очень быстро распространяться по Европе. И когда «вспыхнула» Италия, Евросоюз лихорадочно стал закрывать границы. Но было уже поздно.

«С»: А что произошло с Италией?

— Они не смогли удержать под контролем эпидемический процесс — пошли вспышки в больницах, домах престарелых, учреждениях массового пребывания людей. Итальянцы — это люди, которые близко общаются и вовсю радуются жизни, в отличие, скажем, от воздержанных немцев. А близкие контакты очень быстро вывели рост инфекции из-под контроля. А если говорить о нынешнем лидере по covid-19 — США, то они сначала спокойно отнеслись к тому, что происходит за океаном, а когда инфекция появилась и у них, то подошли к ней как к гриппозной пандемии. Госпитализировали только тяжелых, поздно посадили людей на карантин…

«С»: Говорят, что с эпидемиями эффективно борются страны с диктаторским режимом, там люди будут делать то, что им говорят. А попробуйте «наехать» на свободы американца и посадить его в самоизоляцию…

—Это факт, и ВОЗ его признает. На ограничение свобод проще всего идет подконтрольное население. Зато и в эпидемию у него будет больше шансов выжить. Китай вообще справился со вспышкой за 67 дней. Правда, я совершенно не понимаю, как им это удалось. То есть мне понятно, как они остановили коронавирус в Ухане, но как они это сделали одновременно во всех провинциях? Секретные препараты? Вакцина? Даже тот факт, что они отлично организовали и провели карантин, не объясняет такого быстрого спада эпидемии. На миллиардное население — около 88 тыс заболевших и более 4 тыс. смертей…

«С»: Говорят, сотовые операторы Поднебесной с ноября прошлого года недосчитались 21 миллиона абонентов…

— Я слышал об этом. Но куда тогда они дели трупы погибших? Массовые захоронения так просто не скрыть. И хотя говорят, что в атмосфере над Уханью были зафиксированы азотистые вещества, которые выделяются при сжигании трупов, я скептически отношусь к этому.

«С»: А Россия оказалась готовой к карантину? Какие болевые точки обнажила «корона»?

— Вы удивитесь, но мы осознали, что у нас действительно существует скоординированность всех ветвей власти, подведомственных учреждений и экономики в целом. Ничто не работает автономно, но в связке друг с другом. И в эпидемию мы оценили этот момент. Нам не пришлось тратить время на установление связей и сотрудничества между министерствами и различными организациями. В тех же США все более автономно работает. Из негативных моментов: мы испытываем определенный дефицит средств защиты, диагностики, специфических препаратов, оборудования. Но все эти вопросы так или иначе решаются.

«С»: Сейчас практически все государства бросились спасать людей, а не экономику. Но можно ли задержать распространение вируса и даже избавиться от него с помощью закрытых границ?

— Можно. Так и происходит. Многие европейские страны уже снимают карантин. Не открывают еще границы, чтобы избежать повторной волны, но выводят людей из самоизоляции.

«С»: Как вообще заканчиваются такие эпидемии? Что должно произойти, чтобы вирус сошел на нет?

—У пандемии есть свои законы. Пик заболевания достигается примерно за два месяца от начала вспышки. Именно за это время большинство населения получает иммунитет. Для остановки распространения инфекции нужно, чтобы переболело 80 % человечества.

Эпидемический процесс не остановить — нам придется либо всем переболеть, либо создать вакцину. Но мы пытаемся управлять эпидемией с помощью карантина. Чтобы заболевшие поступали в больницы постепенно, а не всей массой. Нельзя допустить, чтобы здравоохранение захлебнулось, как это произошло в Италии. Да, сейчас нам тяжело, но ситуация в целом управляема и, надеюсь, останется таковой.

«С»: Если у пандемии есть законы развития, то можно спрогнозировать время спада заболевания?

— Можно (улыбается — «С»). Для России это конец мая при спокойном течении эпидемии, при негативном прогнозе — август. Тогда после пика мы выйдем на плато. Правда, спуск с него тоже займет месяц-два, но жизнь уже вернется в прежнее русло. Но огорчу тех, кто надеется на сезон летне-осеннего отдыха. Скорее всего, отдохнуть в этот период, особенно за границей, не удастся.

«С»: И после мая мы будем свободны?

— А вы думаете, covid-19 будет всегда? (Улыбается — «С».) Даже если и вернется, то у человечества уже будет иммунитет, и жестких карантинных мер не понадобится.

Сейчас нам нужно посидеть дома, чтобы пройти пик и выйти на плато эпидемии. Москва выйдет на него примерно через 7–10 дней. Мордовии стоит ждать пика недели через две после Москвы. То есть на плато республика выйдет примерно через месяц — в конце мая. Но спускаться с него будем до июня — июля.

Мордовия

— Сейчас нам нужна помощь и понимание населения. Эпидемия — это не шутки, ничего еще не закончилось, на пике, мы скорее всего, не обойдемся одной смертью.

«С»: Нам хватит больниц?

— И больниц, и врачей хватит. На пике будем госпитализировать только тяжелых. С легкой формой будут наблюдаться амбулаторно, а среднетяжелых будем определять в стационар исходя из каждого конкретного случая.

«С»: Стоит отметить, что мордовский минздрав довольно быстро сориентировался в ходе эпидемии. Учитывая, что никогда с подобным не сталкивался.

— Мы действительно быстро реагировали на происходящее и пытались действовать на опережение. Сейчас у нас на коронавирус обследован каждый 130-й житель республики, это уже тотальный скрининг. Из-за такого охвата мы и показываем большие цифры зараженных. Потому что бессимптомных носителей и тех, у кого легкая ковидная «простуда», очень много. Такой масштабной работы по выявлению заболевших мы никогда не вели. Последние дни ведем обследование с помощью ускоренных тестов, что позволяет еще быстрее выявлять положительных на covid-19. Но все же не могу не заметить: мы удерживаем эпидемию под контролем, но безответственное и безрассудное поведение отдельных лиц, например студентов в студенческом общежитии № 3, дорого стоят и мгновенно разрушают всю выстроенную систему противоэпидемических мер.

«С»: И все-таки covid-19 — это страшно?

— Сейчас нет. Позвоните мне недели через две, и тогда я скажу. Хотя не так: мы делаем все, чтобы ковид не был страшным. Но он однозначно очень опасен. Мы живем в мире, где популяция людей постоянно сталкивается с популяцией микроорганизмов, и последних гораздо больше, чем нас, они также имеют свою организацию и цель — выжить и максимально распространиться. Поэтому задача эпидемиологов, организаторов здравоохранения — управлять эпидемическим процессом таких новых заболеваний. Чем мы сейчас и занимаемся.

И после этой фразы Михаил Чумаков убежал управлять, бороться, противостоять, предугадывать и пытаться сделать так, чтоб covid-19 не превратился в старуху с косой. А наша задача — сидеть дома и ждать, когда эпидемия объявит капитуляцию.