Понедельник, 30 ноября

«Когда пришел дежурный врач, я взмолился: отправьте меня в Саранск – иначе не выживу!»

Заболевший коронавирусом предприниматель Артем Левин — «Столице С»

Артем Левин выжил благодаря усилиям саранских врачей. Выживет ли его бизнес? Фото: Столица С

Первым заразившимся коронавирусом жителем Мордовии, не покидавшим пределы страны, стал 46-летний житель Зубовой Поляны Артем Левин. Почувствовав себя плохо, мужчина  обратился на горячую телефонную линию. Но, по словам Артема, в тестировании ему отказали, в больницу не положили, сказали, чтобы лечился дома. Больной промучился 10 дней. Анализ сделали, когда Левин уже находился в тяжелом состоянии.  В Республиканскую инфекционную больницу его доставили в полуобморочном состоянии. Пациент неделю провел в реанимации, а сейчас чувствует себя хорошо. Положительный тест на коронавирус оказался также у жены и ребенка Левина.  Но у них болезнь протекает бессимптомно. Муж и жена решили рассказать свою историю на страницах «С», чтобы другие наши земляки смогли избежать пережитого ими ужаса.  С Артемом и Оксаной беседовала Алена Нестерова.

Артем

Артем Левин – предприниматель. У него несколько магазинов Зубово-Полянском районе. В марте истекал срок договора с московскими поставщиками — необходимо было продлить. Артем отправился в столицу на машине. Пробыл там двое суток, уладил дела и поехал домой. «Возле Рязани почувствовал сильную усталость, — рассказывает мужчина. – Подумал, что это из-за того, что вымотался в Москве. Ведь там толком не поешь и не поспишь, к тому же дорожные пробки, прочая суета. Вернулся домой, а на следующий день поехал разгружать товар. Температура поднялась до плюс 40. Посмотрел в Интернете симптомы коронавируса. Все совпадает. Заночевал на складе, предупредив семью, что не вернусь, так как могу всех заразить. Утром позвонил на горячую линию в Саранск. Объяснил, что был в Москве и, возможно, заразился коронавирусом. Меня спрашивают: а вы были за границей? Если нет, то анализ брать не будем, такой регламент. Я возражаю, говорю, что температура 40. Мне посоветовали ехать домой и вызвать скорую помощь. Я сопротивлялся, говорил, что могу близких заразить. «У нас такие регламенты», — ответили мне. В общем, сделал как мне сказали. Приехал домой, вызвал бригаду медиков. Снова пояснил, что подозреваю у себя коронавирус. «Госпитализируйте меня, пожалуйста!» — попросил я. «Мы с такими болезнями не берем, — ответила фельдшер. — Я позвоню вашему участковому терапевту, ждите». Но никто так и не пришел. Я сам отправился в больницу — в кабинет неотложной помощи. Доктор обнаружила у меня хрипы и назначила флюрографию. Но, как потом выяснилось, действие коронавируса на легкие показывает только компьютерная томография. Спрашиваю: «Можно мне лечь в вашу больницу?» — «С такой болячкой нет, — ответила доктор, а затем добавила. — Какой же диагноз тебе поставить? Ладно, напишу, что у тебя острый бронхит. То есть наугад. Без анализов. Назначила лечение и отправила домой. Но оно не помогло. Мне становилось все хуже и хуже. В больнице сделали рентгеновский снимок, который ничего не показал. Врач снова выписала какие-то лекарства: «Купи их и лечись дома. Если станет еще хуже — тогда придешь…» Чтобы добиться госпитализации, Левину пришлось обращаться к разным знакомым, которые, в свою очередь, воспользовались своими связями. «В итоге меня положили в инфекционное отделение, где я оказался один, — вспоминает Артем. — То есть места были, а меня принципиально не госпитализировали. С чем связана подобная политика — не знаю. Мне дали ведро для испражнений и закрыли в палате. Ставили капельницы, делали уколы. Но самочувствие не улучшалось. Женщина-инфекционист, которая должна была меня лечить, не приходила. Уже потом узнал, что она боялась зайти в палату». Уколы и системы покупала жена. Лечение не помогало. У мужчины начала развиваться двухсторонняя пневмония. 30 марта у него взяли тест на коронавирус. Результат надо было ждать сутки… «Стало настолько плохо, что я начал задыхаться, — продолжает собеседник. – Когда пришел дежурный врач, я взмолился: отправьте меня в Саранск – иначе не выживу! «В Саранске ты там никому не нужен, — ответил врач. — Мы здесь тебя будем лечить». Результатов теста на коронавирус ждал как глоток свежего воздуха. Уже мечтал, чтобы он оказался положительным. Потому что знал – здесь, в районной больнице, долго не протяну. Утром тест не пришел, а я уже не мог дышать. Меня положили в реанимацию. Еще пару часов и все… Вскоре сообщили, что диагноз «коронавирус» подтвердился. Меня отвезли в Саранск. В инфекционной больнице положили в реанимацию, подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. Через сутки почувствовал себя лучше. Я выжил благодаря саранским врачам. По гроб жизни им обязан – буквально с того света вытащили! В реанимации провел 7 дней. Теперь нахожусь в изолированном боксе. Сейчас температуры нет, и мне разрешили проветривать палату. Ставят по 5 капельниц в день. Рваться на выписку раньше положенного срока не намерен. Надо долечиться до конца…» О том, что в Зубовой Поляне его похоронили, Левину сообщили по телефону. «Учитывая, что на тот момент я был морально подавлен, новость воспринял без юмора. Было очень обидно», — говорит мужчина…

Оксана

Реклама

Когда стало ясно, что у Артема Левина коронавирус, анализы взяли у всех его близких. У жены и одного ребенка тесты оказались положительными. А вот симптомов нет. Им разрешили остаться дома в изоляции. «Ситуация, конечно, ужасная,- рассказывает Оксана. — Артем звонил на горячую линию, а к его обращению всерьез никто не отнесся. Из одной инстанции отправляли в другую, затем в третью. Замкнутый круг. Человека, который просил о госпитализации и говорил, что, возможно, заражен коронавирусом, отправили домой. А информация преподносится так, словно мы во всем виноваты. Артем никуда не выходил, старался ни с кем не контактировать. Но врач не пришел, «скорая» его не взяла… А какого только ужаса о нас не сообщали в социальных сетях! Не успели Артема привезти в Саранск, как информация с нашими данными уже была в Интернете. Конечно, я сильно возмущена. Пока не могу написать заявление в правоохранительные органы, так как нахожусь в изоляции. Но прокуратура подключилась. Говорят, что человека, который распространял сведения о нас, уже нашли. Да, чувство паники было. Когда в Интернете появился наш адрес, боялась, что дом спалят. Хоть охрану нанимай! Кстати, мы живем в тихом месте, где людей практически нет. На помощь даже звать некого. А что я могу сделать одна с детьми? Затем знакомые стали звонить — спрашивали, что со мной? Оказывается, распространились слухи, что меня поместили в реанимацию. Через некоторое время снова звонят: «Ты только не пугайся, но нам сказали, что Артем умер». В этом случае я уже была спокойна, потому что каждое утро звонила мужу и знала, что он пошел на поправку. Как заметила одна знакомая, обстановка в Зубово-Полянском районе похожа на средневековую… Новая волна негатива в наш адрес пошла после того, как в новостях сообщили, что приехал мужчина из Москвы и заразил свое окружение из семи человек. Все опять думают, что мы стали источником инфекции, а дело было в другом районе. На самом деле неизвестно, сколько больных человек ходит по улицам. Многие в районы возвращаются из Москвы и могут быть только носителями, но при этом заражать других. Мы дом не покидаем. Продукты приносят друзья. Спасибо им за то, что не бросили…»

Левины закрыли все свои магазины, хотя, по их словам, контакта с работниками не было. Артем не исключает, что коронавирус нанесет огромный удар по малому бизнесу. «Покупать стали меньше, — говорит он. — Люди боятся выходить на улицу. Торговли нет, а налоги никуда не денутся. А как их платить, если ничего не заработал?»

Закрыть
Реклама
Закрыть