«Памятник при жизни? Мне бы этого не хотелось…»

Олимпийский чемпион Алексей Мишин — ​о главных спортивных достижениях и личной жизни

Первый в Мордовии олимпийский чемпион Алексей Мишин — ​для республики как Юрий Гагарин. Борец греко-римского стиля вывел регион на высокую спортивную орбиту. Историческое достижение имело место 15 лет назад на Играх–2004 в Афинах, где Мишин покорил высшую ступень пьедестала в весе до 84 кг. Помимо того воспитанник Александра Тараканова собрал урожай медалей на чемпионатах России, Европы, мира, кубках мира… Превосходство Мишина признал даже некогда великий Виктор Чегин, причем в свои лучшие тренерские годы. «Алексей — ​первый в Мордовии олимпийский чемпион и заслуживает прижизненного памятника в центре Саранска», — ​говорил бывший наставник. Но сам борец против памятника, о чем заявил в интервью Евгению Наумову.

«Завершив спортивную карьеру, я не стал отсиживаться дома, — ​рассказывает Алексей Мишин. — ​По-прежнему много времени провожу в борцовском зале. Меня часто приглашают в качестве почетного гостя на различные соревнования. Собирался 2 апреля лететь на молодежный чемпионат страны в Хабаровск, но в связи с пандемией коронавируса все состязания отменены. Поэтому останусь в Саранске».

«С»: Не собираешься двоих своих детей перевезти из Москвы в Мордовию? Все-таки в провинции меньше риска заразиться.

— Я говорил об этом с женой Соней. В связи с отменой соревнований она также сидит дома, и дети находятся под ее постоянным присмотром. Но если эпидемическая ситуация в Москве ухудшится, конечно, перевезу дочку и сына в Саранск.

«С»: Ситуация с коронавирусом не сильно беспокоит? Закупил продукты первой необходимости?

— Меня с истинного пути сбить трудно, я не поддаюсь паническим настроениям. А люди, глядя друг на друга, бегут в магазин, искусственно создают очереди. Хотя ситуация, конечно, не из приятных. Мама тоже волнуется, спрашивает, что делать. Я ее всячески успокаиваю. Все будет нормально. Даже если закроют границы между регионами, Мордовия может себя чувствовать спокойно. Поскольку у нас есть свое мясо, молоко, хлеб… Не пропадем.

Меня беспокоят не очереди, а отмена соревнований. Перенесли и предолимпийские квалификационные турниры. Сразу после сборов в Адлере команда собиралась за лицензиями, но никто никуда не поехал. Ребят распустили. Но наши борцы не сидят без дела, тренируются. Надо держать себя в оптимальной форме, быть начеку, чтобы в любой момент выйти на ковер и решить поставленную задачу. Борцы — ​народ сильный, у нас крепкий иммунитет.

«С»: Как ты думаешь, перенесут ли Олимпиаду в Токио?

— Ответ дать сложно, ситуация меняется каждый день. Думаю, в любом случае МОК примет максимально взвешенное решение. Приоритетом должно быть здоровье спортсменов и зрителей. Других вариантов не вижу. Если есть реальная опасность, однозначно Олимпиаду следует переносить. Рисковать нельзя, потому что речь идет о человеческих жизнях. Здоровье важнее спорта. Было предложение провести Олимпиаду без зрителей, но, конечно, это не выход. Дай Бог, чтобы наконец создали против коронавируса вакцину.

«С»: Но ведь Олимпиаду напряженно ждут миллионы болельщиков, не говоря уже о самих атлетах…

— Согласен, особенно ждут возрастные олимпийцы. Токио–2020 для них, возможно, последний шанс проявить себя на главных соревнованиях. Но посмертные награды никому не нужны. В общем, нужно разобраться, что происходит в мире. Пока обстановка не стабилизируется — ​никакой Олимпиады не нужно. А то неизвестно, какими окажутся последствия. Развезут вирус, и пошло-поехало…

Фото: Столица С

«С»: Ты больше 20 лет провел в сборной, много сил и здоровья оставил на ковре… Как оцениваешь свое сегодняшнее состояние?

— Состояние хорошее, вирусу не поддамся (смеется — ​«С»). Карьера длилась долго, но с ковра ушел на своих ногах. Продолжаю тренироваться вместе с действующими спортсменами, выступаю для них спарринг-партнером. Часто играем в регби. Я все время в движении, останавливаться нельзя. У меня двое детей, их надо поднимать и воспитывать. Поэтому держу себя в тонусе и в хорошей форме. У меня тот же вес, что в период соревнований, никаких лишних килограммов нет. В зал хожу каждый день, отдыхаю только по воскресеньям. Провожу мастер-классы, делюсь с молодыми опытом… Куда бы ни поехал, спортивная форма всегда со мной. С Сансанычем часто встречаемся на мероприятиях. Первым делом играем в регби, ходим в баню… А уж рестораны потом. В Белгороде, куда мы приезжали в качестве почетных гостей, Карелин вообще остался без ужина. Так сложились обстоятельства. После регби и баньки пошли в ресторан, а ему пришлось срочно возвращаться в Москву. Так и улетел голодным.

«С»: Выполняешь тренерские функции в СШОР по борьбе, которая носит твое имя?

— Да. Курирую нескольких ребят, помогаю их личным наставникам. Зимой вместе с ними ездил на чемпионат России в Красноярск. Настраивал Жамболата Локъяева, и тот удостоился золотой медали. Занимаюсь также с Лешей Киянкиным, братьями Депцовыми, другими ребятами… У них есть свои тренеры, но и я помогаю, подсказываю, спаррингуюсь. Киянкин любит, чтобы я его секундировал. Говорит, в спорных ситуациях я готов всем глотки порвать, чтобы доказать правоту. Выступаю секундантом и для других ребят. Бывает, с парнем просто нужно пообщаться перед схваткой, как следует настроить на борьбу. Кроме того, просят дать оценку противнику, посоветовать, как действовать против него. Выполняю разные функции. На чемпионате России в Новосибирске четко объяснил Стасу Климову, что ему следует делать в схватке за третье место. И он впервые в карьере завоевал бронзовую медаль. Стараюсь всячески поддерживать ребят нашей школы.

«С»: Занимался с борцами из Азербайджана, когда они проходили сборы в Саранске под руководством Александра Тараканова?

— Петрович попросил помочь, а я разве могу отказать личному наставнику? С удовольствием согласился! Среди азербайджанцев были чемпионы мира и призеры Олимпийских игр. Наши ребята получили возможность спарринговаться с ними. Оценить свои возможности на фоне противников мирового уровня. Затем я возил мордовских ребят в Баку. На сборах к нам подошел президент федерации борьбы Азербайджана, поблагодарил за приезд. В этой стране меня тоже знают и уважают.

«С»: На чемпионате Европы — 2020 сборная Азербайджана добилась лучшего результата в своей истории, завоевав две золотые и четыре бронзовые медали. Неужели достичь столь значимых успехов позволила работа с Таракановым?

— Никаких сомнений, в этом однозначно заслуга Александра Петровича. Предыдущие тренеры, которые работали с командой, едва не разрушили классическую борьбу в Азербайджане. Взвесив все за и против, федерация вовремя обратились к Тараканову. Петрович за короткий срок вывел сборную на новый уровень. И это только начало… В дальнейшем результаты азербайджанцев станут лучше. Александр Петрович знает, как готовить спортсменов мирового уровня, он воспитал меня, Женю Салеева, Жамболата Локъяева. После триумфа на Евро–2020 азербайджанцы еще больше доверяют Тараканову. У Петровича методы жесткие, но они приносят результат. Поэтому ему представлена полная свобода действий. Азербайджанцы беспрекословно выполняют его требования, делают все, что говорит. Наверняка будут уговаривать, чтобы поработал еще один олимпийский цикл. Я считаю, Петровича нельзя отпускать, он нужен Мордовии. Без него в саранском зале стало слишком тихо. Квалифицированные специалисты есть, но без Тараканова все равно не то. С ним все кипит и вертится. Берет палку, ремень, начинает гонять всех. Человек горит на работе, живет борьбой. Поэтому зарплату Тараканова нужно увеличить. Тогда обязательно останется.

«С»: 25 августа прошлого года исполнилось 15 лет твоей победе на Олимпийских играх в Афинах. Отметил историческое событие?

— Встретились с ребятами, посидели, вспомнили яркие моменты. Позвонил Вове Самургашеву, другим борцам, с которыми выступал на Олимпиадах. Время летит, даже не верится, что 15 лет прошло. Кажется, словно вчера все произошло. Прекрасно помню прием у Главы республики. Ничего не скажешь — ​знаменательная дата. После афинской Олимпиады я еще 14 лет оставался в сборной, продолжал выступать. Возможно, стоило уйти раньше, завести семью… Но, чтобы потом не сожалеть, я решил все выплеснуть на ковре. Некоторые ребята мне сейчас говорят, что они не менее талантливые. Если бы не ушли раньше, возможно, добились бы таких же результатов. Но спорт не терпит сослагательного наклонения. В нашем деле либо тренируешься и выступаешь, либо уходишь. Некоторые ушли, а я боролся до последнего, сделал все, что мог. Дальше оставаться было нельзя — ​пошли бы травмы. Причем до последнего момента я составлял конкуренцию всем спортсменам, тренеров напрягал. Всех держал в хватке. А когда ушел, все расслабились, и нет результата в моей категории. Я последним в весе до 87 кг взял медаль на чемпионате мира. А ведь это было в далеком 2010 году. С тех пор никто не может покорить мировой пьедестал.

«С»: Где хранишь олимпийское золото?

— Дома в коробочке лежит. Далеко не прячу, иногда достаю, смотрю, вспоминаю олимпийские схватки.

«С»: Самый обидный олимпийский турнир в твоей карьере — ​Пекин–2008, а именно злополучная встреча с итальянцем Андреа Мингуззи…

— Да, никто не думал, что так произойдет. Что люди поведут себя некрасиво, начнется подковерная борьба. Мне никогда не забыть, как меня лишили права бороться за вторую олимпийскую медаль. И не только меня, Ару Абрахамяна тоже убрали (Мишин победил его в финале афинской Олимпиады — ​«С»).

«С»: После Олимпиады–2008 Мингуззи вообще ничего не достиг?

— Да он и не боролся почти нигде. Помню, в 2009-м я выступал на чемпионате Европы в Вильнюсе. Он тоже туда приехал. А я был страшно злой на него. Когда мы остались с Мингуззи в раздевалке, я показывая на него пальцем и говорю: «Сегодня я тебя в ковер закатаю». Итальянец исчез, даже взвешиваться не стал.

«С»: Победа в Афинах повлияла на твою жизнь?

— Конечно. Такой успех не мог не повлиять. Наконец-то я решил жилищный вопрос, получил квартиру. Удостоился государственных наград, стал почетным гражданином Мордовии. Далеко не каждый спортсмен может получить такое звание. Стал получать хорошую зарплату, ежемесячную президентскую стипендию. Маме тоже помог. После моей победы ей подарили квартиру в Рузаевке. Наше материальное положение, безусловно, улучшилось. Но и внимания к моей персоне стало больше. Приглашали на различные мероприятия. Постоянно был на виду, любая осечка — ​сразу резонанс. Поковырялся в носу, сидя в машине, — на тебя уже пальцем показывают. Какие только слухи не распускали! То я пьяный по городу хожу, то в ресторанах драки устраиваю. Хотя реально я находился на сборах где-нибудь на Кавказе. Народ удивительный, что только не придумает! Я ко всему относился спокойно. Думаю, если говорят, значит, помнят.

«С»: Президентская стипендия выплачивается вовремя?

— Да, даже индексируется ежегодно. Сейчас составляет 52 тысячи рублей.

«С»: Сотрудничество с ЦСКА продолжается?

— Да, я — ​майор, являюсь одним из руководителей армейского клуба. Возил борцов в Македонию на чемпионат мира среди военнослужащих. Представители Мордовии Жамболат Локъяев, Алексей Киянкин и Евгений Салеев выиграли там золотые медали. Будучи армейцем, езжу по разным городам, привлекаю молодежь под флаг ЦСКА.

«С»: Наверное, хочется дослужиться до полковника?

— Да, хотелось бы. Пока только майор, но служу честно, Родину не предаю, всегда при ЦСКА.

«С»: Ты неоднократно говорил, что собираешься построить дом в Саранске. Ждешь выделения участка.

— Насчет обещанного участка уже и ругаться не хочется, больше 10 лет прошло. Даже мэр Петр Николаевич Тултаев старается помочь, а все никак. Я наверно ему очень надоел… То мне место не нравится, то другие проблемы… Все никак не сходится. Хотя я прошу лишь два участка — ​себе и тренеру. Вроде до лета вопрос все-таки должен решиться. Маме дом построил, осталось себе возвести. В квартире мне тошновато, очень хочется иметь свой дом. Ведь я детей часто привожу из Москвы. Им нужно приволье, в четырех стенах не могут находиться.

Фото: Столица С

«С»: Шестилетний сын Олег уже увлекся греко-римской борьбой?

— Пока нет, но, думаю, скоро это произойдет. Сейчас ходит на гимнастику, но по характеру и телосложению пошел в меня. Хочет драться, бороться… Сыну очень нравится бывать в Мордовии. По улице бегает, в спортивный лагерь его вожу. Бабушке в Рузаевке помогает. Здесь у него жизнь разнообразная, не то что в Москве. Дочке Зое два годика уже. Летом ее тоже можно привезти. Теперь и я могу с ней справиться. У брата Дениса также дочка подрастает, в декабре годик исполнился. Я крестный отец Аришки, даже нянчу ее иногда. Хорошо, когда дети растут в полноценных семьях, когда папа и мама рядом. Жаль, что люди иногда расходятся из-за глупостей. Так нельзя, надо хотя бы ради детей сохранить союз. Говорят, не сошлись характерами. Это отговорки и глупости. Мужчина и женщина изначально по характеру не схожи, они разные. Надо пытаться найти компромисс, чтобы растить детей вместе.

«С»: Как сложилась судьба твоего первого тренера Юрия Кузина?

— Продолжает тренировать в Рузаевке. Набирает малышей, работает с ними. Условия там хорошие, два борцовских ковра. Так что процесс продолжается. Как и прежде, мы поддерживаем тесные отношения, общаемся. Мама с ним тоже общается.

«С»: Брат тоже при деле?

— У нас небольшой бизнес, Денис занимается нашими делами. Именно он в основном занимался строительством дома для родителей. Что-то привезти, отвезти — ​руководил процессом.

«С»: Денис поддерживает спортивную форму?

— Да, по возможности ходит в борцовский зал, в регби с нами играет. Я его постоянно подстегиваю.

«С»: Считается, что Мордовия просто обязана поставить памятник своему первому олимпийскому чемпиону.

— Знаете, я против. Памятник живому человеку выглядит не очень. Лучше сделать аллейку, где будут бюсты лучших спортсменов… А памятника не хочется. Пусть устанавливают, когда меня не станет.

«С»: После отставки министра спорта Владимира Киреева многие думали, что ты займешь эту должность. Однако прислали руководителя из Новосибирска.

— Поставили человека, который курировал Саранск во время чемпионата мира по футболу. Это нормально. Александр Савилов имеет опыт работы на руководящих должностях и, самое главное, справляется со своими обязанностями. Борцы получают зарплату, нас не душат. Молодец, хорошо работает.