Чем сейчас занимается Сергей Глазунов, сыгравший в фильме «Жмурки» студента-медика

В этом году исполняется 15 лет с момента выхода на экраны черной комедии Алексея Балабанова «Жмурки». Картина, запомнившаяся целым калейдоскопом ярких образов, стала оммажем 1990-х и мгновенно вошла в народный обиход. Для многих актеров работа в ней стала звездным часом. Например, для 37-летнего уроженца Москвы Сергея Глазунова. Выпускник Щукинского училища сыграл панка, который учится на медицинском факультете и в боевых условиях проводит тяжелую операцию. С актером беседовал кинокритик «Столицы С» Николай Кандышев.

«Алексей Панин и Дмитрий Дюжев — ​профессионалы высокого класса — ​во время моих ляпов отыграли потрясающе, без лишних эмоций…» Фото: «Жмурки»

«С»: Как вы оказались в фильме «Жмурки»?

— В то время я учился на третьем курсе Щукинского училища. К нам пришла ассистент режиссера Татьяна Лелик. Сфотографировала нескольких ребят, в том числе меня. В дальнейшем трое из нас попали на пробы, которые проходили в одном из номеров гостиницы «Мосфильмовская». Никаких особых декораций не было. Но здесь проявилась гениальность Алексея Балабанова, который представлял «картинку» в голове и сразу понимал, кто из нас в ней «приживется». На самом деле пробы получились фиговые…

«С»: Почему?

— Часто бывает такое ощущение. Думаешь, что провалил прослушивание, а на самом деле показал то, что нужно режиссеру. Мне сложно сказать, что именно понравилось Балабанову. «Жмурки» стали моим первым серьезным проектом.

«С»: Как вы восприняли новость о том, что вас утвердили на роль?

— С безумным волнением… Во-первых, сравнить особенно было не с чем. Во-вторых, я прекрасно знал, кто такой Алексей Балабанов. Видел, как с ним общаются кинозвезды. Его простое человеческое отношение, несмотря на столь высокий авторитет, несомненно, поражало и подкупало. Это придавало дополнительную уверенность в том, что все будет хорошо.

Фото: «Жмурки»

«С»: Как создавался образ студента-панка?

— Около двух часов мы сидели вместе с Балабановым за гримерным столиком. Пробовали. Мне стригли волосы, ровняли, красили в разные цвета. Сделали несколько вариантов, прежде чем подобрали нужный образ. У Алексея уже было представление о том, как должен выглядеть мой герой. В конце съемок мы разговорились. Балабанов признался, что этот персонаж во многом списан с его личного прошлого. Уже позже в голову пришло то, что его зовут Лешик, что созвучно с Алексеем.

«С»: Вам пришлось учиться оперировать?

— Личного опыта, разумеется, не было. Для работы над ролью по молодости лет хотел даже попасть в анатомический театр… Я не знал, какой ракурс выберет Балабанов вместе с оператором во время съемок хирургической операции. Сцену сняли, по-моему, с трех-четырех дублей. Потому что накладных животов в наличии оказалось не так много. Насколько помню, я из-за большого волнения один дубль полностью запорол — ​сделал надрез в другом месте. Но Алексей Панин и Дмитрий Дюжев — ​профессионалы высокого класса — ​во время моих ляпов отыграли потрясающе, без лишних эмоций. В целом они меня поддерживали. Особенно Дюжев.

«С»: Конфликтов с более опытными коллегами по киноцеху не возникало?

— Нет. Паритет по отношению к ним, несомненно, присутствовал. Немного трясся. Но они своим профессиональным отношением к делу дали понять, что все будет хорошо. Мы работали на пределе возможностей. А еще особенно запомнился Сергей Маковецкий. Человек-звезда, человек-личность. Скромно сидел на стуле уже загримированный — ​в образе. Ждал своей очереди выйти на съемочную площадку. Более молодые актеры относились к персоналу не так правильно. Горячились не по делу. А Маковецкий терпеливо держал в себе все, что заложил в него Алексей Балабанов для этой роли.

«С»: Какие чувства испытали, когда увидели окончательный вариант картины?

— Это была премьера в Пушкинском зале. Представляя съемочную группу, Алексей Балабанов забыл мое имя. Сказал так: «Сейчас выйдет актер, который замечательно сыграл студента-медика. Он сейчас выйдет и представится». Я подошел к микрофону. Передо мной тысяча человек. Коленки дрожат. Говорю: «Здравствуйте. Меня зовут Сергей Глазунов». Зал зааплодировал. Тогда немного успокоился. Продолжаю: «Не знаю, что говорить. Это моя первая большая работа в кино. Сами все увидите». Тут же мик­рофон перехватил Никита Михалков: «Здравствуйте, меня зовут Никита Сергеевич Михалков. Это не первая моя работа в кино. Я тоже не знаю, что говорить, но все сами увидите!» (Смеется — ​«С».) Таким образом, Балабанов и Михалков замечательно пошутили и расположили к нам присутствующих в зале.

«С»: Разрядили атмосферу…

— Да, абсолютно. Балабанов, разумеется, великий человечище. Спустя неделю позвонил и попросил прощения за то, что на премьере фильма забыл мое имя. Я просто обалдел. «Леш, да ничего страшного не случилось. Все в порядке», — ​сдуру ляпнул в ответ. Тем самым в какой-то степени свел его поступок на нет. Просто сильно опешил. Не знал, что ответить.

«С»: Как вы спустя много лет оцениваете свою работу в «Жмурках»?

— Несомненно, она многим запомнилась. Было большим комплиментом, когда незнакомые люди узнавали. Действительно, получилось так, что Балабанов создал прекрасный образ, а мне посчастливилось его воплотить.

«С»: Где вы сейчас работаете?

— В театре меня нельзя увидеть… В прошлом году Светлана Николаевна Проскурина пригласила на эпизод в фильм «Воскресенье». Было приятно, что вспомнили. Предлагают небольшие роли в сериалах, но в большинстве случаев это неинтересно.

«С»: Разочаровались в актерской профессии?

— Честно говоря, она перестала приносить удовольствие. Но если есть интересные предложения, то, разумеется, снимаюсь.

Фото: «Жмурки»

«С»: Ваша любимая картина Алексея Балабанова?

— «Жмурки». Все-таки это его единственная комедия. Кстати, Балабанов долго вынашивал этот замысел… Вообще, я всего два раза видел, когда он смеялся на съемочной площадке. Очень серьезно относился к работе. Все держал внутри себя. В итоге каждая картина — ​событие! У него есть тяжелые работы. Например, «Груз 200». Это особое авторское кино. А еще мне безумно нравится «Про уродов и людей». Часто этот фильм пересматривал.

Фильмография Сергея Глазунова

«Антикиллер» (режиссер Е. Кончаловский, 2002) — ​Попугай, бандит из группировки Амбала; «Жизнь забавами полна» (П. Тодоровский, 2002); «Май» — ​брат Виктории» (М. Рафиков, С. Рубинштейн, 2005); «Жмурки» (А. Балабанов, 2005); «Мент в законе — 1» (С. Попов, 2008), «Петя по дороге в царствие небесное» (Н. Досталь, 2008); «Адвокат–6», 16-й фильм (С. Репецкий, 2009); «Безмолвный свидетель — 3» (С. Лесогоров, 2009); «Висяки–2» (А. Калугин, 2009), «Солдаты–16», серии 49–50 (2009) и «Последний мент — 3» (А. Шапарев, 2016); «Воскресенье» (С. Проскурина, 2019).