Воскресенье, 12 июля

Прерванный полёт

Иногда мы ставим силки по лесам, нехитрые верёвочки с петлями. То бурундука возьмём, то задумчивую куницу. Бывает, волк угодит задней лапой. Но перегрызёт всё, порушит. А на Преображение попалась дикая курица, воспитанная лесными зверями. Отбилась, видно, от стаи ещё цыплёнком. Жила в зарослях папоротника, пила из чистых ключей, кормилась кореньями и орехами. И совершенно утратила дар человеческой речи. Ножки были обуты в травяные сапожки, перья играли смелыми переливами, глазки сияли, точно стрекозиные. В близких имелись фазан и тетерев, верные братья. Летала хоть и на малые расстояния, но с порывом. Пела хоть и коротко, но с огоньком. И вот попалась, как курица в ощип. Она не сказала: «Отпустите меня, Вячеслав Владимирович, а я пригожусь». Пришлось жарить. Жарить дикую курицу принято в дичайшем маринаде. Разделаем птицу — ​что на супчик, что на студень, что на иную забаву. Сегодня понадобится филе грудки. Птица шла напролом гордой грудкой, остались отметины и рубцы — ​свидетели воли. Отмоем с уважением, подсушим и оставим на полтора часа в маринаде. А про маринад расскажем вот что. Раздавим толкушкой три зубчика чеснока, смешаем с подвяленным базиликом и запустим в стакан сметаны. Туда же и чайную ложку горчицы. Покрутим серебряной спицей против часовой стрелки и зальём маринадом филе. У нас там вышло три добрых куриных кусочка. Заранее подумаем о гарнире. Недавно мы тушили рыжики в соусе из кабачков, а теперь потушим кабачки в соусе из рыжиков. Мелко порежем грибы и обжарим на большом огне в сливочном масле. И в это же масло пустим кружочки мелкого кабачка вместе с тоненькой шкурой. Кабачок дышал сквозь неё под тенью вишен и слив, эту шкуру мыла роса и утренние дожди, мы даже не станем мыть. За десять минут всё будет готово. Нагреем вторую сковороду с растительным маслом и уложим филе. Низ должен хорошо обжариться. Да, предварительно счистим маринад по возможности. Перевернём, ещё немного поджарим и снова нальём маринад на курицу — ​она наверняка успела соскучиться. Доведём до ума на малом огне. Доведение до ума — ​процесс, между прочим, ответственный. Можно запросто довести до безумия, пересушив всё на свете. Бдительность превыше всего! Никто в сумраке мордовского леса не обращался так нежно с дикой курочкой. Ночами её пугал жуткой песней филин, по утрам её гоняли через кусты можжевельника злые белки, среди белого дня ей откровенно угрожала лисичка, а после обеда снились кошмары. И только мы обратились с заботливым словом, только мы предложили сметаны и не оставили попечением. За это курочкина голова благодарно кудахтала и кивала, а курочкины перья разлетались подобно бабочкам. Последним приятелем дикой курицы стал сам Перец де Куэльяр — ​перуанский дипломат болгарского происхождения. Кухня сразу же превратилась в Организацию Объединённых Наций. Разделившись на две половины и освободившись от семени, де Куэльяр лёг рядом с филе и некоторым образом прожарился. Да, мы прервали полёт, но вместе с тем и возвысили курицу, и подарили жизнь вечную, обезсмертив огненным словом! Если б не мы, птица сгинула бы в неизвестности, сложила бы лапы в овражке, крякнула бы и почила. Такая вот история. Приятного аппетита!