Лапы Оладдина

Творог и смородина, сметана и апельсин

Ала ад-Дин — ​отличный парень, закадыка магрибских дервишей, известный по сказкам. Он тёр волшебную лампу, и из неё выскакивал джинн. Мы будем звать его Оладдин. От слова «оладьи». Потому что лапы, которыми он тёр свою лампу, похожи именно на оладьи. И мы сегодня приготовим лапы Оладдина. И соус к ним. Мы рождены, чтоб сказку сделать былью. Да, с «Маршем авиаторов» на устах начнём ставить эксперименты. Наши опыты не базируются на скучных рецептах и вялых инструкциях, наши порывы можно сравнить с полётами стрекозы, а не с рутиной крота. Кто молодцы? Мы молодцы. Конечно, нам нужен творог. И смородина, до сих пор не опадающая с куста, терпеливо ждущая наших прикосновений. Чёрная ягода с крохотным хохолком вместо носа несёт в себе заряд мощнее ядерного. «Эта штука посильнее «Фаустпатрона», — ​говорил о смородине Иосиф Сталин, отдыхая в редкие минуты на даче. «Три года ты мне снилась, а встретилась вчера», — ​пел о смородине Марк Бернес. Нам понадобятся два яйца, и мы побежим вслед за курочкой-рябой, и она закудахчет, и она одарит нас, и она получит за доброту спелое зёрнышко. Теперь замес. Творог и яйца, мука и смородина. Давим ягоды вилкой, смешиваем воедино. Сахар кладём по вкусу. Нам хочется, чтоб было сладко. И немного солим, потому что без соли живут лишь божьи коровки. Да и то прилетают иногда в заповедник и лижут соляные камни вместе с лосями и зубрами. «Соль — ​белая жизнь», — ​так говорят академики РАН. Замес не будет крутым, лапы Оладдина должны остаться нежными. Разогреваем сковороду с растительным маслом, хватаем большой ложкой творожную радость, а в сковороде приминаем её бортами ложки, чтоб края не выглядели растрёпанными и вызывающими. Четыре лапы уместились за раз. Огонь у нас быстрый, уверенный. Как только одна сторона поджарится, тут же переворачиваем, закрываем крышкой и ждём ещё пять минут. Пока жарятся все партии, мы приготовим нехитрый, но чудовищно полезный и приятный во всех отношениях соус. Вообще любая еда полезна, если наши представления о ней таковы. С твёрдыми убеждениями в своей правоте человек способен съесть ночью свиную рульку и к утру похудеть на два килограмма. Или вяленого леща целиком. Или ведро вареников. Всё полезно, что полезло в рот. А диетологов и программу «Здоровье» пора запретить. От них людям лишь вред, тоска чёрная. Мы режем апельсин на мелкие части. Вместе с его благородной, полузамшевой шкурой. Укладываем в соусник и заливаем сметаной. Сахар по вкусу. У нас две чайные ложки. И пусть настоится, хоть несколько мгновений дайте ему. А когда лапы Оладдина необычной красы разложены на тарелочке, когда сквозь творожную суть проглядывает яркий след смородины, когда мы готовы ко всему и отчаянно голодны, то и терпеть не надо. Отламываем добрый кусок от лапы и макаем в соус. Можно было и всей лапой залезть, но вся не вмещается. Пробовали потереть этими лапами керосиновую лампу. И молча, и с заклинаниями.

Тщетно. Ни один джинн не показался. Нет их, наверное, в принципе. Да и ладно. Наше дело — ​правильно подкрепиться. Исключительно соус подходит, кстати.