Понедельник, 15 апреля
Здоровье

Кадры, вы где?

Чем болеет республиканская медицина

Мордовская медицина нуждается в кардинальном вмешательстве. Фото: Юлия Честнова / Столица С

Российское здравоохранение пока не может изобрести действенную «таблетку» от «болезни», связанной с недостатком квалифицированных кадров. «Хирургическое вмешательство» в виде оптимизации и реструктуризации результатов не дало, а лишь вскрыло «метастазы» сложившейся системы. Да, согласно недавно опубликованным статистическим данным, Мордовия стала лидером по обеспеченности населения врачами среди регионов ПФО, но в то же время по количестве койко-мест оказалась на предпоследнем месте. К тому же не хватает узких специалистов. В сельских ФАПах зачастую работать некому. В нездоровой ситуации разбиралась Ольга Старостина.

В оценке российской системы здравоохранения ее основные участники — ​врачи и пациенты — сходятся лишь в одном: она движется принципиально «не туда». Посетители больниц и поликлиник жалуются на низкий профессиональный уровень эскулапов.

В апреле этого года фонд «Общественное мнение» выяснил, что 53 % россиян полагают, что дела в российском здравоохранении обстоят плохо. 35 % респондентов считает ситуацию удовлетворительной и только 7 % — ​хорошей. При этом люди в возрасте от 18 до 30 лет настроены более оптимистично, чем их 46–60-летние сограждане, 60 % которых недовольны ситуацией. В то же время официальная статистика выдает вполне радужные сведения о положении дел. Продолжительность жизни растет, смертность снижается. Но иногда за красивыми цифрами скрываются огромные проблемы.

Фото: Юлия Честнова / Столица С

Обеспеченность

Согласно данным Статистического ежегодника за 2018 год, Мордовия среди регионов ПФО оказалась самой обеспеченной врачами — ​46,1 на 10 тысяч населения. При этом в Нижегородской и Пензенской областях, в медицинские центры которых часто вынуждены обращаться жители республики, этот показатель составил лишь 32,7 и 32,3 соответственно. Аутсайдером оказался Татарстан. Там на 10 тысяч человек приходится 31,2 доктора. При этом в регионе зафиксирована самая низкая в округе смертность, отсутствие естественной убыли населения и самые большие зарплаты врачей. А в «благополучной» Мордовии только за год недосчитались около 3,5 тысячи человек. Ее жители умирают чаще, чем в среднем по стране, а по уровню доходов наши врачи самые бедные в ПФО. С зарплатами понятно. Чем больше штат, тем затратнее его содержание. Небольшая дотационная республика как ни старается, не может прыгнуть выше своей головы. В среднем по России на 10 тысяч человек приходится 37,4 врача. Это на 8,1 меньше, чем в Мордовии. На содержание этих «дополнительных» сотрудников республиканский бюджет ежегодно тратит около одного миллиарда рублей. 80 % денежного фонда, направленного на обеспечение медицины, уходит именно на оплату труда. На лекарства и прочие расходы остается лишь 20 %. Не удивительно, что медикаментов катастрофически не хватает. Возникает резонный вопрос: где все эти врачи? Очереди в поликлиниках и больницах меньше не становятся, запись к узким специалистам идет на месяц, а то и два вперед. Доктора жалуются на постоянные тяжелые переработки, в том числе на нескольких рабочих местах. Хорошие медицинские кадры в республике, что называется, нарасхват. Но есть и другие, которым тоже нужна зарплата…

Врачебная практика

Здравоохранение в сельской местности — ​тема особенно острая. Оптимизация привела к закрытию некоторых районных больниц и отделений. Естественно, местные жители такому новшеству, мягко скажем, не обрадовались. Это и понятно. В селах и деревнях проживают в основном пенсионеры. Добраться до соседнего райцентра, чтобы навестить врача, многие не могут из-за плохого физического состояния и отсутствия транспорта. ФАПы зачастую проблему не решают, но об этом позже…

При всей неприглядности такой оптимизации есть в ней и рациональное зерно. Посчитав количество пациентов, которые приходят на прием к сельскому врачу, специалисты Минздрава решили, что он из-за отсутствия постоянной практики теряет свою квалификацию. А зачем пациенту непрофессионал? Велика вероятность врачебной ошибки и ее фатальных последствий… В конце 2009 года в Кадошкине закрыли акушерское отделение — ​вопреки протесту местных жителей. Тогда во всем районе за год рождалось 50 малышей. Путем нехитрых расчетов выяснилось, что местные акушеры работают всего раз в неделю. В итоге доктора, ставшие заложниками демографического кризиса, были вынуждены искать новые места работы. А другим сельским эскулапам пришлось всерьез задуматься над тем, как сохранить свои должности. В районах чаще работают медики с большим стажем и налаженным бытом в конкретном населенном пункте. К переезду они не готовы, так же как и к переобучению на дефицитные специальности. А зарплаты этих очень уважаемых на селе людей порой вызывают зависть даже у городских коллег. По некоторым данным, доходы некоторых руководителей районных больниц и их заместителей в месяц переваливают за 100 тысяч рублей… Не хило даже по московским меркам. Но положение таких докторов с каждым годом все тревожнее. Села пустеют, лечить уже почти некого. Приходится проявлять смекалку: перед очередной проверкой они зовут «подлечиться» всех соседей и знакомых. Ревизоры видят, что палаты заполнены, доктора трудятся, и делают вывод, что больница востребована. Подобная практика существует не первый год, но говорить о ней никто не решается. Сами пожилые пациенты таких сельских «горе-клиник» горой стоят за своих врачей: «Лучше пусть останется все как есть! А то вдруг больницу закроют совсем». Получается круговая порука — врачи и сельчане прикрывают друг друга. При этом у жителей деревень давно вошло в традицию ездить на лечение в Саранск…

Еще один известный факт «фейковой медицины» — ​запись на прием несуществующих пациентов. Особый размах такой вид врачебного «творчества» получил в Саратове. О больничных приписках в конце прошлого года заявили местные пользователи соцсетей. Они сообщали, что врачи зафиксировали ложные данные о якобы пройденных пациентами процедурах. «Один из жителей региона предоставил корреспонденту свою медицинскую выписку — ​с 1 января 2017-го по 31 декабря 2018 года, — ​писали местные СМИ. — ​Из 14 оказанных и оплаченных полисом ОМС услуг реальными оказались… только две! Все остальные — ​наглая приписка». Саратовец с удивлением узнал, что проходил консультацию в областном онкологическом диспансере, в котором никогда не был. И он оказался не единственной жертвой подобных махинаций. После обнародования проблемы «истории болезней» в электронных картах на портале «Госуслуги» для саратовцев стали недоступны. Объяснением всему стал технический сбой. После его устранения компромат на местных эскулапов исчез…

В селе подобные факты вряд ли окажутся замеченными. Бабушки и дедушки подчас не догадываются даже о том, что пишут в их бумажных медкартах. Так и получается, что по всем показателям здравоохранение в районах ведет бурную лечебную деятельность, а по факту в местных больницах жизнь замирает сразу после обеда.

ФАПы

В Большеигнатовском районе на 5,8 тысячи населения, имеющего полисы ОМС, сегодня приходится 92 медика в районной больнице. При этом 5 ФАПов из 18 в местных селах закрыты из-за отсутствия фельдшеров. Занять вакантные места доктора отказываются. Зарплата меньше, а работы больше…

В своем послании Госсобранию РМ Глава республики Владимир Волков заметил, что в этом году на реализацию нацпроекта «Здравоохранение» будет направлено 8 миллиардов рублей. «Расходы растут, но граждане все равно недовольны качеством медицинских услуг, — ​отметил он. — ​В мой адрес поступает много обращений и жалоб на эту тему. Мы должны забыть слова «оптимизация» и «реструктуризация» и думать только об улучшении системы здравоохранения, о доступности медицинской помощи». С этой целью в Мордовии планируется строительство 4 новых фельдшерско-акушерских пункта. Сейчас их в республике 486. При этом 43 не работают. Нет специалистов. Нередки случаи, когда фельдшеры «по бумагам» числятся, но медицинская помощь сельчанам недоступна…

Любопытный пример. За небольшой чамзинской деревушкой Новоселки закреплена женщина-врач. Но на своем рабочем месте она бывает крайне редко. Специалист живет в соседнем селе, расположенном в 5 километрах, и не утруждает себя заботами о том, как добраться в Новоселки. Если кто подвезет — ​хорошо, нет — ​и не надо. Придя к ФАПу, местные бабушки нередко видят на двери записку: «Ушла на вызов». Зачастую подобные «рабочие походы» медика длятся два-три дня. Потом она появляется и сетует на судьбу: «Муж загулял, корова заболела…» Сердобольные бабушки жалеют и терпят. «А куда деваться? — ​вздыхают они. — ​Пусть хоть такой фельдшер будет…»

Несомненно, есть на селе настоящие труженики, которые за те же рубли самоотверженно обходят все дома и проверяют самочувствие своих подопечных. Кому делом помогут, кому — ​словом. В случае чего и ночью в помощи не откажут. Но таких немного. По мнению ряда экспертов, главная проблема здравоохранения Мордовии заключается в большом количестве неквалифицированных и незаинтересованных в своем деле врачей. Эта проблема, сложившаяся годами. Разрубить гордиев узел призвано новое руководство регионального Минздрава. Сдюжит ли?

Материалы по теме
Закрыть