Воскресенье, 3 марта
Общество

Быть у корытца…

Куда заводит страну депутатство в «согласительном наклонении»?

Прокуратура Москвы намерена добиваться лишения родительских прав супружеской пары, которая на несанкционированной акции протеста 27 июля в Москве передала своего малолетнего ребенка «третьему лицу», что «подвергло опасности здоровье и жизнь мальчика». Об этом ведомство сообщило на своем сайте. В заявлении также сказано, что проверяются действия и других людей, которые привели на акцию детей.

Иск прокуратуры 5 августа поступил в Перовский районный суд. Ответчиками по нему проходят Дмитрий и Ольга Проказовы, — подтвердила РБК пресс-секретарь инстанции. Проказовы во время акции передали сына Сергею Фомину (одному из возможных организаторов несанкционированных протестов), — сообщает издание Baza, и Фомин благодаря этому смог пройти через полицейский кордон, избежав задержания. Момент передачи ребенка был зафиксирован на видео оперативниками центра противодействия экстремизму МВД.

Фомин — один из обвиняемых по делу о массовых беспорядках (ст. 212 УК) в столице, которое расследует ГСУ Москвы Следственного комитета России. Был объявлен в федеральный розыск. Информация о том, что Фомин использовал ребенка, чтобы избежать применения силы со стороны сотрудников Росгвардии, звучала также на судах по избранию меры пресечения другим фигурантам этого дела.

«В какой-то момент я попросил Серегу понести ребенка. И мы все вместе спустились в метро и доехали домой. Нигде по пути с ребенком не было ни единого полицейского оцепления», — заявил отец малыша, комментируя в соцсетях сообщения о том, что ребенка использовали в качестве живого щита для выхода из оцепления.

«Если человек — твой близкий родственник, почему ты не можешь попросить его немного понести? У нас с собой была коляска, да, но ребенок не всегда любит в коляске сидеть», — добавила в разговоре с РБК Ольга, подчеркнув, что участвовать в акциях изначально они не собирались…

В Москве в субботу, 27 июля, состоялась несанкционированная властями акция протеста против недопуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму. Инициатором митинга за свободные выборы у здания столичной мэрии стал руководитель Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный, позже арестованный на 30 суток. Еще до начала мероприятия на Трубной площади полиция начала проводить массовые задержания. Накануне Следственный комитет РФ обыскал штабы всех независимых кандидатов в рамках уголовного дела о массовых беспорядках.

На самой акции 27 июля МВД и Росгвардия, действуя против демонстрантов, по оценкам РБК и многих других СМИ, беспрецедентно жестко, задержали более 1300 человек, к административной ответственности, по последним данным, привлечены более 220.

«Массовыми беспорядками» назвал ранее акцию и мэр Москвы Сергей Собянин. Ряд аналитиков-блогеров связывают именно его имя с преследованиями Навального и возглавляемого им фонда борьбы с коррупцией. Счета ФБК и ряда его сотрудников были заблокированы после проведенных на прошлой неделе в нем обысков по делу об отмывании средств. Об этом сообщила пресс-секретарь организации Кира Ярмыш в своем Twitter.

3 августа СКР возбудил против ФБК уголовное дело об отмывании миллиарда рублей. По версии следствия, сотрудники организации получали от неизвестных крупные суммы в разной валюте, после чего переводили их на счета фонда. Часть денег «фэбэкашники» вносили наличными через банкоматы. Эксперты МВД считают, что деньги могли поступать из-за рубежа. Кроме того, в МВД считают, что руководство ФБК несколько лет уклоняется от уплаты налогов.

За три дня до этого Алексей Навальный и Фонд борьбы с коррупцией опубликовали расследование о Наталье Сергуниной — первом заместителе мэра Москвы, которая отвечает за все выборы в столице! «Фэбэкашники» обнаружили у ее семьи недвижимость на… 6,5 миллиарда рублей.
При этом в расследовании сообщается, что Сергунина — самый бедный чиновник Московской мэрии! За ней как за собственником значится только трехкомнатная квартира в «простеньком» доме. А вот, по данным сайта tjournal.ru, у родни же вице-мэра обнаружилось: пять гостиниц; одно здание непонятного назначения, которое находится на ремонте; 40 % кинотеатра «Октябрь».

Авторы расследования утверждают, что недвижимость купили «за бесценок» в мэрии Москвы. Она записана на офшорные фирмы мужа сестры Сергуниной — Лазаря Сафаниева. Отцу Сергуниной принадлежит квартира за 215 миллионов рублей в башне «Город Столиц», маме — пентхаус за 180 миллионов рублей. У сестры чиновницы обнаружили помещение в жилом комплексе «Легенды Цветного» за 470 миллионов рублей, а также квартиру в жилом комплексе «Нескучный сад» за 68 миллионов рублей. В автопарке ее семьи только автомобили марки «Мерседес»: два у мамы, один у отца, два у сестры и три у мужа.

«Быть у корытца и не напиться…» — читая все это, вспомнит девиз всех отечественных властьпредержащих всех времен уже ничему не удивляющийся в этой стране избиратель. Вспомнит и усмехнется… Обозрев взглядом, как наивно и романтично весь этот «путь демократического развития» начинался в России (да хотя бы и в той же Мордовии!) всего-то каких-то лет тридцать тому назад…

«…Мы хотели, чтобы власть осуществлялась с помощью демократических процедур, как в европейских странах, — пишет в своих мемуарах «Теория надежности» о поре конца 80-х президент Мордовии Василий Гуслянников, — чтобы управленцы не назначались сверху, а проходили проверку свободными выборами. С партийными работниками трудно было говорить о демократических ценностях, но надо признать, что среди них было много толковых людей: руководители, начавшие трудовую жизнь простыми рабочими и колхозниками. Они приобрели большой жизненный опыт и хорошо разбирались в людях. Встречались и чистые карьеристы, вступившие в номенклатуру из комсомольских вожаков и потом проведшие многие годы в мягких креслах. Им давали квартиры в течение года из специального партийного резерва. Такие ни дня не работали на производстве и плохо представляли, как живут обычные люди. Они не знали, что такое пятидневная рабочая неделя в цеху, а потом работа на даче все выходные…

Как мне рассказывали московские правозащитники, за поведением партийных кадров зорко следил комитет партконтроля. Инспекторы этого комитета хорошо знали, что происходит на местах благодаря анонимкам, и наказывали наиболее зарвавшихся товарищей, не знавших меры.

Каждый ответственный работник точно знал, что ему можно, а что нельзя, — констатирует Гуслянников. — Среди них существовала строгая иерархия, выражавшаяся в том, кто какую шапку носит, кто на какой машине ездит, где живет, имеет дачу и т. п. Существовала система распределения продовольственных пайков. Это поддерживало порядок. Если не хочешь лишиться пайка, служебной дачи и машины, то соблюдай партийную дисциплину».

«В декабре 1990 года,— продолжает В. Д. Гуслянников, — меня избрали сопредседателем в депутатскую комиссию по проверке злоупотреблений высших должностных лиц. Я собирал материалы, чтобы выступить с докладом на сессии Верховного совета. Сообщение было основано на расследовании, проведенном депутатами Саранского городского совета.
В 1989 году Москва выделила Мордовии 90 автомобилей «Жигули» для инвалидов. Деньги стремительно обесценивались, наступал экономический кризис. Члены партхозактива решили, что играть роль защитников пролетариата им больше не нужно, и скупили все машины. Этот случай стал известен потому, что наши демократические депутаты, получив большинство мест в городском совете, изучили архив недавних постановлений. Они опубликовали список лиц, приобретших автомобили вопреки закону, в газете «Саранские вести». Это вызвало большое возмущение в городе и стало основой для депутатского расследования…»

Проходили в Саранске и несанкционированные протестные митинги. Массово и агрессивно. «В начале февраля 1990 года наш клуб избирателей обратился за разрешением на проведение предвыборного митинга в Саранске, но было отказано, — вспоминает мемуарист. — Затем я уже как кандидат в депутаты Верховного совета Мордовии вместе с другими кандидатами снова обратился в городской совет Саранска за разрешением на проведение митинга в воскресенье, 25 февраля. Снова отказ. Тогда мы решили прийти в этот день на площадь в два часа дня и провести встречу с избирателями.

В воскресенье я увидел на Советской площади большое количество людей. Может быть, собравшихся было даже около трех тысяч, как говорили потом. Люди стояли плотно возле крыльца Белого дома, где размещался обком партии. Ораторы взывали: «Березина в отставку», «обком КПСС в отставку!», «долой шестую статью Конституции СССР!». Чувствовалось неприятие сложившейся жизни в республике, так как были введены талоны на большинство продуктов питания: макароны, крупы, вермишель, растительное масло. Цены росли каждый день, и деньги обесценивались. Образовался президиум митинга. Я как кандидат в депутаты своим громким голосом начал говорить о предстоящих выборах депутатов разного уровня. Сотрудники милиции, охранявшие порядок, дали мегафон, и дело пошло веселее. Ораторы сменяли друг друга. Участники митинга были настроены решительно. Была принята резолюция, и ее оформлять пошли активисты в здание горсовета. Председатель горисполкома О. П. Калеткин немедленно выделил помещение…

После митинга состоялось шествие по улицам города. Создалось несколько конфликтных моментов, но их удалось разрешить. На всем протяжении пути демонстранты кричали «долой Березина!», — пишет В. Д. Гуслянников.

…Мне самому в тот февральский день довелось быть очевидцем этого невиданного (а сегодня и трудно представляемого) для Саранска события. Милиция несколько раз (на проспекте Ленина, на ул. Полежаева у Центрального рынка и на ул. Коммунистической у главпочтамта) выстраивалась в оцепление, стремясь остановить движение митингующих. Но толпа прорывалась! К чести тогдашнего министра МВД генерала В. Ф. Солтаганова, приказа разгонять протестантов отдано не было. Правда, в последствии генерал все же поплатился своей должностью — в 1991 году, после прихода команды Гуслянникова в президентство.

…А потом было низложение «хозяина республики» А. И. Березина со всех постов «младопартократами», всенародное избрание в президенты Б. Н. Ельцина (в Мордовии за него голосовало 61 % при 83 % явке избирателей), недолгое президентство демократов, «взлет и падение» председателя Верховного совета МССР Н. В. Бирюкова и, наконец, — год 1995-й. В Мордовии с трудом формируется «парламент нового типа» — Госсобрание. Вместе со значительным сокращением его депутатского штата (считай что в два раза!) представительный орган навсегда утрачивает и другие черты своего предшественника. Как шутили в кулуарах, «избранники поставили себя в согласительное наклонение». И наконец по осени того года некий как бы народный «хурал» — Конституционное собрание РМ — принимает новую конституцию Мордовии, утверждает руководящий пост — Главу республики — и избирает на него Н. И. Меркушкина!

Стратегия нового руководства довольно быстро оформилась в лозунге «Согласие. Порядок. Созидание». Только вся закавыка в том, что с позиций сегодняшнего дня все очевиднее становится, что смысл в эти слова Глава с его окружением и народ, его избиравший, вкладывали разный…
Помню, как через какое-то время после «восшествия» Меркушкин обратился к депутатам с просьбой утвердить возможность предоставления ему улучшенных жизненных условий, и спикер ГС на очередной сессии долго и путанно рассказывал скучающим избранникам, как стеснен руководитель с семьей на нынешних квадратах и как это мешает ему выполнять возложенные на него государственные функции. Стоит ли говорить, что улучшение жилплощади собрание одобрило… Больше Николай Иванович такими щепетильностями избранников, насколько я понимаю, не утруждал…

А безо всяких депутатских запросов и расследовательских комиссий за 17 лет своего созидания «окружил личной заботой и вниманием» (как мы — журналисты — писали еще совсем недавно!) все, что в этой республике было еще «способно родить». И касается это, как все становится сегодня явнее, не только промышленности, коммерции и села. В сферу политики «С.П.С.» попали даже природные объекты. Про Инерку сегодня в голос не вопиет разве что только ленивый. Показательна и история со знаменитой «березинской дачей» в лесном массиве возле с. Левжа.

Как рассказывают, построенный в советские времена комплекс значился как «гостиница для рабочих из стран социалистического блока». Не знаю, были ли там когда-нибудь болгарские или, например, венгерские пролетарии, но первый секретарь Мордовского обкома эти места облюбовал… «Барское поместье» стало одной из центральных претензий, предъявленных Березину Верховным советом МССР в результате депутатского расследования комиссией «номенклатуры из мягких кресел». (Многие из них, в тот момент своими спинами успешно оттенившие Меркушкина, позднее составили костяк его команды…)

В 90-е пришедшие к власти демократы организовали там санаторий-профилакторий для детей. После 95-го чуть в сторонке («по рекомендации терапевтов») там стал гостевать и Николай Иванович. И впечатлительные саранские родительницы, в выходные заезжавшие проведать своих чад, потом долго делились эмоциями, пережив на лесных дорожках нечаянные столкновения нос к носу с «Самим»!

Но неформальности эти длились недолго. Ближе к миллениуму, без особого проявления интереса со стороны депутатов, детишек перевели в лесопосадки на север Саранска, а «левжинские кущи» распростерли свое гостеприимство исключительно для Главы РМ и его приближенных. Что наблюдается и по сей день: в 2012 году тамошние территории приватизированы узким кругом фирм.

К чему же в целом привела республику семнадцатилетняя политика «С.П.С.» в условиях полного вотума народного и депутатского доверия губернаторскому правлению в Мордовии? Да, достижения у всех на слуху. Осанны «неустанной заботе и благодеяниям» пропеты. Однако за лаковым фасадом стоит реальность, мало сама по себе привлекательная…

…От прежней администрации Мордовии досталось долговое наследство перед федеральным центром в объеме нескольких десятков миллиардов рублей. (Абсолютное лидерство по этой позиции среди всех регионов страны!) В регионе введено федеральное казначейское управление. Да, нынешнее руководство РМ проводит работу по рефинансированию и в целом снижению долговой нагрузки. В апреле этого года долг сократился на 1 млрд 342 млн рублей и составил на 1 мая 55 млрд 465 млн рублей. Как уточняют в региональном финведомстве, долг сокращается в рамках соглашения с Минфином России.

Согласно исследованиям агентства РИА «Рейтинг», Республика Мордовия по состоянию на начало 2019 года находилась на 80-м месте со средней заработной платой 13–27 тысяч рублей (в этом диапазоне зарплату получает половина жителей региона) среди всех регионов РФ.

«Отставание Мордовии от других регионов России по уровню заработной платы имеет место на протяжении длительного периода времени и является прежде всего следствием исторически сложившейся структуры экономики республики. В настоящее время в сельской местности проживает почти 40 % населения Мордовии. Доходы сельских жителей, в совокупности с занятых в социальной сфере, где уровень заработной платы также традиционно невысок, оказывают значительное влияние на формирование среднего уровня заработной платы региона», — сообщили РИА «Новости» неназванные источники в правительстве республики.

Не менее красноречивой является и ситуация с оттоком населения из региона. К сожалению, нет открытых данных, анализирующих реальный расклад, сколько из тех 40 % сельских жителей наиболее трудоспособного возраста (да и оставшихся 60 % городских) месяцами «вахтуют» на «отхожих промыслах» в Москве, Питере, Самаре и где там еще, чтобы заработать на поддержание штанов своим семьям? Это были бы очень интересные цифры! Так же, как и о тех, кто выезжает из республики насовсем…

В целом же депопуляция населения РМ сохраняется уже в течение двух десятилетий. По данным «Статистического ежегодника Республики Мордовия за 2018 год», за последние 20 лет население республики сократилось на 129957 человек. Это во многом связано с низким уровнем рождаемости и высоким уровнем смертности. Острой проблемой остается старение населения. Что является прямым следствием того, что самые активные и трудоспособные жители Мордовии уезжают из региона. К сожалению, в ближайшие годы решить данную проблему не представляется возможным, — констатирует сайт zen.yandex.ru. И все это продолжается при молчаливом соглашательстве «твердо стоящего на позициях созидания» нашего депутатского сообщества!

…Я не берусь предполагать, что вырастет из того московского пацана, оказавшегося 27 июля в центре столицы, если благодаря «сердобольности» нашего правосудия у него отнимут-таки маму и папу. Вариантов не много. При самом благоприятном, достигнув половозрелости, он дорвется до власти (естественно, «отжав» конкурентов, разогнав предшественников и очаровав благими намерениями «плебс») и кинется второпях набивать свою мошну всем, что сможет урвать. А менее удачливые его соотечественники, застыв в «согласительном наклонении» в том числе и в депутатских креслах, станут, глядя с завистью на это, потихоньку бурчать, вспоминая еще одну меткую народную мудрость: «Было бы в корытце, а свиньи — найдутся!»

Материалы по теме
Закрыть