Пятница, 19 апреля
Общество

В Саранске прогремела первая в 2019 году медовая ярмарка

Это случилось 4 августа. В день, когда экс-президент США Барак Обама отмечал свое 57-летие. Жители Саранска даже не подозревали о столь значимом событии. Их больше волновали цены, курс рубля и матч Российской премьер-лиги «Тамбов» — «Арсенал».

Кто-то станет первым, а не я…» — оптимистично неслось по центру Саранска. Неслось от парковки республиканского Дворца культуры, где развернулась медовая ярмарка. Для популярного мероприятия это уже 5 сезон. 17 палаток с медом, терема с шашлыками и выпечкой. Веселая музыка 80-х в исполнении мордовских артистов, все это манило горожан как пчел на цветущий рапс. Цены на мед здесь не сильно горчат — 3 литровая банка (4,5 кг меда) стоит 1,500 рублей, 1 литр (1,5 кг) — 500 рублей. В этом году это ярмарка особая — нет здесь одних из крупнейших производителей — Краснослободского, Дубенского районов, где в этом году произошла массовая гибель пчел. Меда в этом году так не много, что организаторы ярмарки не смогли открыть ее дважды — 21 и 28 июля. «Гибель пчел в Мордовии произошла в районах, где был высажен рапс, который требует массированной обработки — от 5 до 7 раз. В основном это Дубенский, Краснослабодский и часть Чамзинского района, граничащая с Дубенским», — пояснил один из организаторов ярмарки председатель правления общественной организации РМ «Мордовский мед» Сергей Юматов. По его словам местные специалисты пока не обнаружили препарат, который мог бы стать причиной отравления медоносных насекомых, но и традиционных пчелиных болезней у погибших семей, тоже не выявлено. Мордовские эксперты предполагают, что все дело в новейшем ядохимикате, который был применен для обработки рапса. «Также причиной слабого сбора меда является позднее цветение, чему виновата была погода. Июнь был слишком жарким, а июль и август холодные», — говорит Юматов. Но в любом случае, утверждает известный пчеловод, государство должно ужесточить контроль над производителями, а для этого вернуть Россельхознадзору функцию надзора за ядохимикатами, которую у ведомства отняли в 2011 году. «Гибель пчел, которые опыляют 85% цветущих растений, это серьезная экологическая катастрофа. Поэтому еще Эйнштейн сказал, что у мира есть всего 4 года после гибели пчел на планете», — напоминает Юматов. Но пока жители Саранска пользуются тем, что пчелы и мед еще есть на этом свете, и с удовольствием покупают на ярмарке сладкую продукцию. «Я купила сегодня литр меда из майских садов у Евгения из Чамзинского района за 500 рублей. Для этого года цены, считаю, даже низкие. Мои знакомые пчеловоды из Саранска продают дороже. У них почти все пчелиные семьи, по их словам, погибли в Луховке. И мед они оставили только для себя и близких друзей», — говорит посетительница ярмарки Галина. Производитель Евгений из Чамзинки признался, что меда у них с 50 пчелиных семей в этом году тоже мало. «У нас никто не погиб, по счастью, мое хозяйство граничит с Ромодановским районом, где рапса нет. Но сбор слабый — подвела погода. И цены на ярмарке действительно ниже, чем диктует рынок», — считает пчеловод. Внезапно возле одной из палаток с пчелиной продукцией появился мэр города Петр Тултаев. «Ну, как пчелы, живы? Как сбор меда?» — поинтересовался градоначальник у березниковского производителя. «Да, все нормально!» — видимо, не желая огорчать мэра, ответил он. «А как же ваши коллеги жалуются на плохой сбор из-за позднего цветения?», — интересуемся мы.

 «Вы поймите, пчеловоды, как и оленеводы, никогда не скажут, что все хорошо, чтобы не сглазить», — ответил за березниковца Петр Тултаев. «Я их всех не первый год знаю», — добавил он. Перепробовав пару ложек меда градоначальник заинтересовался аппаратом, который качает мед. Это такой жестяной барабан, в который кладут соты, а затем вращают его с помощью ручки. И через некоторое время со стенок в поддон стекает липкий желтый ручеёк. Петр Тултаев со знанием дела очистил соты, положил в барабан и начал качать мед. «Лучше бы вы так городской бюджет качали», — пошутили мы. «А это и есть бюджет», — засмеялся Тултаев, игнорируя рой ос, окруживший его. «А у вас самого есть пасека?» — поинтересовались мы. «Нет, никогда не было, и бортничеством тоже не занимался», — признался с улыбкой Тултаев. «Но мед люблю. Пойду куплю здесь чего-нибудь», — добавил он и отправился по рядам. А там возле терема с шашлыком стоит старенький монах с иконой. Благословляет. «Издалека ли вы, отче», — спрашиваем мы монаха. «Издалека, но откель не скажу», — смиренно отвечает он. «Отче, что же в России пчелы то дохнут?» — продолжаем интересоваться. «Ох, боже мой, так Апокалипсис грядет. Слыхала, шаманы идут в Москву обличать Путина», — отвечает батюшка. «Слыхали, — отвечаем мы, удивляясь такому повороту разговора. А вы за шаманов или против?» «Я за шаманов. Они правильно идут. Слыхала, как одна негритянка спросила Путина, не хочет ли он быть президентом мира? А тот смеясь, ответил, что хочет. Боже мой, грядет третья мировая война. США и Китай нападут, и мы все погибнем как пчелы», — печально сказал святой отец и благословил нас молитвой. И мы пошли восвояси. А на выходе из ярмарки бывший первый и последний президент Мордовии Василий Гуслянников, он же знатный нумизмат, разложил на парапете раритетные монеты. Мед, ярмарка, песни 80-х, святой старец-оппозиционер и бывший президент возле парапета — Россия, которая во все времена, остается неизменной.

Материалы по теме
Закрыть