Воскресенье, 16 июня
Общество

Секс не повод для убийства

55-летняя Ольга Липатова случайно задушила своего 53-летнего возлюбленного Юрия Юматова. Прокурор запросил для подсудимой 1,5 года исправительных работ

Ольга Липатова не рассчитала сил в общении с мужчиной? Фото: Столица С

1 июля в Рузаевском райсуде продолжилось рассмотрения уголовного дела 55-летней местной жительницы Ольги Липатовой. По данным следствия, она задушила своего 53-летнего сожителя Юрия Юматова. Смертельный инцидент случился 24 марта в рузаевском доме №25 по ул. Ломоносова. Уголовное дело возбуждено по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» (до 15 лет лишения свободы). Не исключено, что немолодые люди «доигрались» в сексуальные игры с удушением. Новые подробности — в материале САШИ МАКЕЕВОЙ.

Женщине не грозит реальный срок… Фото: Столица С

…Подсудимая не заключена под стражу. В суд Липатова пришла самостоятельно. Корр. «С» попыталась с ней поговорить. «Все вопросы к моему адвокату», — отрезала Липатова. «Вы все услышите во время процесса», — в свою очередь заявил защитник в сером костюме. «Может быть, все-таки дадите комментарии?» — «Нет, — не уступала обвиняемая. — Очень сожалею, но общаться не хочу. С обвинением согласна частично…» Началось заседание. «Просим удалить из зала прессу и обратить особое внимание на фотографа «Столицы С», чтобы он удалил отснятое с флешки…» — заявил адвокат Липатовой. «Вы предлагаете пригласить его и отобрать флешку?» — удивился председательствующий. «Как тогда прессе работать в судах?» — вежливо обратилась журналист к адвокату. «А нас это не интересует!» — срываясь на визг, закричал мужчина В итоге судья оставил журналистов в зале…

Эти руки помнят многое… Фото: Столица С

Не смотря на то, что на первом заседании судмедэксперт уже был опрошен, его вызвали повторно. Для уточнения подробностей. Пока медик освежал память и читал дело, обвиняемая плакала. «Успокойся!» — прервал ее адвокат. «На теле Юматова были какие-то очевидные повреждения?» — спросила прокурор. «Я уже говорил об этом, — ответил эксперт. — Не вижу снова перечислять. Все отражено в документе. Были внутренние и наружные повреждения…» — «Что конкретно стало причиной смерти?» — «Она наступила в результате механической асфиксии. Повреждения в виде кровоизлияний были обнаружены после вскрытия» — «Удушье наступило от совокупности повреждений?» — «Речь идет о комплексе повреждений. Были сдавлены органы, по которым проходит воздух. В процессе этого давления возникают кровоизлияния». «Перелом верхнего рожка щитовидного левого хряща… Он так легко ломается?» — интересуется с судья. «Конечно. Его диаметр от 1 до 3 сантиметров. Неимоверных усилий не требуется. Тут даже не само действие повлияло, а просто масса. Человек сверху давил своим телом». «Какое повреждение было первичным?» — спрашивает судья. «Механическая асфиксия это комплекс действий, — уточняет судмедэксперт. — Да, задушить можно и подушкой, это тоже асфиксия, но повреждений не будет. Внутри легких или сердца остаются Пятна Тардье, это признак быстрого наступления смерти. А снаружи то, что я могу принять за асфиксию, это мелкоточечные пятна. То есть излияния в склерах глаз. Напоминаю: то, что хрустнуло у Юматова, это не кость, а хрящ. Сама косточка тоже тонкая, на ней подвешены органы дыхания. Подъязычная кость держит глотку открытой. Когда вы открываете рот, видно воронку, вот она как раз держится за счет того, что подъязычная кость держит эти мягкие ткани. Когда она повреждена, диаметр, через который идет вдох, уменьшается. Из-за этого наступает недостаток кислорода. И запускаются механизмы, приводящие к асфиксии. Но есть люди, которые после этого выживают. Произошло давление от воздействия силы…»

Жительница Рузаевки сильно переживает случившееся. Фото: Столица С

Судья зачитывает характеристики, выданные Липатовой. По месту жительства в доме №25 по улице Ломоносова о ней отзываются хорошо: отзывчивая, вежливая, внимательная, добрая. Вредных привычек не имеет. Коммунальные платежи оплачивает вовремя. Конфликтных ситуаций было. Проживает одна. Дети уже взрослые. Работает гардеробщицей в приемном отделении Рузаевской межрайонной больницы. По словам ее начальства, она добросовестный и ответственный работник. Ведет себя достойно и вежливо. Пользуется уважением. При этом судья отметил, что ранее женщина не судима. Состоит на диспансерном учете с диагнозом «гипертония второй степени»…

Юрию Юматову было 53 года. Фото: Соцсети

Далее были зачитаны показания Липатовой. Сама она была не в состоянии их озвучить — помог судья. «Признаю себя виновной частично, потому что смерть наступила от моих действий. Но у меня не было умысла убить Юматова, я просто отстраняла его от себя. При этом я не желала таких тяжких последствий…»

Жители Рузаевки познакомились 25 января. Через два дня мужчина впервые пришел в гости в Ольге. После этого стали общаться чаще. 23 марта провели вместе. Вечером легли спать. «Примерно в 4.30, уже 24 марта, я проснулась, и мне захотелось близости, — зачитывал судья показания Липатовой. — Я сообщила Юматову, он согласился. Но в итоге у него не было эрекции, я устала от действий и сказала, что больше ничего не хочу. Не смотря на это, Юматов продолжил пытаться вступить в половую связь. Я начала отталкивать сожителя, при этом выставляла перед собой раскрытую ладонь, чтобы отстранить от себя. Просила отстать, но он не слушал. Когда Юматов начал в очередной раз меня обнимать, я разозлилась и захотела сделать больно, чтобы он больше не приставал. Так как не видела в этом никакого смысла. И я решила оттолкнуть его от себя и при этом применить силу. Я лежала на спине. Юматов находился слева. Склонялся надо мной сверху, я сопротивлялась. Пыталась сдвинуть ноги. В итоге оттолкнула его ладонями вперед, они уперлись в шею. А он продолжал приближаться. Было сопротивление. Я сдавливала шею Юматова. В какой-то момент он отстранился от меня и повалился на кровать. Я помню, что мне послышался слабый хруст в области шеи. Сначала он упал на бок, а потом перевалился вниз на живот. Я пыталась привести его в сознание, трясла, звала. В итоге поняла, что умер… Позвонила соседке, а потом сыну. Первой прибежала Донцова. Мы вызвали скорую помощь. Сначала я не сообщила полицейским о том, как все было на самом деле, потому что предположить не могла, что смерть наступила из-за моих действий. Мне показалось, что он умер от какого-нибудь заболевания. Удерживая Юматова, я не хотела убивать, было намерение сделать больно, чтобы отстал. Я уверена, что он не хотел причинить мне боль и тем более насиловать. Просто был очень настойчив. Если бы он хотел навредить, у него это получилось бы, так как он намного сильнее. Когда узнала, что он умер от асфиксии, я сообщила следователю все обстоятельства… Убивать не хотела. Смерть наступила из-за того, что я не оценила своей силы. В произошедшем искренне раскаиваюсь и сожалею».

«Как вы можете охарактеризовать свои отношения с Юматовым?» — обратилась прокурор к подсудимой. «Мы никогда не ругались, — ответила женщина. — Когда он приходил, часами разговаривали. И по телефону тоже. Мы с ним мало знали друг друга, у меня не было для этого умысла…». «Конфликты были?» — «Нет, не было. Не дрались. Он всегда улыбался. Приходил – чай пили… Да, у нас не было с ним секса. Нормального не было… У нас не получалось секса (в этот момент адвокат грубо толкнул в руку свою клиентку, намекая на то, что она говорит лишнее – «С».) У нас было просто теплое общение. Он приходил ко мне мыться, смотрел телевизор…» «Вы пытались его остановить?» — «Да. Я его просила, умоляла. Он просто меня еще схватил за грудь левую, а у меня тут киста. Мне больно стало. Я поэтому его оттолкнула…» — «Когда вы отталкивали, хотели причинить вред здоровью?» — «Не хотела! Я не хотела убивать! – плачет женщина. — Этот день мы хорошо провели вместе. Все было спокойно. Не было никаких скандалов. Я не хотела этого… Простите меня, пожалуйста…» У женщины началась истерика. Она присела. Адвокат не проявил ни капли сочувствия. Липатову продолжало трясти. Объявили перерыв. В дверях женщина упала в объятия сына и начала рыдать. В это время немного разговорилась дочь погибшего. «Даже друзья отца удивились, как женщина могла причинить ему вред, ведь он был крупным, сильным…» Перерыв закончился. «Вы выпивали в тот вечер?» — продолжила прокурор. «Нет. Он пил молоко, которое у соседки брали. Кушали салат. Мы как-то разговаривали, что пьяным ко мне не надо приходить. Я не поддерживала этого. Он был трезвый. До этого мы не виделись с 7 марта. Может тогда и пил». «Во время вскрытия тела погибшего эксперт обнаружила этиловый спирт — 0,17 промилле в крови и моче, — уточнил судья. — Незначительная доза, не оказывающая никакого влияния на организм… То есть вы не пили?» — «Нет». Председательствующий объявил, что судебное следствие закончилось. Приступили к прениям. «Вина Липатовой доказана и практически признана ей частично, — начала прокурор. – Ее показания полностью согласуются с заключениями судебно–медицинских экспертиз. Не могу согласиться с квалификацией статьи «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». В данном случае считаю, что, применяя сдавливание шеи и отталкивания от себя более крупного по комплекции и сильного Юматова, Липатова не предвидела причинения ему тяжкого вреда здоровью. Считаю, что подсудимая совершила причинение смерти по неосторожности. В связи полагаю необходимым переквалифицировать ее действия по соответствующей статье. В качестве смягчающих обстоятельств прошу учесть, что преступление она совершила впервые, вину признала, раскаивается, активно способствовала раскрытию дела, а также состояние здоровья. Каких-либо отягчающих обстоятельств не установлено. Прошу назначить ей наказание в виде 1,5 лет исправительных работ с удержанием 5 % заработка в доход государства». «Я согласна, — заявила потерпевшая. — У меня нет умысла лишать Липатову свободы…»

Материалы по теме
Закрыть