Четверг, 13 июня
Происшествия

Водитель для Веры

26-летний таксист Андрей Давыдов рассказал суду, как он оставил пассажирку Черкасову на Александровском шоссе

Андрей Давыдов не должен был оставлять пассажирку… Фото: Столица С

В Октябрьском райсуде продолжается рассмотрение нашумевшего уголовного дела о гибели Веры Черкасовой. 35-летнюю сотрудницу фирмы «Сапфир» нашли мертвой в коллекторном колодце в декабре 2015 года после новогоднего корпоратива. Обвинение в «причинении смерти по неосторожности» предъявлено 59-летнему гендиректору завода «Цветлит» Александру Вавилову. 18 июня в суде был допрошен 26-летний таксист Андрей Давыдов, который последний видел молодую мать в живых. Он оставил ее одну ночью на Александровском шоссе… Показания ключевого свидетеля записала Екатерина Смирнова.

26 декабря 2015 года Вера Черкасова проводила досуг с коллегами в развлекательном комплексе «Белый медведь». Около 22.00 она последний раз созванивалась с родителями, но домой так и не вернулась. Утром родственники связались с коллегой Веры Алексеем Авериным, который сказал, что она уехала домой на такси. Водителя нашли. Им оказался житель поселка Горяйновка Андрей Давыдов. Таксист заявил, что высадил пассажирку на остановке «КИМ» из-за того, что она буйно себя вела. Родственники и коллеги отправились в район Северо-Восточного шоссе. Нашли вещи Веры. Ее труп обнаружили 28 декабря. Черкасова лежала лицом вниз в одном из коллекторных колодцев. Из одежды на ней было только платье. На левой ноге колготки были немного спущены вместе с нижним бельем, а с правой и вовсе сняты вместе с сапогом. По данным экспертов, молодую женщину не менее 12 раз ударили тупым предметом. Точное время смерти не установлено. Известно, что она скончалась в результате общего переохлаждения организма и утопления…

На расследование дела ушло три года. Четвертый месяц оно рассматривается в суде. Родители погибшей настояли на вызове в суд всех свидетелей. Ключевым являлся таксист Андрей Черкасов. Невысокий худенький паренек предстал перед служителями Фемиды 18 июня. Сообщил, что живет в Горяйновке, работает водителем у индивидуального предпринимателя.

Вера Черкасова погибла при странных обстоятельствах. Фото: Соцсети

«Расскажите о событиях вечера 27 декабря 2015 года», — ​просит гособвинитель. «Это было время новогодних корпоративов. Я тогда работал в таксомоторном парке № 1, катался на белой «Шкоде-Рапид». Машина принадлежала организации. В тот вечер я сидел в такси и ждал клиентов у «Белого медведя». Ко мне подошел незнакомый мужчина. Как выяснилось после, это был Алексей Аверин. Спросил, сколько будет стоить доехать до Ромоданова. «500 рублей», — ​ответил я. Он ушел, а через несколько минут вывел девушку, совсем пьяную. Как я потом узнал, это была Вера Черкасова. Она поскользнулась и присела набок… Аверин посадил ее на заднее сиденье, рядом поставил пакеты. Передал мне деньги. «Отвези в Ромоданово, там ее встретят! Запиши мой телефон. Если что, звони!» — ​сказал он и попрощался. Я завел двигатель и поехал. Пассажирка что-то бормотала на заднем сиденье, но я не вникал — ​думал, она разговаривает по телефону. На перекрестке Александровского шоссе и ул. Лодыгина она резко подалась вперед, зацепилась за руль и дернула его в сторону. Машина зацепила обочину. Я высоким голосом спросил — ​для чего она это сделала? Ведь мне в случае ДТП придется платить за авто! Она ничего не сказала. Я остановился. Затем завел двигатель и снова поехал. Девушка толкнула меня в спину рукой и стала открывать дверь на ходу. Я понял, что ей плохо, и остановился. Черкасова вышла на улицу, присела на корточки. Что она там делала, я не видел. Затем вернулась в машину. Не успели мы набрать скорость, как она просто выпрыгнула из машины! Я даже не сразу понял, что произошло! У меня такая ситуация произошла впервые! Вдалеке увидел свет фар, понял, что Черкасову сейчас могут сбить — ​ведь она упала на проезжую часть! Быстро развернулся и подъехал, закрыл ее машиной — ​чтобы ее не переехали проезжающие авто…» — ​«Вы видели повреждения на девушке?» — ​«У меня руки в тот момент дрожали! Было не до того! Я посмотрел, жива ли она. Оказалось, что да. Крови не было… Я позвонил Аверину. Сказал, что отказываюсь дальше везти такую неадекватную пассажирку. Попросил приехать ее и забрать. На что Аверин сказал: «Я не могу!» ​«Тогда я вызову сотрудников ГИБДД!» — ​заявил я. На что мне было сказано, что девушка работает в организации, связанной с правоохранительными органами, и ей нельзя попадать в подобные инциденты… «Как водитель вы несли ответственность за пассажира?» — ​спрашивает прокурор. «Да! Но насильно пристегнуть ремнями безопасности я его не могу. И даже если поставлю блокировку на двери, то это бесполезно — ​она срабатывает лишь снаружи, изнутри дверь всегда можно открыть». «Падение пассажира является ДТП?» — ​«Да». — «Какими должны были быть ваши действия?» — ​«Я должен был вызвать на место сотрудников ГИБДД. Я виноват лишь в том, что не позвонил им тогда! Сейчас мы бы с вами здесь не сидели!»

Затем Давыдов продолжает вспоминать. Аверин попросил вернуть Черкасову обратно в ресторан. Шофер попытался отвести ее в машину, но бесполезно! «Черкасова была значительно крупнее меня. У меня не хватило сил даже затащить ее в машину, только вытащить на обочину. Она дрыгала ногами. Я расценил это как нежелание ехать. Хотела бы — ​оперлась на меня и помогла себя посадить в салон. Я позвонил и сказал об этом Аверину. «Оставь ее там, отдай сдачу, я сейчас сам подъеду и ее заберу», — ​был его ответ. При этом мне ждать его Аверин не сказал. Я бы остался! Я достал пакеты из салона, положил в них сдачу 300 рублей и сел в машину. Вера продолжала сидеть на обочине. В этот момент на противоположной стороне дороги притормозила легковушка. Из нее вышли парни. Спросили, что произошло, куда ехала девушка. Я не стал вдаваться в подробности и ответил, что она едет в Ромоданово и за ней сейчас приедут. Уже в зеркало заднего вида я видел, как они поехали в сторону поселка…» «Когда вы уезжали, Черкасова понимала, что вы уезжаете?» — ​спрашивает прокурор. «Врать смысла нет. Я не знаю». «В каком состоянии она находилась?» — ​«Человек был в «ноль»! — ​«Какое расстояние от того места, где вы оставили Черкасову, до ближайших жилых домов?» — ​«Там их нет!» — ​«Вы думали о том, как она будет добираться до дома?» После этого вопроса мать погибшей Нина Павлинова достает успокоительные таблетки. Глотает сразу несколько штук… «Я звонил по поводу случившегося в администрацию такси. Там ничего не сказали… Не успел я вернуться к «Белому медведю», как позвонил Аверин. Сказал, что Веры там уже нет. А прошло всего около 10 минут! Нет, приехать и показать точное место он не просил…»

По словам молодого человека, оставшийся вечер он провел за рулем. Развозил клиентов по адресам. Последний заказ поступил от его девушки Яны Юлиной. Она также отдыхала в «Белом медведе» вместе с компанией подруг. «Я рассказал ей о случившемся. Она сильно удивилась. Решили, что девушка перепила, в жизни всякое бывает! Главное, с машиной ничего не случилось… Во сколько я оказался дома, уже не помню. Прошло 3,5 года! Утром позвонили со службы такси. Сказали, что меня хотят видеть сотрудники правоохранительных органов. Я отогнал машину на экспертизу. Знаю, что после этого ее продали…»

Затем к допросу подключаются родители погибшей. Отца Николая Павлинова интересует, на какое расстояние от середины проезжей части выпала из машины его дочь. «Не знаю, рулеткой не измерял!» — ​«Тогда на какое именно место она упала?» Свидетель не понимает вопроса. «Все забыли за три года?» — ​повысив голос, спрашивает мать. Ситуация начинает накаляться. «Конечно, я ведь не живу постоянно этими воспоминаниями! И не повышайте на меня голос! Я не компьютер, чтобы запоминать детали!» — ​нервничает свидетель. «Это не ответ!» — ​заключает родительница. «Это человеческий фактор», — ​парирует Давыдов. «Стойте нормально и не ломайтесь! Легче всего отвечать «Я не помню!». «Тебе за 3,5 года башку оторвать нужно было», — ​бросает отец и получает замечание от судьи. «Куда туфли дочери делись?» — ​интересуется мать. «Я не знаю! Я их не ношу! Задавайте вопросы по существу, а то начинаете меня тут нагибать!» Затем родители вспоминают некоего свидетеля Николаева, который якобы видел, как Давыдов выталкивает девушку из машины, а затем выбрасывает ее куртку. «Чтобы так сделать, нужно было сначала с Черкасовой эту куртку снять, открыть дверь, постараться вытолкнуть ее, а затем умудриться дотянуться от руля на противоположную сторону и выбросить одежду! Это нереально! Вы просто не верите никому и ничему!»

Судью интересует начало встречи Давыдова с Черкасовой. А именно видел ли он ссадины на ее лице, когда она первоначально садилась в автомобиль. «Я обычно не разглядываю пассажиров. Так, в зеркало заднего вида. У Веры лицо вроде было чистое». «С учетом ее состояния она могла самостоятельно передвигаться, звонить по телефону?» — ​«Ну, чтобы она прямо лежкой лежала или трупом была, сказать нельзя», — ​отвечает свидетель.

Прокурор просит разрешения огласить показания, которые таксист давал на предварительном следствии. Там уточняется внешность молодых людей, которые останавливались на трассе. «Примерно 20–25 лет, рост 170–175 сантиметров, — ​зачитывает гособвинитель. — ​Один был в куртке и в спортивных штанах. У другого на голове был капюшон. Из беседы я понял, что это люди славянской национальности. Я не видел, подходили ли они к Черкасовой. Видел, как шли к своему авто, не оглядываясь…» Поиски этих граждан результатов не дали. После просмотра видео-
записи с очной ставки с участием Давыдова и Николаева допрос таксиста завершился. Но пролить свет на картину того вечера в этот день так и не удалось. Все еще остается неизвестным, как молодая женщина оказалась в колодце и кто на самом деле причастен к ее гибели…

Материалы по теме
Закрыть