Понедельник, 24 июня
Общество

Заповедные аппетиты

Сегодня мы решили закусить культурно-развлекательно, экологически чисто и познавательно. Добрались своим ходом до любимого заповедника. Вернее, до Темникова. А там нас встретили на боевом УАЗе и понесли полевыми дорогами на самый Павловский кордон. Да, так можно. Можно снять домик, можно снять с себя цепи и вырваться из городской жары и пыли в тишину, в покой, в дичайшую красоту. Там озеро с родниками, там лодочка и можно сплавать к бобрам, живущим неподалёку. Там мангал, беседка и всё, что нужно для счастья. Там дружелюбные серые волки, распоясавшийся заяц и Сергей Иванович — ​смотритель кордона, как капля воды похожий на Петра Гермогеновича Смидовича.

Там с первого шага просыпаются заповедные аппетиты, и мы к этому готовы, мы привезли с собой четыре баула.

Хотели проникнуть инкогнито, но сорока отнесла на хвосте все расклады яхонтовым нашим друзьям — ​Александру Борисовичу и Елене Константиновне — ​от них в лесу ничего не укроется, они слышат шаг божьей коровки и видят в ночи пар из лосиных ноздрей. Руководят будь здоров! Из золота они, из росы и трав. Прислали с нарочным богатый гостинец — ​лошадиную колбасу, лисичек в баночке, дубовый и смородиновый компоты. И вот мы нырнули в бурую от йода воду, вышли сухими и принялись разжигать угли. В строгости и аккуратности! Пожары вокруг, каждая искра им в масть. И хоть на дворе белый день, комары гудят мессершмиттами. Дымок их немного спугнёт, отведёт в папоротник. Режем пока огромные помидоры, огурцы в мурашках, споласкиваем в родниках лучок. Здесь, между прочим, в почёте гастрономические туры. С рыжиками, с клюквой, с травным чаем, с штями и салом. А сало такое, что небо радо упасть. С чесноками, конечно. Нам досталось по случаю. В остальном опираемся на свои силы.

Мы без туров, мы одинокими барсуками поглядываем сквозь огонь. Машем рукой Сергею Ивановичу, как капля росы похожему на Петра Гермогеновича, приглашаем разделить трапезу. И он великодушно соглашается. Рассказывает, как вокруг кордона шастает наглый заяц, как в километре отсюда жила медведица с медвежатами, как работают вечерами бобры, как кошка Маруська принесла двух котят и надо ей наловить рыбёшки, как вчера не сумел вытащить здоровенную щуку из озера, как леший бродит, как на лиственницах растут помидоры и огурцы. Их мы и нарезали. Нельзя рвать дары заповедника, но Бог простит, а Александр Борисович, надеемся, ограничится подзатыльником.

Много сейчас разных штук для скорой зажарки, удобно. Вот у нас пузатые колбасёнки, например. Решётки всяких размеров стоят рядышком. Выбираем, и понеслось. На душистый дым сходятся звери. Вот из кустов лезет суровое лицо кабана. Вот встречаемся с нежным взглядом косули. Вот присаживается неясыть, обжигая лапы о свод мангала. Вот вышел ёж с боровиком и яблоком на ершистой спине. Угощайтесь, ребята! Рысь осторожно берёт мясо с ладони, благодарно мурлычет. Коршун рвёт сало, придерживая кусок задней ногой. Конская колбаса чудесна, как всё вокруг. Александр Борисович говорил как-то, что находит её в потайной татарской деревне. Борисыч — ​незаходимое солнце над райским лесом, человек-пчела — ​во многих и многих трудах потому что. Подденем лисичку вилкой, нальём дубовый нектар и примем за здоровье доброго друга.

Сергей Иванович, как капля смолы похожий на Пётра Гермогеновича, протопил баню, и мы идём бешено париться, чтоб залезть потом в прохладное озеро, а любимая Анна Владимировна, добавляя темниковский загар к средиземноморскому, кормит с ложки дымчатого котёнка. В заповеднике все должны быть сытыми и довольными.

К вечеру печём в золе молодую картошку — ​по окрестным деревням урожай уже собран. Разломишь её, горячую, макнёшь в соль, заешь лучком и салом, пустишь вдогонку грибочек, рюмочку смородиновой… Страшная благодать! И комар не страшен. А утром купание, чай с малиновым вареньем. «И что бы ты делал, — ​спрашивает Анна Владимировна, — ​если бы я не взяла варенье?» Да, было бы гораздо сложнее. Нас снова везут полевыми дорогами в Темников. Отпуск весь вышел. А тем, кто лишь собирается отдохнуть, прямой путь на Павловский. Там мир, там тишайшее царство, там зверские аппетиты, там Сергей Иванович, как капля мёда похожий на Петра Гермогеновича.

Ешьте на свежем воздухе. Пойдёт во благо!

Материалы по теме
Закрыть