Среда, 19 июня
Происшествия

Фаза унитаза

Когда-то Николай Самаркин по-хозяйски смотрел на мир… Фото: Столица С

Экс-руководителя «Мордовпотребсоюза» Николая Самаркина будут судить за незаконную продажу магазинов и парусник, подаренный бывшему ректору. Ему грозит до 10 лет неволи…

Перед Ленинским райсудом предстанут 56-летний экс-председатель правления «Мордовпотребсоюза» Николай Самаркин и его бывший подчиненный — 62-летний главный специалист по имущественным вопросам Василий Обманкин. Они обвиняются в «крупной и особо крупной растрате». Как утверждает следствие, Самаркин незаконно распродавал магазины по заниженной цене, причинив своей организации ущерб на 3,2 миллиона рублей. Кроме того, вместе с Обманкиным он подарил председателю совета правления «Мордовпотребсоюза» Борису Кевбрину большущий керамический парусный корабль, на палубе которого в белоснежном кителе стоял… капитан Кевбрин! Криминал заключается в том, что на фрегат были незаконны потрачены средства пайщиков, которые по документам провели как затраты на покупку… унитаза «Лада»! Новые подробности из «морских злоключений» бывшего кооператора-банкира — в материале Валерия Ярцева.

Распродажа

Сотрудники СЧ СУ регионального МВД завершили расследование громкого уголовного дела. По их данным, в декабре 2017 года руководитель «Мордовпотребсоюза» Николай Самаркин, до этого возглавлявший местный филиал Россельхозбанка, воспользовался служебным положением и незаконно заключил с предпринимательницей Равиловой договоры купли-продажи объектов недвижимости на территории Лямбирского района. При этом Самаркин «действуя из корыстных побуждений с прямым умыслом на хищение чужого имущества» лично дал указание главному бухгалтеру «Мордовпотребсоюза» Шведковой значительно снизить их балансовую стоимость. Но своими преступными намерениями с женщиной делиться не стал. Согласно договору, здание магазина в селе Татарская Тавла по ул. Школьной, фактическая стоимость которого составляет 674 874 рубля, было продано за 154 тысячи. Здание магазина в Лямбире по ул. Октябрьской, которое оценивается в 2 миллиона 570 тысяч 330 рублей, «ушло» за 846 тысяч. Таким образом, «умелыми действиями» обвиняемого «Мордовпотребсоюзу» был причинен материальный ущерб на общую сумму 3 миллиона 245 тысяч 204 рубля — то есть в особо крупном размере. И это, можно сказать, еще по-божески. Ведь, по первоначальным данным следствия, ущерб превышал 6 миллионов. Но в итоге эта сумма оказалась снижена наполовину… По этому поводу в уголовном деле есть заявление членов правления «Мордовпотребсоюза» о том, что Самаркин, нарушая устав организации, самовольно решил вопрос о реализации зданий, не вынося его для обсуждения на общее собрание. В итоге они выступали против, а сделки все рано были совершены. Причем магазины продали арендаторам вместе с торговым оборудованием. Дескать, арендатор в Лямбире все равно хотел от продуктового магазина отказаться, так как не выдерживал конкуренцию с находящимися по соседству торговыми заведениями «Бристоль» и «Магнит». А содержать «ненужные» здания на балансе «Мордовпотребсоюза» было экономически нецелесообразно. Хотя специальная выездная комиссия установила, что оба торговых заведения нормально работают и расположены в хороших местах…

«Пираты»

Минувшей зимой, когда вовсю шло предварительное расследование по поводу продажи магазинов, как подводная лодка на поверхность, всплыл еще один любопытный факт. На излете 2017 года Николай Самаркин решил сделать ценный подарок своему шефу — председателю совета правления «Мордов-потребсоюза» Борису Кевбрину, который ранее был ректором Саранского кооперативного института. В честь юбилея! Все бы хорошо, да оплатить изготовление на заказ ценного сувенира Самаркин решил из средств ничего не подозревавших пайщиков. Хотя вполне мог и сам чуть-чуть раскошелиться — ведь его годовая зарплата составляла 4 миллиона 257 тысяч рублей. Как сказано в обвинительном заключении, Самаркин «распорядился денежными средствами как собственными путем их незаконного расходования и передачи другому лицу против воли собственника». Другими словами, пайщиков ограбили совершенно по-пиратски! Изготовление корабля Самаркин поручил своему знакомому Дырину. Тот постарался. Сувенир для дорогого юбиляра вышел впечатляющим — примерно 80 сантиметров в высоту и до метра в длину — с раздувающимися парусами! А на корабле стоит капитан высотой в четверть метра в белоснежном кителе. И это… сам Кевбрин всматривается вдаль, точно зная, куда направляет судно, куда путь дальше его организация держит… Причем и капитан, и фрегат выполнены из керамики. Своим криминальными идеями «пират» Самаркин, как выяснилось, поделился с главным специалистом по имущественным и хозяйственным вопросам Василием Обманкиным, предложив совместно похитить деньги «команды» — точнее «Мордовпотребсоюза» — чтобы потратить на великолепный парусник. Обманкин на обман согласился. Самаркин распределил роли. Таким образом, как решило следствие, «указанные лица, имея единый преступный умысел, вступили в преступный сговор в составе группы лиц». И именно тогда заслуженный экономист республики Николай Самаркин дал указание работникам бухгалтерии Шведковой и Заводовой: выдать искуснику Дырину из кассы 22 тысячи рублей, не составляя на этот счет документов и не отражая сей факт в бухгалтерском учете. После чего Обманкин попросил Заводову подготовить для отчетности товарные чеки на такую же сумму. Только в них значились… Унитаз «Лада», раковина «Уют», керамическая плитка «Гармония», а также строительные материалы. «Флотоводец» Самаркин поставил на этих липовых документах свою подпись. Любопытно, что в ходе предварительного следствия он вину признал. В отличие от Обманкина, который вообще отказался от дачи каких-либо показаний, воспользовавшись 51-й статьей Конституции РФ. Хотя прежде рассказывал, что унитаз «Лада» с раковиной «Уют» и другими нужными товарами и в самом деле им приобретались. Только вот чеки потом были утеряны. И пришлось их по распоряжению Самаркина восстанавливать. Все купленные материалы использовались во время ремонта туалета для персонала «Мордовпотребсоюза», а также тамбура. Причем ремонт в туалете никто из сотрудников видеть не мог, так как Обманкин проводил его лично в выходные дни и в ночное время. А вот тамбур «реставрировала» приглашенная узбекская бригада. Трудилась она бесплатно. Контактных телефонов работяг Обманкин не запомнил…

В настоящее время уголовные дела, соединенные в одно производство, направлены в суд. В общей сложности получилось 14 томов. За особо крупную «магазинную» растрату уроженцу дубенского села Кочкурова, а ныне пенсионеру Николаю Самаркину грозит до 10 лет неволи со штрафом до 1 миллиона рублей. А за «групповую» аферу с керамическим кораблем, совершенную «по предварительному сговору… с использованием служебного положения», ему и уроженцу ковылкинского села Новое Пшенево Василию Обманкину светит до 6 лет неволи. В отношении Самаркина прошлой зимой была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Если вина «кораблестроителей» будет доказана в суде, то служители Фемиды при назначении наказания обязательно учтут выданные им характеристики. О Василии Обманкине на работе и по месту жительства отзываются только положительно. А вот Николай Самаркин хорошо себя ведет только там, где живет, — в поселке Озерном. В «Мордовпотребсоюзе» ему «выписали» отрицательный отзыв. Члены этой организации охарактеризовали недавнего руководителя как некорректного, грубого и тяжелого в общении человека, чересчур требовательного, с авторитарными методами управления… Любопытную информацию озвучил директор департамента безопасности регионального филиала Россельхозбанка, который ранее возглавлял нынешний подсудимый. По его мнению, Самаркин допускал грубые нарушения внутренних правил и требования нормативных документов при выдаче кредитов. За что был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора и затем уволился по собственному желанию… По данным правоохранительных органов, в те времена денежные средства Россельхозбанка «исчезали» с помощью выдачи фактически «безнадежных» кредитов Саранскому электроламповому заводу. Ущерб превысил 200 миллионов рублей…

Кстати

Размещенная на сайте «Столицы С» информация о злоключениях Николая Самаркина вызвала активное обсуждение. «Все, кто пересек черту, независимо от статуса, должны понести самое суровое наказание, а не прикрываться потом болячками, родителями, детьми и плакать от жалости к себе!» — высказывает свое мнение Петр Паракшин. А вот какими наблюдениями поделился Анатолий Дадаев: «Коля здоров как бык, пляски устраивал на корпоративах в костюме самодержца. Делишки темные проворачивал… Дворцы, машины дорогие, катера, счета и недвижимость за пределами Мордовии. Как только арестовали — тут болит, и тут, и тут…»

Материалы по теме
Закрыть