Пятница, 14 июня
Общество

«Вершки» и «корешки»

И на кой нам нужен этот футбол?

Станет ли футбол экономическим локомотивом Мордовии или все усилия и затраты канут в Лету?!

Сразу признаюсь в страшном и крамольном: я не люблю футбол. Ничего в нем не понимаю. Играть в него никогда не умел… В шахматы там, в шашки — еще куда ни шло. Но в футбол — нет!

Даже в детстве на школьном дворе, когда на уроках физкультуры физрук выпасал нас на весеннее солнышко, или на колхозном поле где-нибудь в пределах Большого Маресьева, куда нас ежелетне вывозили в трудовой лагерь, я становился главным недоразумением любой футбольной баталии. «Сеня («погоняло», липшее ко мне все школьные годы), — кричали мне все, — кончай от меча бегать! Играй давай уже!» Но нет, мне не игралось…

…За последние несколько лет в Саранске на месте забурьяненного болота (этой мечты советских времен — несостоявшегося «саранского моря») вырос современный жилой район с продуманной и удобной инфраструктурой, необычными архитектурными решениями и оригинально освоенной местностью. И, конечно, центром притяжения всей этой модерновой застройки, да чего уж там — всего Саранска, стал невиданный у нас доселе по своей грандиозности стадионный комплекс «Мордовия Арена».

С его вводом в строй поблекли и стали неконкурентными все другие архитектурные вершины мордовской столицы (а их в недавнюю пору появилось у нас немало). И со смотровой площадки главного корпуса МГУ, и из бассейна фонтана «Звезда тысячелетия», и со звонницы кафедрального собора, и с крылец Музыкального театра и Пушкинской библиотеки, и из лабораторий Технопарка, и даже из лоджий жилкомплексов «Онегин» и «Гратион», и много еще откуда — мы все время смотрим на него: оранжево-рыжий овал стадиона!

И что же видим, лицезря всю его красоту вот уже год? Грандиозность инженерных решений, чистоту, ухоженность и… абсолютную пустынность. Только объективы видеокамер фиксируют малейшее движение вне периметра да затянутые в черную униформу охранники осоловело поглядывают из-за жердей трехметровой ограды.

За некоторым исключением это, пожалуй, единственный случай в Саранске, когда новодел совершенно невостребован у людей. Главный спортивный объект, ставший, по сути, центральным атрибутом региона, ощетинившись многослойной пропускной системой, прозябает в безлюдье.

Меньше всего хотелось бы думать, что построена эта громадина была только для того, чтобы Саранск принял четыре матча мундиаля летом 2018 года. Да, эта задача (как и вообще вся программа проведения чемпионата в нашем городе) была выполнена на отлично! Стадион получился не просто вместительным, отвечающим всем требованиям ФИФА, но и оригинальным архитектурно. В нем (в отличие от аналогичных объектов в других городах-миллионниках) обретается некая уютность, комфортность и теплота, так свойственная вообще нашей провинциальной жизни.

Это не только мои ощущения. Многочисленные отзывы футбольных фанатов, съехавшихся в Саранск в июне 2018 года с половины мира, — говорят на разных языках об этом же. Мы вправе рассчитывать на такие же оценки и от наших новых гостей — с Апеннинского полуострова, приезжавших на отборочный матч чемпионата Европы-2020 между сборными России и Сан-Марино.

Но матчи завершаются. Шумная и пестрая толпа болельщиков разъезжается восвояси, а стадион со всей своей огромной инфраструктурой остается…

…Уже через, считай, месяц, после завершения ЧМ–2018 — 20 июля, в Калининграде на президентском совете по физкультуре и спорту была представлена «Концепция наследия чемпионата мира по футболу», подготовленная Министерством спорта вместе с руководителями регионов, где проходили матчи мирового первенства. Стадионы, по замыслу авторов документа, должны выйти на окупаемость к 2023 году и стать основой для развития футбола в России.

Разработка концепции наследия, — сообщает канал РБК, — началась за несколько лет до чемпионата из-за опасений, что новые стадионы и тренировочные поля, на строительство которых было совокупно потрачено 149 млрд (!!!) рублей, станут невостребованными: либо окажутся заброшенными, либо будут приносить регулярный убыток владельцу.

И мировой опыт это наглядно подтверждает. Один из наиболее известных подобных примеров — Национальный стадион имени Ману Гарринчи в столице Бразилии. Строительство гигантской арены на 72 тыс. зрителей к ЧМ–2014 обошлось бюджету в $900 млн, что стало рекордом для страны. Однако после окончания первенства стадион оказался фактически заброшенным. На арене изредка проводятся концерты рок-групп, в подтрибунные помещения переселили некоторые департаменты мэрии города, а пристадионная территория стала использоваться в качестве автопарка… Дабы не допустить подобной ситуации, концепция наследия ЧМ–2018 охватила все 12 стадионов, а также 95 тренировочных полей, построенных или реконструированных к мировому первенству.

Причем средства федерального бюджета по программе наследия, — констатирует РБК, — получат управляющие компании семи арен,— в Саранске, Волгограде, Калининграде, Ростове-на-Дону, Самаре, Екатеринбурге и Нижнем Новгороде. Все эти стадионы были возведены на федсредства и находятся на балансе ФГУП «Спорт-Инжиниринг», подчиняющегося непосредственно Минспорта.

Стадионы должны в основном использоваться по прямому назначению — для проведения футбольных матчей. Но, «как показывает мировой опыт, в случае использования стадионов только для проведения футбольных мероприятий получаемых доходов может оказаться недостаточно для достижения их самоокупаемости, — подчеркивается в документе. — В связи с этим существует практика многофункционального использования футбольных стадионов, предусматривающая их использование для проведения культурно-спортивных и зрелищных мероприятий, в том числе региональных и городских, а также практика предоставления для коммерческого использования внутренних помещений стадионов».

Помещения на территории стадиона, по замыслу авторов концепции, разрешено сдавать в долгосрочную аренду предприятиям торговли и сферы услуг «спортивной и оздоровительной направленности», предприятиям общепита или под офисы. «Но в любом случае это будет связано с основным, спортивным профилем сооружений», — рассказал в беседе с РБК министр спорта Павел Колобков.

Разработка программы коммерческого использования стадионов возложена на региональные власти, которые примут на свой баланс стадионы уже в этом году. «В лучшем случае в первые два года работы после чемпионата мира, помимо «Спартака» и «Санкт-Петербурга», на окупаемость может выйти только «Ростов Арена», — отметила в беседе с РБК директор по развитию компании «Спорт Бизнес Консалтинг» Александра Савраева. — Их преимущества — наличие популярной команды, расположение городов, уровень жизни в регионе, количество населения, существующая заполняемость и востребованность в регионе больших площадок.

Наиболее проблемными в отношении выхода на получение операционной прибыли являются «Мордовия Арена», «Волгоград Арена» и стадионы в Нижнем Новгороде и Калининграде. Это города с относительно небольшим населением (от 315 тыс. в Саранске до 1,26 млн в Нижнем Новгороде), дешевыми билетами на футбол и низкой посещаемостью матчей», — считает Александра Савраева.

«Имеется ли в составе новых стадионов необходимая инфраструктура, которая позволила бы им зарабатывать?» — задается в этой связи вопросом российское издание «Форбс».

«Нет, коммерческие площади при проектировании арен к ЧМ не закладывались, — отвечает Алексей Милованов, генеральный директор ФГУП «Спорт-Инжиниринг». — Такой проблемы избежали лишь столичные объекты и «Казань Арена», где уже сдаются в аренду 13 000 кв. м площадей. Там работают детские развлекательные центры, хоккейные и футбольные секции, языковая школа, фитнес-клуб, кафе и рестораны. Тот же стадион в Саранске может представить арендаторам более 20 000 кв. м. Весь вопрос — будут ли они востребованы?»

При правильном развитии стадионов акцент должен быть сделан на семейную аудиторию, — убеждены обозреватели «Форбс». — Тогда многофункциональные комплексы станут настоящими центрами локального развития. Пока же футбольные сооружения рассматриваются как вещь в себе, а не как коммерческий объект, надежды на превращение арен в импульсы для развития региона остаются минимальными.

В этой связи от многих горожан в Саранске можно слышать вполне справедливое недоумение: а почему при обсуждении даже идеи создания в городе такой глобальной спортивной структуры власти не обеспокоились услышать их мнение? Тем более почему не делается это сейчас? А у людей наверняка есть много здравых мыслей, как превратить пустующую громаду в любимое и посещаемое место. Причем не только саранчанами, но и гостями города со всей округи: и из районов Мордовии, да и с тех же — Пензы, Сарова, Арзамаса или Ульяновска. Ведь футбол — футболом, но многие (и я в том числе, конечно) готовы для себя и своей семьи раскошеливаться за грамотно организованный досуг далеко не только в спортивном отношении…

И напоследок… По официальным данным, на которые ссылается канал РБК, благодаря ЧМ–2018 ФИФА получила рекордную выручку в размере $6,1 млрд. При этом основные расходы на проведение ЧМ — более $14 млрд — взял на себя российский оргкомитет. Для большинства региональных территорий чемпионат экономически обернулся лишь ужесточением долговой нагрузки. Что это такое, в Мордовии рассказывать не надо. Так что старая сказочка про «вершки и корешки» нашла у нас свое наглядное подтверждение.

Что ж, нам остается только уповать на мудрость и прагматизм наших руководителей. И верить, что наступят времена, когда «Мордовия Арена» станет каждодневно шумным и многолюдным местом, любимым горожанами и многочисленными гостями Саранска. «Давай, Сеня, играй уже…» — будет нестись с его многотысячных трибун не только в день матча сборных России и Сан-Марино. Как бы то ни было, футбол у нас любят, ценить умеют и делать это готовы всегда! Ведь так?

Материалы по теме
Закрыть