Пятница, 21 июня
Общество

Харчи Султана

В Сиде приехали ближе к ночи. Бросили в море камушек с мордовской земли, но купаться не стали. Прохладно. И волны. Это только Конюхову нипочём, а мы люди робкие. На борту отеля пять звёзд, имя ему — ​Султан. И судя по тому, что после общего ужина остались горы еды, кормить нас будут убийственно. Номер о двух больших комнатах с выходом на лужайку. Под пальмами можно прошмыгнуть в ресторан. С утра предполагалась разведка боем.

Завтрак

На самой заре наша, пока ещё белотелая, супруга делает зарядку на травке, а мы расчёсываем бороду, берём с собой профессора Степана шести полных лет, прыгаем в бассейн и идём инспектировать харчи Султана. Завтракаем который год традиционно — ​яичница, оладьи, всякого толка орехи и хлопья с лимонным кремом и мёдом, две чашечки капучино. Или одну капучино и одну латте. Разнообразить можно творожком, оливками, фритюрными сладостями, сырком. Сыр, как правило, пересоленный, но был интересный вариант, напоминающий наш охотничий сыр. И с изюмом! Добрая вещь! Можно и не так усердствовать, а ограничиться фруктами в собственном их соке. Или крепчайшим турецким чаем. Булок — ​вагоны. Усыпаны удивительными семенами, пшеничные и ржаные. Хочешь — ​маслом мажь, а не хочешь — ​макай во всякие соусы. Все перепробовать не удалось, живот всё-таки не безразмерный. Профессор кушал яблоки и белки. Иногда позволял себе кукурузные хлопья с молоком. А чем наша мама питалась, мы и не знаем, мы уже уходили на море к тому моменту.

Пляжные перекусы

У берега свои чудеса. Если зайти по колено в Средиземное море, увидишь, как снуют стада здоровенных рыб. Есть подозрение, что их здесь и жарят. Как звать рыбу, выяснить не удалось. Предлагали скумбрию и вот эту вот. Здесь вообще с переводом беда. Одно блюдо имело имя «Баклажаны проводят обыск», другое «Белая берёза капуста». Импозантный мужчина с Севера дразнил за это аборигенов «дебилами нерусскими». Грубиян, чего уж. Неподалёку турчанка готовит лепёшки, турчонок в смешном колпаке выдаёт детям мороженое. Можно выпить соку, лимонадов и минералки. А алкоголь с десяти. Как на Родине. Профессор брал на пляже картошку фри, например. Ну, и помидоры там, огурцы, зелень. Иногда и кефир себе позволял.

Обед

К обеду идём в ресторан. Это такой забег в ширину, что любо-дорого. Обещали себя контролировать, да где там. Ориентир на говядину. Так уж она мягка, так чудесна. Здоровенные такие куски, тушённые в невиданном соусе. А с курятиной что только ни выделывают — ​и рулетики с какой-то сластью, и с дымком, и на косточках, и в холодном виде, и в горячем. Разнокалиберные мясные пирожки, приятная во всех отношениях долма. Овощь тушёная, овощь маринованная, и брюссельская капуста, и брокколи, и баклажаны, и сладкие фаршированные перцы, и пловы, и таинственные крупы. А колбаса вообще невкусная. И картофельное пюре. Профессор так и сказал — ​здешние повара не умеют пюре готовить. Приходилось ему жареной картошкой утешаться и разноцветными муссами. И, конечно, мороженым. И арбузами. И пирожными. И тортиками. Тортиков великое множество. А если проголодался после обеда, есть милая возможность подкрепиться возле бассейна. Там и курочки, и котлетки.

Алкоголь

Вина — ​море. Белое, красное, розовое. Приятное, кисленькое. Льют из-под крана на каждом шагу. Но чтоб сделаться пьяным, надо выпить литров десять. Виски плохонький, слабохарактерный. А если уж со льдом, то и вовсе вода. Джин — ​фуфло, разбавленный до невозможности. Единственная крепчайшая вещь — ​ракия, анисовая водка. Пахнет аптекой, но при желании можно наклюкаться. Пиво не пробовали. Говорят, нормальное. Для крупных эстетов — ​бейлис. Для старушек и гомосексуалистов — ​коктейли. «Секс на пляже» и всякое такое. Дрянь, скорее всего, несусветная.

Ужин

К вечеру вновь изобилие. С добавками. Роллы, например, несъедобные, микрокреветочки, крабовые палки в кислом майонезе, рыбёшка на гриле, жареная индейка. И баранина! Ах, какая баранина! С жирком, с присвистом. Мы макали её в горчичный соус и заедали апельсинами. А супруга наша, к тому времени уже загорелая, положит себе горстку риса и посмеивается над нами с Профессором. Мясо, разумеется, мы ели с зеленью. Тут и укроп, и петрушка, и лук, и руккола, и шпинат, и подозрительные лопухи, и салат…
Тяжело это всё. Пять кило живого веса за неделю приобрели. Любимая наша жена — ​три с чего-то. А Профессора мы не взвешивали, он к бабушке в Курск умотал.

Материалы по теме
Закрыть