Пятница, 21 июня
Происшествия

«Это люди серьезные, не просто шантрапа какая-то!»

Жертва рэкета рассказал, как «уличные» деятели закапывали его живьем в атемарском лесу…

Жертва рэкета рассказал, как «уличные» деятели закапывали его живьем в атемарском лесу…

«Я тебя даже не узнал!» — признался 41-летний подсудимый Сергей Жигунов, всматриваясь в свою жертву — Михаила Макушкина. В Ленинском райсуде на прошлой неделе вновь звучали некогда грозные фамилии из стана преступного сообщества «Химмаш» — Шорчев, Пеганов, Арюткин… Подсудимый Жигунов — единственный из «шорчевских», кто пока избежал возмездия. Сейчас он отвечает за вымогательство денег, машины и недвижимости. Участники судебного процесса снова вспомнили, как в нулевые в Саранске все еще процветало «крышевание» таксистов, как в кафе «Весна» делили «парфюмерный рынок» и закапывали под Атемаром в землю живого человека, отказавшегося «иметь дела» с бандитами. Из зала суда — Валерий Ярцев.

Бывший житель лямбирского села Протасова Сергей Жигунов обвиняется по статье «Участии в преступном сообществе» (до 10 лет неволи со штрафом до 500 тысяч рублей) и по двум эпизодам статьи «Вымогательство» (до 15 лет лишения свободы со штрафом до 1 миллиона рублей). По данным следствия, в 2004–2007 годах участники организованной группы, входившей в состав преступного сообщества «Химмаш», совершили ряд тяжких и особо тяжких преступлений. В них участвовал и Сергей Жигунов. Он ударился в бега после того, как в апреле 2009-го были задержаны основные «химмашевские» лидеры. Лишь в прошлом году сотрудникам уголовного розыска МВД по РМ стало известно, где скрывается Жигунов. В сентябре оперативники задержали нашего земляка в Сочи, где он завел семью и работал охранником. После чего доставили в Саранск…
«В январе 2001 года в ОПГ «Химмаш-Борисовские» была создана специальная группа для совершения вымогательств, — зачитывает обвинение представитель прокуратуры республики. — Их координаторами являлись Юрий Шорчев и Андрей Борисов… Участник ОПГ Сергей Панькин по кличке Кекс вовлек в нее Сергея Жигунова и других…» В этот момент присутствующая в зале пожилая женщина — очевидно, мать подсудимого — начинает беззвучно плакать и протирать очки платком. Сам Жигунов по-прежнему закрывается от журналистов папкой с изображением котиков. «Не позднее 2005 года Панькин при активном содействии Жигунова вовлекает туда новых лиц, — продолжает гособвинитель. — Жигунов является в своей группе одним из «старших»… Они «натаскивают» «молодых»… Совместно отмечают праздники, проводят спортивные соревнования… В июне 2004 года Панькин, Жигунов, Силантьев с одобрения Шорчева в селе Атемаре вымогают у гражданина Макушкина автомобиль «Опель» стоимостью 250 тысяч рублей и кирпичный дом по ул. Центральной, который оценивался в 1,5 миллиона рублей… Кроме того, участники ОПГ «Химмаш» приобрели и хранили в Ковылкине огнестрельное оружие и взрывчатые вещества, которые затем были выданы участником преступной группы Чураковым…»
«Полностью согласен с предъявленным обвинением! — произносит из-за решетки Сергей Жигунов, по-прежнему закрывая лицо. — Я искренне раскаиваюсь. Но в соответствии с 51-й статьей Конституции РФ не буду давать показания. Подтверждаю показания, которые давал на предварительном следствии!» «А на вопросы будете отвечать?» — интересуется председательствующий. «Если они не затруднительные, то буду!» — кивает Жигунов. Как следует из прежних показаний, в 2003 году он завершил учебу и проводил свободное время с представителями «химмашевских», с которыми познакомился в конце 1990-х. Встречи проходили в селе Атемаре — в кафе-баре на ул. Центральной. При этом Сергею Жигунову было известно, что Панькин по кличке Кекс напрямую общается с предводителем Юрием Шорчевым по прозвищу Шахматист. Этот товарищ считался «старшим по всему Атемару». Жигунову тоже случалось видеться с Шахматистом — это происходило в саранском баре по ул. Косарева. Первое время Сергей занимался сбором металлолома, который затем сдавали на заготовительные базы. Затем «шорчевские» занялись благоустройством платной автостоянки и принялись активно «крышевать» таксистов, занимавшихся перевозками пассажиров из Саранска в сторону Атемара. За «беспрепятственную» работу брали ежемесячно с «тачки» по 200–300 рублей. В середине 2000-х Кекс сам приобрел несколько автомобилей у «светотехстроевских», чтобы напрямую заниматься частным извозом…

«Раньше во время разных встреч я всегда называл себя представителем группировки «Борисовские-Химмаш», — вспоминал обвиняемый Жигунов. — Но после задержания «шорчевских» в апреле 2009 года все отношения с ее участниками прекратил!»

Для дачи показаний приглашается потерпевший Михаил Макушкин. «В данный момент работаю в Краснодаре — строю мосты, — рассказывает мужчина. — Да, подсудимый мне известен!. Когда с меня требовали автомашину и дом, то избили и закопали в лесной полосе села Атемара! Как это случилось? Я тем летом отдыхал с семьей на Уде. Меня встретил Панькин по кличке Кекс — он был у них «старшим» — и предложил зайти в бар. Там и состоялось это «мероприятие». Раньше Кекс приглашал меня в их группировку, но я отказался. Панькин стал разговаривать со мной на повышенных тонах, сказал, что я «непорядочный». Стал вымогать машину и дом. В ходе ссоры меня избили. Кажется, Жигунов тоже участвовал, более точно сейчас сказать не могу… Сергей Панькин ударил меня совковой лопатой по голове. Металлической частью. Я потерял сознание… Очнулся в лесополосе — примерно в 800 метрах от бара. Я был завален землей и заброшен ветками. Обнаружил, что ключей от машины в кармане больше нет. Выполз на дорогу, где меня какой-то человек подобрал и отвез домой. А всего месяц назад узнал от ныне покойного Евсеева (скончался две недели назад — «С»), что тогда Панькин даже приказал вырыть для меня яму!» «А сейчас к Жигунову какие-то претензии имеете?» — спрашивает прокурор. «Никаких…» — спокойно произносит потерпевший. Судья объявляет перерыв. «Я тебя даже не узнал!» — обращается Жигунов к Михаилу Макушкину…

После возобновления заседания оглашаются показания, данные потерпевшим в ходе расследования. Ведь, по словам Макушкина, за это время он мог что-то забыть. Так становится ясно, что претензии Михаилу предъявляли поначалу из-за того, что «поступил неправильно», уйдя из группировки без согласия товарищей. Что касается избиения, то Жигунов принимал в нем участие. Вдобавок после рокового визита в бар на теле Макушкина «обнаружились» колото-резаные раны. Он терял сознание, поэтому многие подробности вспоминались с трудом. На следующий день после расправы к Макушкину пришел участковый — предложил написать в заявлении о том, что тот якобы сам получил ранения, случайно «упав на забор». Михаил был согласен — лишь бы лишний раз не связываться с «химмашевскими». После чего самостоятельно зашил раны нитками. Правда, неудачно — началось заражение и все-таки пришлось обращаться в больницу…
Тут в дело вступает защитник Жигунова. Она задает потерпевшему вопросы, как бы подводящие к выводу, что вымогательством автомобиля и недвижимости занимался исключительно Кекс. А вот Жигунов с другими подельниками ничего для себя не просили. Просто нанесли по паре ударов — «за компанию». А посему и никакой «организованной группы» не усматривается. «Вы смотрели фильм «Адвокат дьявола»?!» — с трудом сдерживает эмоции Макушкин…

Затем для дачи показаний приглашается Сергей Вотяков, который по данному уголовному делу проходит в качестве свидетеля. А на знаменитом процессе в Верховном суде РМ, когда к ответственности привлекли Юрия Шорчева и его сообщников, сам являлся подсудимым. В итоге за рэкет и другие злодеяния Вотяков прошлым летом получил условный срок. Но нынешней весной Верховный суд России «исправил» это наказание на 5,5 лет общего режима. Вотякова даже взяли под стражу — «в порядке исполнения приговора». Но этот вымогатель, в отличие от большинства товарищей, уже успел практически полностью отсидеть свой срок еще в следственном изоляторе, пока длился суд. В итоге мужчина снова оказался на свободе. Напомним, что лидер ОПГ и одновременно безжалостный убийца Юрий Шорчев «заработал» 24 года 3 месяца неволи. В общей же сложности бандиты, признанные виновными в ряде громких убийств, покушений и вымогательствах, получили более 100 лет лишения свободы…

Но, представ теперь перед Ленинским райсудом, свидетель Вотяков, как и его тезка Жигунов, объявляет, что решил воспользоваться Конституцией, дающей право на молчание. И опять прокурор зачитывает показания, добытые во время предварительного расследования. Так становятся известны новые подробности о еще одном криминальном эпизоде, за который сейчас судят Жигунова. В апреле 2007 года предпринимательница Татьяна Подугольникова пожаловалась Вотякову, что некие «конкуренты» тоже решили заняться реализацией косметики и переманили ее продавцов. В результате резко упали продажи. Женщина попросила наказать наглых «обидчиков». В частности, некоего Сергея Колодкина, менеджера из Нижегородской области. Вотяков привлек Сергея Жигунова и его «компаньонов» как «представителей улицы». Встретившись с Колодкиным возле Центрального рынка, парни наложили на «виновного» «штраф» в размере 30 тысяч рублей. За причиненные «волнения». И в дальнейшем обязали выплачивать ежемесячно за «крышу» вначале по 3 тысячи рублей, а затем по 5 тысяч. Вдобавок подтвердили свои требования, пригласив свою жертву «на чашку водки» в кафе «Весна». Сохранилась даже аудиозапись, сделанная в те дни предусмотрительным Колодкиным. «Я думаю, твоя зарплата позволяет немножко отчисления делать! — убедительно внушал Сергей Вотяков. — Это люди серьезные, не просто шантрапа какая-то! Пойми, ты с людьми работаешь. Потом тебе все объясню. И тогда будет все нормально, все ровно. Это все, как говорится, реально. А вот если у тебя проблемы появятся, то ты будешь готов уже все отдать!» Выслушав прокурора, осужденный свидетель Вотяков не отрицает, что давал такие показания. Но все равно говорить теперь ничего не будет. Судебное следствие продолжается…

Материалы по теме
Закрыть