Четверг, 13 июня
Происшествия

«Из заболеваний — ВИЧ, туберкулез, гепатит. Сына в последний раз видела перед первой отсидкой в 2011-м…»

Елена Шашура — женщина с богатой историей болезней. Фото: Столица С

Стартовал суд над «роковой красавицей» Еленой Шашурой, которую обвиняют в смерти очередного любовника

Грозная Шашура зарезала троих мужчин, один из которых скончался. Сейчас суровая женщина обвиняется в убийстве 33-летнего сожителя Александра Грачева. В пылу ссоры мужчина ударил ее табуреткой, за что жестоко поплатился. На первом заседании «бой-баба» рассказала о своих неизлечимых болезнях. «Я каждый день со дня смерти Саши считаю! — восклицала в ответ мать убитого мужчины. — И у меня сейчас к подсудимой только один вопрос: Лен, я тебя чем-то обидела, чтобы ты у меня вот так отняла самое дорогое в жизни — ребенка?!» Между тем родные Грачева уже полгода не могут установить снимок на его могиле. Дело в том, что мобильник, где могли храниться фото, забрала его губительница Елена. Из зала суда — Валерий Ярцев.

«Родилась 2 октября 1979 года», — едва слышно сипит за решеткой Елена Шашура. «Что у вас с голосом?» — беспокоится судья. «Болею…» — «Чем?» «Туберкулез гортани, — объясняет обвиняемая. — Проживаю в Саранске. Образование — 10 классов… Лишена родительских прав…» «А где ребенок?» — интересуется председательствующий. «Не знаю!» — «Совсем не знаете? В приемной семье или где-то еще?» «Неизвестно! — опять шипит Шашура. — Это мальчик! Сейчас ему 8 лет…» — «Когда последний раз с ним виделись?» — «Еще перед первой отсидкой. Ему тогда всего два месяца было… А еще у меня есть дочь, но она уже совершеннолетняя!» — «А алименты с вас взыскивали?» — «Да, за сына. Когда в колонии сидела, то платила…» — «Дело в том, что за неуплату алиментов уголовная ответственность наступает, — поясняет служитель Фемиды. — И в отношении вас никаких мер со стороны приставов не применялось?» Шашура в ответ молча качает головой, чтобы лишний раз не напрягать горло. «А какие у вас еще заболевания?» «Туберкелез, ВИЧ, гепатит С… — перечисляет женщина. — Лечение проходила по месту отбывания наказания, и в Саранске меня в больницу вызывали… Нет, инвалидности у меня нет…»

Прокурор зачитывает обвинение… 26 октября прошлого года Елена Шашура пришла к своему сожителю Александру Грачеву, проживавшему в доме № 112а по улице Косарева. В застолье приняли участие еще двое гостей. Около полудня хозяин в результате возникшей ссоры четыре раза ударил избранницу табуреткой по голове! Нетрезвая женщина прошла на кухню, схватила нож и как минимум восемь раз ударила обидчика. Поврежденными оказались сердце и легкое. Грачев скончался на месте преступления из-за большой кровопотери. Ранее рецидивистка несколько раз нападала на мужчин с ножом. 16 мая 2011 года на Светотехстрое ударила предыдущего сожителя ножом в живот, повредив желчный пузырь. Пострадавший выжил, а барышне дали 2 года условно… Летом того же года возле магазина в поселке Луховка Шашуру задержали полицейские. За любовь к «растительному зелью» ей с учетом предыдущего приговора дали реальный срок — 2 года 9 месяцев неволи. Елена отбыла его полностью. В начале 2015 года снова жила в Саранске. Новое кровавое преступление произошло 6 января в доме № 17 на бульваре Эрьзи. Елена ударила ножом хорошего знакомого. Оказалась повреждена диафрагма. Шашура сбежала с места преступления, но ее быстро задержали. Весной 2015 года Октябрьский райсуд приговорил ее к 2,5 года общего режима. Летом 2017-го Шашура освободилась из мест лишения свободы и вернулась в Саранск, чтобы… снова совершить кровавое злодеяние против сильного пола.

Фото: Столица С

«Обвинение понятно, вину признаю!» — еле слышно произносит подсудимая. Судебное следствие начинается с допроса потерпевшей. «Мой сын проживал с Леной на ул. Косарева с сентября 2017 года, — рассказывает пенсионерка Наталья Александровна. — Они ко мне на выходные в гости приходили, и я никогда не видела, чтобы ссорились. У Саши и Лены были нормальные, хорошие отношения. Сын был очень спокойным человеком. Хотя не скрываю, что мог прийти с работы немного пьяным. Я еще предупреждала: «Сашенька, ведь бросит тебя Лена, если ты будешь выпивать». Я тогда ведь еще не знала про все ее прежние похождения. А сын отвечал: «Нет, мам, не бросит, я ведь тихонький, маленький…» Я и Лене говорила: «Саша может прийти пьяным, но ведь не дерется!» А она ответила: «Зато бубнит! Да лучше бы дрался!» Я не поняла смысла этих слов. Чего же, думаю, хорошего, если мужчина руку на женщину поднимает? И тут вдруг узнала, что он ударил Лену табуреткой, а она… Я ехала в транспорте, когда мне позвонила комендант общежития: «Наташ, ты извини, но Сашу зарезали!» Прибегаю — а там уже полиция. И в комнату, где это случилось, меня долго не пускали. Саша лежал на полу в прихожей. Никакой драки там вообще не было. Почему так решила? В этом общежитии нет воды. Даже чтобы вымыть посуду, ее приносили в ведре, которое стояло в прихожей. А оно так и осталось нетронутым. Да если бы случилась драка, ведро бы ни за что не уцелело…» «Скажите, вы намерены взыскивать компенсацию за моральный вред? — спрашивает гособвинитель. — И какого наказания, на ваш взгляд, заслуживает подсудимая?» «Вы знаете, сегодня 201-й день, как нет моего сына, — печально произносит женщина. — Уже и не знаю, сколько выпила за это время успокоительных таблеток. И у меня сейчас к подсудимой остался только один вопрос: Лен, я тебя чем-то обидела, что ты отняла самое дорогое в моей жизни — ребенка?! Не знаю, что у вас там на самом деле произошло, но для меня как для мамы Саша всегда был идеальным ребенком! Я никогда не слышала от него плохого слова. Никогда не было, чтобы сын мне в помощи отказал. И никогда он ничего плохого не сказал моему мужу, который не является отцом Саши. Я считаю, что люди, которые ТАКОЕ совершают, должны быть навсегда изолированы от общества! Эта женщина отняла у меня самое дорогое! Разве можно такое простить? По поводу иска я подумаю… Да и что Лена может мне заплатить? Во-первых, она болеет. Во-вторых, работать не будет. Год жила с моим сыном и ни одного дня не работала. Только кушала. И ко мне приходила — и тоже кушала…»

Елена Шашура лишила родных не только самого Саши Грачева, но и… его фотографий! «Гражданин судья, можно вопрос задать? — встает Сергей, брат убитого. — В процессе расследования много раз спрашивал об этом следователя и участкового… Дело в том, что у нас не осталось нормальных фотографий Саши. Они были на мобильном телефоне брата, который Шашура забрала себе после убийства. А мы хотели сделать снимок и установить на могиле. Поэтому мне нужен его телефон. По поводу этого Елена сказала следователю — привожу дословно: «Ничего я на х. не брала!» Мужчину успокаивают и предупреждают, чтобы больше не допускал таких «выражений» в зале суда. «Мне не просто интересно: куда делись телефоны и все документы моего брата? — продолжает горячиться Грачев. — Следователь сказал, что я в суде смогу эти вопросы задать… Узнав об убийстве, я сразу выехал из Берсеневки в это общежитие и набрал телефонный номер брата. Елена взяла трубку и разговаривала со мной, а он уже лежал мертвый… И когда, уже будучи задержанной, в дежурке находилась, то тоже по этому телефону мне и моей матери отвечала… А теперь, видишь ли, ничего не помнит…» «Где телефон?» — спрашивает судья у Шашуры. «Нет его у меня, — хрипит обвиняемая. — Да, я его брала, но просто не знаю, куда потом делся!» «Факт хищения получается!» — подозревает неладное вершитель правосудия. «У нас осталась фотография Саши, когда он в 18 лет принимал воинскую присягу, — продолжает брат погибшего. — Он там в беретике — на фоне российского флага, какой сейчас в суде у вас висит! И еще детские снимки. И почему-то нет ни паспорта, ни военного билета, все куда-то из комнаты пропало… Полгода уже прошло, и ничего не могу сделать! В отдел полиции Октябрьского района по этому поводу ездили с мамой, хотели заявление написать. Простояли там около двух часов — и никуда нас дальше не пустили. Дежурный так сказал: «Не знаю, куда вас направить, у нас пересменка!» Участковый потом ко мне пришел и спрашивает: «А ты знал, что Шашура в местах лишения свободы была?» «Нет, не знал! — ответил я. — А ты почему не позвонил, не сказал, что она сидела, причем по 111-й? И что она больная, не сообщил!» «А я думал, ты все знал!» — ответил этот полицейский…»

Администрация Октябрьского района Саранска обратилась с иском к Елене Шашуре и ее матери. Власти требуют взыскать задолженность за жилищно-коммунальные услуги, а также пытаются теперь выселить обеих женщин из квартиры. Разумеется, с предоставлением другого жилого помещения. Сейчас это дело также рассматривается в Октябрьском райсуде. Впрочем, Шашуре в ближайшие годы вряд ли понадобится «личное жилье». По инкриминируемой статье «Умышленное убийство» ей «светит» 15 лет лишения свободы…

Материалы по теме
Закрыть