Понедельник, 30 ноября

«Обидно ли мне, что Меркушкин стал миллиардером, а я остался ни с чем? Ни о чем не жалею!»

Первый и единственный президент Мордовии Василий Гуслянников — «Столице С».

Первый и единственный президент Мордовии Василий Гуслянников — «Столице С»

26 лет назад, 7 апреля 1993 года, депутаты Верховного совета МССР обвинили в коррупции президента МССР Василия Гуслянникова. Единственный в истории региона руководитель, избранный на свой пост в ходе всенародных выборов, был освобожден от занимаемой должности, а институт президентства ликвидирован, хотя прокуратура сняла с него все обвинения и реабилитировала. 21 апреля Гуслянникову исполнилось 70 лет, но он до сих пор занят правозащитной деятельностью, является членом нескольких общественных организаций и, главное, ​нисколько не изменил своим демократическим взглядам. О Путине, Ходорковском, Старовойтовой, Немцове, Меркушкине, вреде государственной пропаганды, все больше сжимающемся кольце несвободы и том, почему Саранском и регионом до сих пор рулит партийная номенклатура, с Гуслянниковым поговорил Денис Тюркин.

«С»: Хорошо помню, как с вами познакомился. В 2009 году, когда пришел к вам как к домкому. Кто-то мне сказал: «Домком живет в 12-й квартире» — а фамилию не назвал. И вот открывает мне дверь президент Мордовии…

— (Смеется — ​«С».) Один и без охраны! Но надо отметить, что три дня у меня в квартире охрана была. Правда, я тогда не здесь жил, а на улице Воинова. В декабре 1991 года дело было, мне подожгли дверь. Отсюда и охрана… Будучи депутатом Верховного совета МССР, я активно выступал против той коммунистической мафии, которая сложилась в нашей республике. Городской совет тогда на 60 % состоял из депутатов от «Демократической России» (массовая общественно-политическая организация, возникшая в СССР в 1991 году, сопредседателем является Гуслянников — ​«С»). И они в только что появившейся газете «Саранские вести» опубликовали справку о злоупотреблениях высших должностных лиц. В этом издании вообще давались все острые материалы. Так вот, пожалуй, самая важная публикация касалась спущенных по разнарядке в Мордовию 90 автомобилей «Жигули», которые предназначались для ветеранов ВОВ. Но ни одна машина инвалидам войны не попала, а попала первым секретарям (райкомов партии — ​«С»), предрикам (председателям райисполкомов — ​«С»)… Их много было в республике. И все они отоварились «Жигулями». Стоит отметить, что самым порядочным из старой номенклатуры оказался Иван Яковлевич Ненюков. На собрании депутатов горсовета он сказал: «Ну, виноват, че! Все брали, и я взял. Все отдадут, и я отдам».

«С»: В итоге «Жигули» отдал?

Реклама

— Нет, там никто и ничего не отдавал. Но вопрос-то в другом. Он хотя бы осознал… На самом деле по-другому в этой стае нельзя было. Если поёшь по-другому, тебя оттуда сразу выпрут. Как секретаря Саранского горкома партии Сергеенкова (Владимир Нилович, в советское время работал в Мордовии, на рубеже 90-х — ​2000-х являлся губернатором Кировской области — ​«С»).

«С»: А то говорят, в СССР коррупции не было!

— Это только говорят. У чиновников были спецпайки, праздничный набор, при этом народ не видел многих продуктов… Недавно в Интернете появилась замечательная статья мордовского историка Владимира Абрамова. Называется «Борьба за власть в Мордовии на рубеже 1980–1990-х годов». Обязательно прочитайте, там много интересного. О первом секретаре Мордовского обкома КПСС Анатолии Березине, например. Несколько лет назад в Саранске возникла дискуссия над предложением назвать одну из улиц его именем. Да только Березина исключили из партии за злоупотребления! Есть решение центральной контрольной комиссии, принятое в июле 1990 года. А этого никто, как оказывается, не знает. Еду в троллейбусе с бывшим сотрудником аппарата Совета министров МАССР, который в этих кругах вращался. Когда я ему рассказал о том, что Березина исключили, он шары выкатил и мне не поверил. Хорошая статья Абрамова, почитайте. Он сам говорит, что ТАКОЕ сейчас в Мордовии опубликовать невозможно.

«С»: Почему? Казалось бы: дела давно минувших дней…

— Это только кажется. Дискуссии нормальны в нормальном демократическом обществе. К сожалению, отдушина у нас была в 90-х, а потом демократия кончилась.

«С»: Хотите сказать, что сейчас в современной России продолжается все то, что было в Советском Союзе?

— Не то что продолжается. Сейчас восстановлен жесткий авторитарный режим. С каждым днем гайки закручивают все больше и больше. Видите, придумывают разные статьи, поправки в УК, КоАП. Вот это сделал — ​оштрафовать. Это сделал — ​в тюрьму посадить. Совершенно из пальца все высасывается. Дошли до того, что в прессе власть нельзя критиковать. Они решили демократию задушить штрафами.

«С»: Кажется, само понятие «демократия» у народа ассоциируется с чем-то плохим… Дерьмократ, либераст…

— А это результат той целенаправленной пропаганды, которая идет по всем каналам ТВ. Было раньше несколько ершистых каналов, их позакрывали, сменились владельцы. Все кончилось. Не осталось нормальных независимых новостей. Теперь осталась одна пропаганда…

«С»: А как же Интернет? Есть и такой источник информации. Пиши что хочешь.

— Поясняю. В Интернете лишь 10 % россиян читают новости. ТВ смотрят в разы больше. Домохозяйки, пенсионеры… Для них что сказали по телевизору, то и правда. Пенсионеры — ​самый что ни на есть важный электорат, за который нужно бодаться. Пенсионеры — ​самый независимый и свободный народ. За их высказывания с работы не выгонят (улыбается — ​«С»). Вот кто такой патриот? Тот, который любит свою Родину. Я, критикуя действующую власть, люблю свою страну больше, чем чиновник. Постоянно льющиеся хвалебные речи, ласкательные эпитеты в сторону власти не на руку стране. Когда мы говорим, что все у нас прелестно, что мы впереди планеты всей, закрывая глаза на недостатки, — ​это неправильно. Это болото. Мне 70 лет исполняется, и с высоты своего возраста скажу, что мы приходим к тому, от чего ушли. Вспоминаю Брежнева: официально елей лили, говорили, что все замечательно, а народ посмеивался, анекдоты рассказывал. Проблемы с питанием были не настолько ощутимые, по талонам продавали колбасу, мясо и масло. При Горбачеве уже началось: кредиты новые стране не давали, нефть резко упала в цене, у себя наладить нормальный выпуск продовольствия не могли из-за плановой экономики…

«С»: Читал стенограмму вашего выступления в Верховном совете МАССР 26 декабря 1991 года, посвященного вступлению в президентскую должность. «…Надеюсь, что нам удастся … наполнить потребительский рынок товарами повседневного спроса…» Сейчас уже и не верится, что такая проблема была!

— Да! Меня внук спрашивает (он родился 2 мая 1992 года): «Дед! А как это так: в магазине продуктов не было?» Это понять невозможно! А ведь люди в очередях за водку дрались!

«С»: Ваши оппоненты вам же это и ставят в вину. Мол, демократы довели до такого. Что скажете?

— Да, в этом меня часто упрекают. Говорят, что в 90-е есть было нечего… Да не в 90-е, а в 80-е! С 1989 года в Саранске ввели талоны на макароны, на подсолнечное масло, на табак, сахар… Дошли до ручки! Это вина не Ельцина, который тогда еще не был у власти, и не других демократов. С приходом Ельцина как раз цены «отпустили» и все в магазинах появилось. И это правильный подход. Жизнь показывает, что другого пути нет, только рыночное ценообразование! Бирюков (Николай Васильевич, председатель Верховного совета РМ в 1990–1995 годах — ​«С») даже интервью дает, в котором говорит, что при моей власти падение экономики было самым мощным в рамках России! Но только это неправда. Откройте статистический вестник тех лет. Мордовия тогда находилась в середине рейтинга, а по некоторым позициям (сельское хозяйство, например) занимала верхние строчки. Да, когда я стал президентом, поток дотаций из федерального центра почти иссяк. Если Коми, например, давали 208 миллиардов рублей в год, то Мордовии — ​2 миллиарда. Стократная разница! В чем причина? Тогдашний руководитель Коми сохранил связи со Старой площадью (так называют Администрацию Президента РФ — ​«С»), в которой заседали те же партаппаратчики брежневских времен. А я не шел к ним с протянутой рукой. Меркушкин, став у руля Мордовии, быстро наладил связи, точнее, он их и не терял, и дотации вновь пошли. Да только в долг и дурак может прожить! Что сейчас Мордовия имеет? Огромный государственный долг! Только в годы моего президентства мы не жили в кредит. Я тогда походил по коридорам Старой площади и понял: ничего у нас (в стране — «С») не изменится. Там вместо таблички «Администрация ЦК КПСС» повесили «Администрация Президента». 90 % аппарата сидели при Брежневе. Так они там и остались. С Ельциным на самом верху пришло, может, 20 человек, а в остальных местах — ​все те же люди. Никакое дело с места тронуться не могло.

«С»: Возвращаясь к развалу СССР… Люди сейчас ненавидят Горбачева, Гайдара, Чубайса и прочих «дерьмократов». Вы же говорите, что все случилось во многом из-за первых секретарей союзных республик. Разве страна распалась не под гнетом внутренних проблем?

— Сложились все факторы! Тут и экономические проблемы, и все остальное. Многие забывают про особый пункт в Конституции СССР, который говорил о руководящей роли КПСС. Когда что-то получалось, гремели фанфары, лился елей, партия превозносилась. А при неудачах почему-то забывали о «руководящей роли». Поклеп, наветы, внешние и внутренние враги — ​виноват кто угодно, но только не партия и ее члены. Говорить, что демократы довели страну, просто глупо. В СССР до 1989 года не было никаких демократов. Было с полсотни инакомыслящих, которые сидели по тюрьмам. Среди них — ​очень приличные люди, например Сергей Адамович Ковалев. Ученый-биолог, кандидат наук… 6 лет незаконно отсидел в лагерях. При Ельцине был первым в РФ уполномоченным по правам человека. Демократия — ​это когда есть люди с разным мнением, открыто высказывающиеся. Демократия — ​это дискуссия. Любое инакомыслие в нашей стране преследовалось, преследуется и будет преследоваться. Если у нас будет такая власть. Но я полагаю, что не остановить прогресс и мы доживем до того времени, когда в России будет нормальная демократическая власть, а ростки к этому появились. Несколько недель назад прошла информация, что в Усть-Илимске на выборах мэра победила 23-летняя домохозяйка. Я просто думаю: как же местная власть допустила такое?! Сейчас же власти доходят до маразма, пытаясь затоптать любое критическое мнение. Действует мощнейшая самоцензура. Любой сотрудник СМИ знает, что если он напишет что-то неугодное власти, то завтра получит. Если не от главного редактора, то еще от кого-нибудь. А если не от этих — ​то кирпичом по голове. Всякое бывает… Это очень страшно. Все это в совокупности ведет страну к застою. Да мы уже в застое. А после будем загнивать.

«С»: То есть у нас путинский застой?

— Да это всем очевидно! Читаешь газеты — ​там заголовки «Наш губернатор вошел в десятку лучших». Прости, но ты напиши о том, что у нас одна из самых низких средних зарплат, что мы не можем привлечь инвестиции, что у нас самый крупный долг в РФ — ​больше двух бюджетов. И он не падает, а прирастает! Какая надежда остается у нас сейчас? Как при СССР: на списание долга. Полагаю, что Николай Иванович (Меркушкин — «С») на это и рассчитывал, когда начинал долгий «заемный путь». Конечно, здорово, что в регионе много построено, и дорог, и зданий, но куда мы движемся дальше? Несколько лет назад в России был принят закон о банкротстве физических лиц. Считаю его неправильным. Если я, например, работаю по 12 часов в день, чтобы прокормить свою семью, а сосед пьянствовал или бездельничал и брал кредиты и теперь ему долги простят, а я — ​продолжай работать? Где справедливость?!

«С»: Если переносить ваше возмущение на государство, то, получается, нужно прекратить раздавать регионам такие кредиты?

— Об этом давно идет речь! У нас кто победил в стране? Государственники, которые выгнали рыночника Гайдара. А ведь рыночник и говорит: кто хорошо работает, тот хорошо живет. Так и должно быть! И многие налоги должны оставаться на той территории, где производятся. Сейчас же все налоги собираются в Москве, а затем оттуда выдаются регионам. Выдаются по какому принципу? Тот, кто похвалит меня лучше всех, тот получит большую и сладкую конфету. После того как Меркушкин после меня пришел, он и получал. В начале 90-х, кстати, он занял очень важный тогда пост: возглавил Фонд имущества. Кто принимал это решение? История потом расскажет. Ходорковский был членом ЦК ВЛКСМ и активно работал, развивая предпринимательское движение, в том числе в нашем регионе. С Меркушкиным они тогда хорошо общались. Поэтому у Ходорковского в республике было зарегистрировано 4 фирмы-прокладки. Каким образом удалось Николаю Ивановичу выскользнуть, мне трудно сказать. Все, кто был связан с Ходорковским, затем получили на орехи, а Николай Иванович — ​нет.

«С»: И вот ситуация какая получается… Знаю вас достаточно давно, машины у вас нет, ходите пешком, квартира у вас совершенно обычная… А Николай Иванович при СССР жил хорошо, если вспомнить историю с «Жигулями», теперь стал миллиардером. Другие выходцы из комсомола до сих пор у власти, живут в особняках. А наше население, как и вы, осталось примерно в том же положении, что и раньше… Многие — ​ни с чем. Вам не обидно? И о чем вы жалеете?

— Ну, я на свое положение не жалуюсь, честно говоря. Может, я и не могу отнести себя к среднему классу, но я не бедствую, как многие дворники, уборщицы, пенсионеры. И мне не обидно, я по натуре оптимист. И ни о чем не жалею. Если только о том, что не удалось осуществить задуманное в бытность президентом. Хотел сделать жизнь народа легче здесь и сейчас.

«С»: Вы сказали, что после развала СССР во власти осталось 90 % прежних сотрудников. В Мордовии разве сейчас не то же самое?

— Я недавно был на Послании Главы РМ. Так вот, с каждым годом вижу там все меньше и меньше знакомых лиц. Это как в замечательной политической комедии «Слуга народа» с Зеленским в главной роли, где министры и прочие чиновники уходят, а на их место приходят… их дети! (Смеется — ​«С».) А новая струя во власти нужна. Когда человек находится много лет на одном посту, у него глаз замыливается.

«С»: А как же фраза, которая сейчас слышится из любого подъезда, любой пивной и любой библиотеки: ​«Если не Путин, то кто?» Вот я думаю, неужели мы из 147 миллионов человек одного умного не найдем?

— И я того же мнения. Если не Путин, то кто? С ходу перечислю 20 достойных фамилий. Например, Борис Немцов — кстати, я очень благодарен вашей газете за интервью с ним, которое было опубликовано лет пять назад. Замечательный материал! Очень умный, развитый, спортивный, вышел лицом. Кандидат физико-математических наук. Пользовался авторитетом в бытность губернатором. Когда он в пику Ельцину, развязавшему вторую Чеченскую войну, собрал в своей области 2 миллиона подписей против кампании и привез их Ельцину, тот ему пенял. Мол, ты чего, дескать, учить меня будешь? Но Ельцин все равно понимал, что стране нужен именно такой руководитель.

«С»: Так как же так получилось, что преемником стал Путин?

— Мне сложно сказать. Мне не доводилось с ним пересекаться. Если мы и встречались, то я не обратил внимания. Последний раз на крупном мероприятии в Санкт-Петербурге я был в июне 1993 года, когда праздновалась годовщина со дня образования города. Там я встречался с Беляевым, который был председателем горсовета, с мэром Собчаком… Вот на этом празднике я мог пересечься с Путиным. Но тогда было очень много всяких лиц… Шахрая помню, Путина — ​нет. Хочется спросить: если бы у нас не было Путина, мы что, развалились бы как страна?

«С»: Да, развалились бы, отвечают патриоты.

— Нет, не патриоты, а пропагандисты. Именно те пропагандисты, которым платят хорошие деньги. Ведь они имеют недвижимость за рубежом, иностранное гражданство…

«С»: Нет-нет, без Путина Россия развалилась бы, а под Атемаром стояли бы ПВО НАТО!

— Это пропагандисты из Минобороны, которые хотят оторвать себе большой кусок. А я реально говорю: в 90-е годы, когда страна переживала непростые времена, кто на нас напал? Никто. И тогда расходы на военные нужды были в разы меньше нынешних. Мы не занимались гонкой вооружений, как сейчас. Мы и не выдержим эту гонку и развалимся, как СССР. Для того чтобы состязаться, у кого мощнее дубина, в России приходится поднимать пенсионный возраст… Что дальше? Законодатели не хотят делать в России прогрессивную шкалу налогообложения, как, например, в Скандинавии. Чтобы зарплаты ниже 30–40 тысяч вообще не облагались налогами, выше 40 тысяч и до определенного отрезка — ​13 %, а те, кто получает много, отчисляли и в казну больше других. Это правильно и справедливо. Но нет, не хотят… Еще нам нужна сменяемость власти. Это и есть демократия. Если власть работает хорошо, народ изберет ее снова. В нормальном демократическом обществе. Вообще, демократия может убрать ограничения по числу сроков для лиц, находящихся у власти. Но лучше этого не делать. Потому что тот, кто долго сидит у руля, просто власть не отдаст. А это опять болото. Поэтому нужно два срока — ​и до свидания.

«С»: Почему, когда вас незаконно отстранили от власти, вы не вывели народ на митинги?

— Люди уже устали от политических событий первых лет 90-х и решали свои сиюминутные жизненные проблемы. Если ты пойдешь за Гуслянникова, то тебя уволят с работы. Почему? Потому что у власти находятся в том числе противники Гуслянникова. Кого я мог позвать на улицы? Пенсионеров, хорошо. Это самый свободный электорат. Увольнять их неоткуда, совсем не платить пенсию нехорошо. Кого еще? Работников заводов? Нет, потому что ими манипулировали «красные» директора, являвшиеся депутатами. Будучи тоже депутатом, я лично слышал беседу двух директоров — ​приборостроительного и ремзавода. Один другому говорил: «Эт чёй-то ты допускаешь вольности среди рабочих? Чё не уволишь шебутного работника?» Так вот, в 1993 году заводчан на автобусах привезли митинговать за то, чтоб вовремя выдавали зарплату. Люди встали, а в их ряды затесались бирюковцы с плакатами «Долой президента Гуслянникова!». Вот такие манипуляции. Профсоюзов, которые могли бы отстоять работяг, не было и нет до сих пор. Они пытались появляться, но их душили. Меня обвиняли в коррупции, когда депутатов в 1993 году заставляли голосовать за устранение должности президента. А перед этим написали клеветническую справку, которую подписали многие, в том числе и прокурор Мордовии Сенькин, который сейчас книжки пишет. Но был один, «который не стрелял». Валерий Федосеев, председатель комиссии по законодательству Верховного совета, учитель из Рузаевки. Он эту справку не подписал. Были и другие честные люди. Например, в Прокуратуре РФ, расследовавшие нападение на меня в 1991 году… О какой коррупции можно вести речь? Моя президентская зарплата составляла 4 тысячи рублей. При средней по региону в 2 500. А сейчас зарплата, например, руководителя госкорпорации и средняя по стране отличаются в тысячу раз! Я давно выступаю за то, чтобы эта разница не была больше, например, 8. Нужно вводить какой-то предельный коэффициент по отношению к работникам госучреждений, муниципальным служащим. Это здравый смысл. Пока же чиновники получают дикие деньги!

«С»: Что будет дальше в стране, у вас есть прогноз?

— Особого просвета на улучшение ситуации я не вижу. Все непросто: экономика, расслоение между нищими и сверхбогачами… Но все может измениться очень быстро, как уже не раз было в истории.

Закрыть
Реклама
Закрыть