«Население Мордовии задолжало 156 миллионов рублей за вывоз мусора»

280 000 тонн бытового мусора образуется на территории Мордовии за год.

Еще немного — и Саранск станет источником альтернативного топлива. В этом уверена Светлана Бигессе. Фото: Столица С
Еще немного — и Саранск станет источником альтернативного топлива. В этом уверена Светлана Бигессе. Фото: Столица С

Директор компании «Ремондис Саранск» —  о долгах сельских жителей, строительстве мусороперерабатывающего завода и мусорном топливе для цементного завода

«Ремондис» в Мордовии — возможно, самая обсуждаемая на сегодня компания. Повысившиеся тарифы за вывоз отходов в РМ, приход этого оператора во все районы республики и, соответственно, впервые в истории появившаяся у сельского населения обязанность за мусор платить… Денис Тюркин поговорил о проблемных моментах с директором ООО «Ремондис Саранск» Светланой Бигессе.

Итоги

«С»: Какой фон вы сейчас ощущаете от населения? Много поступает жалоб, люди взволнованы.

— Любое повышение платежа вызывает негативную реакцию. Ну о чем здесь спорить?! Большое количество обращений и возмущений поступает именно по поводу этого вопроса. Нам много звонят. Но в Саранске негативной реакции было меньше. Весь отрицательный фон идет из районов. Просто потому, что раньше во многих поселениях не оказывали такую услугу, как вывоз мусора, и люди за нее не платили. А сейчас им нужно заплатить 90 рублей в месяц…

«С»: В мае исполнится год, как компания «Ремондис Саранск» стала региональным оператором по обращению с отходами на всей территории РМ. Давайте подводить итоги.

— Давайте. Вот смотрите, что мы сделали за это время. На сегодняшний день мы работаем во всех 22 районах республики. В каждом районе открыт офис регионального оператора. Сейчас только сотрудников региональных офисов около 40. Это жители районов, которых мы долго искали по определенным критериям, многократно приглашали в Саранск на обучение и стажировки. Эти люди сейчас отвечают за общение с местной администрацией, согласование мест установки контейнеров, выступают основным контактным лицом для населения и организаций. До начала работы регионального оператора нелегальные свалки были в Теньгушевском, Зубово-Полянском, Атюрьевском, Темниковском, Торбеевском, Ельниковском, Краснослободском, Ковылкин­ском и Большеигнатовском районах. Туда ежедневно привозился мусор местными компаниями (как правило, муниципальными). Собирался он, как правило, в районных центрах и на территории многоквартирных домов.

«С»: Сам муниципалитет, по сути, нарушал законодательство…

— Все знали, что полигон нелегальный, но вот такая ситуация была. Сейчас региональный оператор транспортирует отходы только на легальные полигоны в Зубово-Полянском, Кадошкинском, Инсарском, Рузаевском, Старошайговском, Кочкуровском, Ромодановском, Чамзинском, Дубенском и Ардатовском районах. Где есть лицензия, тариф и обслуживание. Так как во всей западной части Мордовии есть только один легальный полигон (в Явасе), мы организовали в Краснослободске временную станцию для перегрузки мусора. Там происходит следующее. Мусоровозы привозят туда отходы из Атюрьевского, Темниковского и Ельниковского районов. Мусор перегружается в крупногабаритный грузовик и отправляется на легальный полигон возле Саранска. Сам факт, что мы вывели из оборота незаконные свалки, — это уже хорошо. Другой разговор, что ликвидировать накопленный десятилетиями ущерб, рекультивировав эти свалки, — это отдельный проект, отдельная история. Надеемся, что Правительству РМ удастся получить финансовую поддержку федерального бюджета на эти цели, потому что деньги солидные.

«С»: Вопрос про перегрузочную станцию в Краснослободске. А это нормально — везти мусор за сотню километров в Саранск? Не логичнее было бы создать мусороперерабатывающее предприятие в западной части региона?

— Не логично. Объемы не настолько большие, как и расстояния по перевозке. Поясняю. В перспективе мы планируем создание в разных частях Мордовии пяти или шести мусороперегрузочных станций, откуда отходы будут свозиться на современный мусороперерабатывающий комплекс с глубокой переработкой отходов и производством альтернативного топлива для цементных заводов. Как минимум мощность этого комплекса — это все объемы мусора Республики Мордовия. Строить дополнительно нерационально.

Планы

«С»: Какие цементные заводы проявляют интерес к вашему проекту?

— Мордовский и пензенский (в селе Усть-Инза Никольского района Пензенской области — «С»). Вот смотрите, как выглядит это альтернативное топливо (демонстрирует прозрачную пластиковую банку, набитую чем-то напоминающим отходы швейного дела — «С»). Это я привезла с одного из заводов «Ремондис» по производству альтернативного топлива из Польши. Вот, даже запаха никакого не осталось, понюхайте. Рассказываю о технологии. Изначально это — смешанный мусор. Тот, что копится у всех в обычном мусорном ведре. Он проходит через автоматическую линию по разрыванию мешков (да, даже такое оборудование есть) и ровным слоем рассыпается на конвейере. Затем поступает в агрегат, задача которого — отделить из кучи мелкую фракцию менее 10 см. Таких отходов примерно 40 %, и больше всего пищи. Все, что больше 10 см, попадает на линию сортировки (в том числе с элементами автоматической сортировки), задача которой — найти элементы, подходящие для вторичной переработки (пленка, пластиковые бутылки и прочее). Далее в дело вступают магниты, которые отсеивают металл. Останется достаточно много отходов, которые невозможно вторично переработать, но они, как бы это сказать… Давайте назовем это высококалорийным мусором. Он очень хорошо горит. Это дерево, мелкий пластик и прочее. Так вот, оставшаяся масса направляется на модуль многоступенчатого измельчения. Получаются кусочки размером от 1 до 4 см. Именно они находятся вот в этой прозрачной банке из Польши. Почти все европейские цементные заводы применяют в качестве альтернативы газу такой вид топлива. Для этого на выходе из их печей (температура в которых выше, чем в мусоросжигательных заводах) установлены специальные фильтры. То есть плюса здесь два: и утилизация отходов, и топливо.

«С»: Для перевозки их будут прессовать?

— Нет. Этот мусор вдувается в печи специальным устройством. Перевозят его в полуприцепах с выдвижным полом, как для перевозки щепы. Так вот, из всего объема отходов в Мордовии до 30—40 % будет уходить на цементные заводы, примерно такая же доля (органика) будет направляться на линию компостирования отходов. В планах построить ее недалеко от сегодняшнего саранского полигона.

«С»: Его можно использовать в качестве удобрения?

— Вряд ли. Это нельзя назвать компостом, все-таки там не все отходы будут чистой органикой. Скорее это технический грунт, который можно будет применять для рекультивации старых полигонов. Площадь одного саранского — около 50 га. Мы планируем его еще несколько лет использовать, но потом построить новый, соответствующий всем современным требованиям. При этом он будет совсем небольшим.

«С»: Можете назвать место?

— Оно непосредственно прилегает к существующему полигону.

«С»: А где будет мусороперерабатывающий завод?

— Вариантов рассматривается несколько. Возможно, основной, по нашему мнению, — разместить на базе комплекса на Александровском шоссе в Саранске. К слову, он после постройки в 2008 году не вводился в эксплуатацию, но в одном из помещений стоит пресс и конвейерная лента «Ремондис», где мы сортируем мусор из сетчатых контейнеров и контейнеров с желтой крышкой.

Миллиард евро за упаковку

«С»: То есть линия еще работает, а не закрылась после презентации для журналистов в 2017 году?

— Конечно, работает! Каждый день мы туда привозим упаковку, картон и прочий мусор из раздельного сбора.

«С»: Как вообще обстоит сейчас ситуация с раздельным мусором? Улучшилась за последние пару лет?

— Ну конечно! Мы видим лучшую наполняемость соответствующих контейнеров. Динамика не взрывная (только ПЭТ-бутылок стало гораздо больше), но все равно таких отходов все больше. Радует, что люди становятся все прогрессивнее в этом плане. Хотя в плане разъяснительной работы есть еще куда двигаться. Давайте я расскажу, почему в других городах России нет настолько развитой, как в Саранске, системы раздельного сбора. Организация инфраструктуры (а в Саранске она просто шикарна) требует дополнительных затрат. Это два отдельных грузовика, которые возят только эту упаковку, это сотни отдельных контейнеров, это зарплата… Понятно, что никакой самоокупаемости здесь быть не может. Выручка от продажи вторсырья и наполовину не покрывает наших затрат. И это нормально! Но именно по этой причине никто из операторов добровольно на себя не будет брать данные затраты. Не будет и не должен! Почему? Обратимся к опыту Европы. Там система раздельного сбора финансируется совсем из отдельного источника. За это платят экосборы производители товаров в рамках закона об ответственности производителя. В Германии, например, в год получается 1 миллиард евро. В России тоже есть похожий закон, но действует он иначе. Экосборы попадают в бюджет Министерства природных ресурсов, а оно уже по каким-то определенным критериям эти деньги распределяет среди некоторых субъектов на строительство мусоросортировочных комплексов. Но никто до сих пор не понял, что средства экосбора должны быть в первую очередь направлены на инфраструктуру раздельного сбора! Если в Германии на это уходит 1 миллиард евро, то почему в России это — бесплатно?! Не с неба же свалится инфраструктура…

«С»: Все переживают, что в связи с этим законом производитель включит экосбор в стоимость товара и за это заплатит в конечном счете потребитель.

— Производитель уже включил эти затраты в стоимость товара, и этого никто не заметил. А как иначе? За все платит потребитель.

Основа для альтернативного топлива. Фото: Столица С
Основа для альтернативного топлива. Фото: Столица С

Жадное село

«С»: Вернемся к сельскому населению, с которого мы и начали разговор…

— Да, это важная тема для нас. Вы только вдумайтесь: в районах установлено около 7 тысяч контейнеров. Это лучший показатель в стране. Приобретено более 30 двухосных КАМАЗов с 15-кубовыми кузовами. Процент охвата Мордовии — 80. Да, пока не охвачено достаточно населенных пунктов, но в них проживает малая доля населения.

«С»: А есть у вас определенный порог численности населения, при котором вы начинаете работать в конкретной деревне?

— Такого порога нет. Согласно федеральному закону, мы обязаны организовать сбор и вывоз отходов во всей зоне деятельности. Но при одной оговорке: там, где это возможно. Понимается в первую очередь транспортная доступность. Контейнер мы поставим там, где сможет проехать наш мусоровоз. В Мордовии достаточно населенных пунктов с улицами без жесткого покрытия. А за дороги по закону отвечают органы местного самоуправления. Важно: они отвечают и за обустройство и уборку контейнерных площадок. Даже за установку контейнеров. Так в федеральном законе написано. Но в Мордовии мы как региональный оператор взяли на себя ответственность по всем этим моментам. Совместно с местными администрациями пытаемся создать условия для сбора и вывоза мусора даже на тех улицах, куда невозможно проехать. Поставить контейнер на перекрестке, в начале улицы, еще где-то… Сейчас к нам идет очень много обращений от жителей сел, которые считают, что не должны нам платить, так как «Ремондис» не оказывает услугу в нужном качестве. Объясняют они свою позицию тем, что им далеко идти к контейнеру. 300, 500 метров… Это как раз из-за отсутствия нормальной дороги. Вот здесь с нашей стороны начинается серьезная разъяснительная работа. Согласно законодательству (Жилищному кодексу и Федеральному закону № 89), все отходообразователи ОБЯЗАНЫ заключить договор с оператором. Исключений нет. Это обязанность, еще раз подчеркну. Так решили федеральные законодатели.

«С»: А есть в Мордовии населенные пункты с нормальными дорогами, но где вы еще не начали работу?

— Конечно. Представьте, какая это была серьезная логистическая задача в прошлом году, когда мы пришли во все районы. Расставить 7 тысяч контейнеров! Найти нужную площадку, занести в нашу систему GPS-координаты каждой, сформировать маршрутные графики и так далее. В наших планах — до конца этого года охватить оставшиеся населенные пункты. Опять же в которые возможно заехать на мусоровозе.

«С»: Что с оплатой?

— Около 50 % жителей частного сектора в районах до сих пор не оплачивают наши услуги. С жителями многоквартирных домов в тех же районах ситуация гораздо лучше. Но есть целые села, где процент оплаты ниже 40. До сих пор большое количество людей так и не поняли, что это не добровольное мероприятие. Что это федеральный закон обязывает их присоединиться к договору с региональным оператором, если он начал свою работу.

«С»: Есть цифра по долгу?

— Согласно данным на конец января, население Мордовии задолжало 156 миллионов рублей. Из них 84 миллиона приходится на районы. И это основная наша проблема. В Саранске мы работаем 7 лет, а в районах долги накопили всего за 8 месяцев… Мы уже направили 10 тысяч претензий должникам и 450 заявлений о выдаче судебных приказов мировым судьям. Решение суда будет однозначно в пользу регионального оператора. Денис, можно я вам задам вопрос? Я понимаю, что 90 рублей для сельского жителя — это немало. Ну скажите, разве это много заплатить  за то, что в твоем селе регулярно вывозят мусор, не образуется больше свалок, и ваши дети живут на чистой территории.

«С»: Мне кажется, здесь можно понять людей. Они никогда — никогда! — не платили за мусор. Им проще свалить свои отходы в ближайший овраг (причем бесплатно!). Здесь нужно только время, чтобы люди поняли, насколько это ужасно — гадить у себя под боком…

— Но все-таки не все люди такие! Мы получаем положительные отзывы почти из всех районов.

«С»: В прошлом году возмущение жителей многоквартирных домов в Саранске вызвали не столько выросшие тарифы, а тот факт, что оплату за вывоз мусора «привязали» к квадратуре жилья. «Мусорят не квадратные метры!» — появилась такая фраза. Объясните, где логика.

— Для начала скажу, что такое тарифицирование уже отменено. Случилось это еще в августе после протеста прокуратуры, хотя федеральным законодательством такая схема разрешена. Но, на мой взгляд, именно привязка к площади жилья более справедлива для значительной части населения. Во-первых, она позволяла экономить большим семьям. Во-вторых, в Саранске очень много квартир с так называемой нулевой регистрацией. Де-юре там никто не живет, а де-факто — какая-нибудь семья снимает жилье у владельца. Много квартир, где прописан один, а живет больше. Вообще оплата по жилплощади появилась после анализа, проведенного Правительством РМ. Анализ показал, что большой части населения, проживающего в многоквартирных домах, это было бы выгоднее! Эта схема защищала бы наименее обеспеченных людей, живущих на малой жилплощади. Кстати, в соседних регионах — Пензенской, Нижегородской и других областях — выбрали именно плату по квадратуре.

«С»: Такой вот вопрос. Последнее время в стране мы наблюдаем попытки реставрации СССР, идиотические всплески патриотизма и прочую жуть. Как филиалу немецкой компании работается в таких условиях?

— Никаких намеков на то, что вы сказали, мы на себе не чувствуем. До сегодняшнего дня отрасли по переработке отходов в России просто не существовало. Были свалки и стихийный мусорный бизнес. Если нет отрасли, значит, нет технологий, нет технологического потенциала для развития. Поэтому я считаю позитивным делом работу в Саранске одной из крупнейших в мире компаний по сбору и переработке отходов «Ремондис». Мордовия становится примером для других регионов.

Цифра

280 000 тонн бытового мусора образуется на территории Мордовии за год.

Закрыть
Закрыть рекламу