Воскресенье, 19 мая
Общество

Наша Даша: в Саранске тележурналисты поспешили обвинить власть в нарушении прав матери-сироты. Как обстоит ситуация на самом деле

За последние 6 лет в Мордовии на приобретение жилья для 891 сироты

Кое-кто решил раздуть вокруг непростой ситуации Дарьи Воейковой едва ли не политический скандал. Фото: Столица С

Кое-кто решил раздуть вокруг непростой ситуации Дарьи Воейковой едва ли не политический скандал. Фото: Столица С

20-летняя жительница Саранска Дарья Воейкова пожаловалась в Интернете по поводу того, что чиновники не дают ей положенную как сироте квартиру и грозят отобрать ребенка. Тем временем один из местных телеканалов выпустил провокационный сюжет и обвинил в этой ситуации органы опеки и попечительства администрации Ленинского района. Но, по словам социальных работников, они не собираются лишать Дарью родительских прав! Отсутствие жилплощади не является для этого причиной. Подробности — в материале Ирины Васнецовой.

Жилищная эпопея Дарьи Воейковой длится с 2014 года. Достигнув совершеннолетия, молодая мама обратилась в прокуратуру и Ленинский райсуд. Служители Фемиды встали на ее сторону и подтвердили право на квартиру. Об этом Дарья рассказала в соцсети «ВКонтакте». Многие пользователи Интернета ее морально поддержали. «Я перестала добиваться получения квартиры после того, как сотрудник республиканской приемной Президента России заявил, что, если не прекращу жаловаться, мою дочь заберут в дом малютки, — рассказывает Воейкова. — А мне предложил поселиться в Ялгинском доме-интернате и до 23-летнего возраста ждать положенную по закону жилплощадь… Я знаю, каково жить без родителей, и не желаю своему ребенку такой судьбы…»

По словам Дарьи, мать бросила ее восьмимесячной зимой на улице. Девочку нашли родственники и оформили опеку. Отца она никогда не видела. До 16 лет росла в приемной семье, а потом сбежала. «Я поступила так, потому что они делили детей на своих и чужих, — продолжает собеседница. — Родных любили больше. Меня наказывали физически, я не могла терпеть такое отношение. Кроме того, к ним частенько захаживала моя пьяная мать. Обещала перестать злоупотреблять алкоголем, найти работу, забрать к себе, извинялась за свой поступок. Знаете, как больно находиться в постоянном ожидании? После побега я отказалась возвращаться в приемную семью. Сейчас мамы уже нет в живых…» Воейкова утверждает, что органы опеки и попечительства предложили самостоятельно найти опекунов, чтобы не оказаться в детском доме. Тогда она училась в саранском техникуме № 21. Девочку взяла под свое крыло 57-летняя Валентина Грачева — бабушка однокурсницы. «В этой семье меня приняли как родную, — говорит Дарья. — Даже оформили временную прописку». «Мы с мужем находимся на пенсии, получаем по 10 тысяч рублей, — рассказывает Валентина Грачева. — Дашу полюбили всей душой. И ее дочку Анечку тоже. Девочка у меня на руках выросла, неужели я отдам ее в детский дом?» Воейкова вышла замуж за Романа Саитова, когда он получал специальность автомеханика в саранском техникуме № 32. Но в настоящее время супруги живут раздельно. «У меня однокомнатная квартира, — объясняет Валентина Грачева. — Сами видите, здесь мало квадратных метров. 20-летний Роман в ноябре вернулся из армии и еще не успел финансово окрепнуть. Снимать жилье накладно. Поэтому ничего страшного, если он временно поживет в коммуналке с родителями». «Я не могу прописать в своей квартире дочь Аню потому, что отец не разрешает, — пояснил по телефону Роман Саитов. — Дашу поддерживаю как могу. Обращались вместе в отдел социальной защиты, прокуратуру, суд, к главному федеральному инспектору Михаилу Сезганову. У чиновников только один ответ: ждите, таких сирот много! Я помогаю семье деньгами. Подрабатываю грузчиком».

Девушка надеется на разрешение вопроса. Фото: Столица С

Девушка надеется на разрешение вопроса. Фото: Столица С

Журналисты одного из местных телеканалов преподнесли историю так, будто органы опеки и попечительства готовят документы для изъятия ребенка из семьи Воейковой. «Это неправда! — говорит заместитель заведующего отдела по защите прав детства департамента по социальной политике администрации Ленинского района Элла Демкина. — Отсутствие жил­площади не может служить основанием для этого. Нужны другие очень веские причины. Кроме того, такое решение принимается не за один день». По словам Демкиной, проблемным родителям дается время на исправление. С ними проводятся профилактические беседы, оказывается юридическая, психологическая и социальная помощь. Сотрудники отдела по защите прав детства стараются сохранить и укрепить семью. Если ничего не помогает, лишь тогда встает вопрос об изъятии детей. В этом году все выявленные дети-сироты обрели замещающие семьи, никто из них не был направлен в интернат. «Ситуация у Дарьи совсем иная, — рассказывает Демкина. — Ее дочка растет в благополучных условиях и нормально развивается. Мы не собираемся отбирать ее у Дарьи. Даже мысли такой не возникало. Наоборот, стараемся эту семью поддержать. Я лично водила Дашу в отдел социальной защиты для консультации о льготах, которые полагаются женам солдат-срочников. После чего рекомендовала обратиться в Центр занятости населения для подбора вакансий и оформления ежемесячной выплаты в 24 тысячи рублей как безработной сироте. В данное время Даша обратилась в министерство образования для предоставления временного жилья, где она будет проживать, пока не получит свою квартиру. Как видите, мы продолжаем оказывать сиротам помощь даже после достижения совершеннолетия. Я со всеми переписываюсь в социальных сетях, приглашаю на мероприятия, мы поздравляем друг друга с праздниками».

«На приобретение жилья детям-сиротам ежегодно выделяются средства из федерального бюджета, — комментирует ситуацию заместитель директора департамента по социальной политики администрации Ленинского района Александр Салищев. — В этом году приобрели 6 квартир, в прошлом — 16. В настоящее время в Саранске ожидают жилья 302 человека. Из них 102 имеют решение суда, им жил­площадь предоставляется в первую очередь. Дарья входит в этот список и числится на 72-м месте, а в общей очереди — 113-я. Сироты имеют право встать в очередь на получение квартиры с 14 лет. Документы за них подают опекуны или органы опеки и попечительства, а также образовательные учреждения. Самостоятельно они могут это сделать с 18 лет. Каждому полагается не менее 33 квадратных метров. Большая жилплощадь оплачивается из местного бюджета».

Цифра

За последние 6 лет в Мордовии на приобретение жилья для 891 сироты потрачено 918,2 миллиона рублей (207,9 миллиона — из федерального бюджета и 710,2 миллиона — из республиканского).

В настоящий момент в очереди на получение жилья стоит 1291 человек.

В проекте республиканского бюджета на 2019—2021 годы на обеспечение жильем 101 человека предусмотрены 122,6 миллиона рублей (100,4 миллиона — федеральные средства, 22,1 миллиона — республиканские).

Материалы по теме
Закрыть