Четверг, 18 апреля
Происшествия

Елены опасные

Уголовное дело о криминальном материнском капитале добралось до суда

В Ленинском райсуде начинается беспрецедентный процесс! На скамье подсудимых — 54-летняя Елена Захарова и 22-летняя Елена Сонина. По версии следствия, осенью 2016 года эти женщины при получении материнского капитала похитили 453 тысячи рублей, предоставив заведомо ложные сведения о приобретенном жилье в Инсарском районе. На самом деле объекты недвижимости были куплены всего за 90 тысяч рублей, а дом вообще оказался непригодным для проживания. Теперь обеим Еленам по инкриминируемой статье «Мошенничество при получении выплат в крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору» грозит по 5 лет неволи. По данным следствия, как минимум 27 жительниц Мордовии незаконно обналичили материнский капитал в надежде получить живыми деньгами хотя бы треть суммы. В этой криминальной схеме оказались задействованы и несколько кооперативов, выдававших кредиты на ветхое жилье по заоблачным ценам. Скандальные подробности из социальной жизни некоторых предприимчивых мам — в материале Валерия Ярцева.

Две Елены

Известно, что Елена Захарова имеет высшее образование, разведена. Елена Сонина получила только среднее образование, зато замужем, воспитывает малолетних детей. Обе подсудимые официально не работают. Перед правосудием раньше не представали. Как следует из обвинительного заключения, осенью 2016 года у Елены Захаровой, хорошо разбирающейся в российском законодательстве, возник преступный умысел. Она задумала похитить бюджетные средства при получении материнского капитала. С этой целью разместила в Интернете и СМИ объявления об оказании услуг, связанных с приобретением жилья за счет этих социальных выплат. Обладательница подобного сертификата Елена Сонина позвонила Захаровой по указанному номеру. Ей были очень нужны наличные деньги! В ходе последовавшей встречи Захарова изложила мамаше криминальную схему. Та внимательно все выслушала и согласилась. Захарова подыскала  клиентке дом в Инсарском районе, который на самом деле не был пригоден для проживания. После чего лично подготовила пакет документов для получения Сониной целевого займа в кредитном учреждении на его покупку. При этом там были указаны недостоверные сведения о фактической стоимости рухляди. 14 сентября все бумаги были оформлены и скреплены подписями. В этот же день Сонина заключает договор купли-продажи с владельцем старого дома. Все документы были сданы в Многофункциональный центр для государственной регистрации. 26 сентября Сонина  получила в кредитном учреждении займ на 435 тысяч рублей. Из них 260 тысяч рублей отдала Захаровой за дом и оказанные услуги, а оставшуюся часть — 175 тысяч 100 рублей — израсходовала на собственные нужды. 25 октября республиканское управление Пенсионного фонда РФ на основании представленных Сониной документов удовлетворило ее заявления о распоряжении средствами материнского капитала и перечислило 453 тысячи рублей на счет кредитного учреждения — в качестве погашения долга по договору займа…

Ильин

Следует заметить, что «дело двух Елен» является первой ласточкой в целой череде подобных «матерых» афер, которые активно проворачивались в прошлые годы в Мордовии. 29 марта Ленинский райсуд отправил под домашний арест 39-летнего директора саранской фирмы «Интернет-партнеры» Олега Ильина. По данным следствия, с февраля 2016 года по август 2017-го предприниматель похитил денежные средства, представляя в пенсионные органы недостоверные сведения о фактической стоимости домов, которые приобретали мамы. В криминальной схеме оказались задействованы несколько кооперативов, выдававших кредиты на приобретение ветхого жилья по завышенным ценам. При этом в ходе избрания меры пресечения предприниматель свою вину вообще не признал. «Я являюсь непосредственным учредителем и руководителем фирмы «Интернет-партнеры», которую создал в 2008 году, — заявил Ильин. — В 2016 году ко мне обратилась риелтор, с которой мы были знакомы по «рабочим моментам». Она поинтересовалась: «Нет ли недорогих домов в районах?» В ответ я предложил сразу несколько вариантов в Атяшевском районе. Затем риелтор пришла ко мне со своим клиентом. Они выбрали жилье в селе Сабанчееве за 200 тысяч рублей. В день сделки по договору купли-продажи по просьбе риелтора я расписался сам за продавца, как мы и договаривались заранее. При этом заметил, что стоимость была завышена, а сами деньги, как оказалось, должны были исключительно поступить за счет заемных средств. На что женщина пояснила, что таковы пожелания клиентки. Затем часть средств я передал настоящему хозяину дома (продавцу), а разница в стоимости составила мое вознаграждение. В том же году ко мне обратилась кредитный специалист Альбина Бусаргина. Она тоже спросила про недорогую недвижимость. Вместе с ее клиенткой выбрали каменный дом в атяшевском селе Птицесовхоз Сараст. Цена — примерно 200 тысяч рублей. Покупательница посмотрела на фотографии жилья, и ее все устроило. Затем я передал продавцу дома около 100 тысяч рублей… После этого Альбина Бусаргина выбрала из моей базы данных еще одно жилье с земельным участком — в атяшевском селе Тарасове. Оно тоже стоило в пределах 200 тысяч. Как и в прошлый раз, Бусаргина запросила у меня копии документов…» Вскоре женщина, представлявшая потребительский кооператив «Народная касса», подобным образом выбрала дом в селе Дюрки. Затем — снова в Птицесовхозе. И это строение тоже купила одна из мам, едва посмотрев на фотографию… И снова — Тарасово, Дюрки, Алово… Потом сделки «перекинулись» на дубенское село Чеберчино, где предприниматель снова выступил в качестве «продавца». Однажды одна из клиенток сама позвонила Ильину и открытым текстом сказала, что хочет обналичить материнский капитал. «Эти действия являются незаконными!» — осторожно предупредил предприниматель и все же предложил встретиться… «Она честно рассказала про свое тяжелое материальное положение, — продолжает Ильин. — Призналась, что боится потерять материнский капитал. Я предложил строения стоимостью от 400 до 500 тысяч рублей… И еще посоветовал обратиться к Бусаргиной или в кредитный кооператив «Поддержка». Затем женщина вернулась с уже готовым пакетом документов…» По словам Ильина, лично он этот договор не читал, условия были ему неизвестны. «В начале ноября мне на мобильный телефон позвонил Олег Ильин, — поведала тогда представителям следствия мать двоих детей. — Когда зашла в его кабинет, Ильин поднес указательный палец к губам, давая понять, чтобы вслух ничего не произносила. Указал на стул и протянул листок бумаги, на котором было написано: «Тебя вызывали в полицию?» Движением головы я ответила: «Нет!» Тогда он кивком дал понять, что нам нужно выйти из помещения. Из офиса мы прошли в уборную, которая находится на первом этаже гостиницы. Ильин тихим голосом сообщил, что у него проходит проверка, а меня должны вызвать в полицию. Затем начал успокаивать, чтобы не переживала. Говорил, что, беседуя с полицией, я должна давать показания, о которых мы договаривались прежде…» А чуть ранее такая же мера пресечения была избрана для подельницы Ильина — Альбины Бусаргиной…


Кстати

В Мордовии предусмотрены две программы материнского капитала. Федеральная выплачивается единожды при рождении или усыновлении второго (или последующего) ребенка и составляет 453 тысячи рублей. Региональная полагается семьям при рождении или усыновлении третьего и каждого последующего малыша.
При появлении третьего ребенка она равна 125 270 рублям, четвертого — 150 324, пятого и последующего — 187 906. За 10 лет существования программы такие сертификаты получили более 37 500 семей. Материнский капитал нельзя обналичить и потратить на какие-либо свои нужды. Его можно использовать только на улучшение жилищных условий, образование ребенка, будущую пенсию мамы, социальную адаптацию детей-инвалидов, ежемесячные выплаты по уходу за ребенком.
Материалы по теме
Закрыть