Суббота, 20 апреля
Общество

Пироги с миром

«Будем целовать друг друга, пока текут дни»

Вы посмотрите, как обозлился мир. Не помогают дипломатические усилия Сергея Лаврова. Вокруг собачьи оскалы и ядовитые комментарии. Люди кусают друг друга в троллейбусах по пути на работу, а на обратной дороге стараются сломать соседский забор или хотя бы плюнуть в чужой огород. Молодежные певцы свободы ропщут на мощь государства. Старенький исполнитель Константин Кинчев поет в новой пьесе: «Моей Москвы больше нет, есть когалымский улус». Петросян от злости развелся с женой, но пока они пилят двуручной пилой золотого тельца, откормленного вековым кривляньем. Сердитые пенсионеры трясут костылями, а телевидение показывает им результаты ДНК-экспертизы жен и мужей Вадима Казаченко. МЧС ежедневно грозится грозой, и мы получаем sms-сообщения: «Покайтесь, ехидны, ибо приблизилось Царство Божие». Как в одночасье стать добрыми? Как не помнить обиды? «Будем целовать друг друга, пока текут дни, —  писал философ Василий Розанов, — слишком быстротечны они, будем целовать друг друга». А после пирогов это делать гораздо сподручней.

Пироги с миром Тесто:

  • Мука ржаная — 300 г
  • Мука пшеничная — 250 г
  • Масло сливочное — 50 г
  • Дрожжи сухие — 11 г
  • Сахар — 3 ст. л.
  • Яйцо — 1 шт.
  • Вода — 300 мл
  • Соль — 1 ч. л.

Ржаные пироги со свиным добром победят все напасти.

От мировых недугов слегка захворал и наш верный соратник Олег Юрьевич Герасимов. Его огромное сердце сжалось от боли за Отечество и народ, и он оказался под опекой врачей Мордовии. Лежит в белой палате, тужит. Иногда выходит посидеть на лавочке под сенью лип. Вот специально для приятеля мы пироги и затеяли. Замесили ржаное тесто. С молитвой о здравии, с добавлением пшеничной муки. Еще и яйцо разбили — символ привольной жизни. Дрожжей положили, конечно. Сахарку, чтоб подсластить будни. Соли, потому что на соли земля держится. И сливочного масла для сдобы. Накрыли колобок полотенцем и начали ждать возрастания.

Памятуя о том, что клин вшибают клином, мы решили начинить пироги сердцем. Взяли хороший такой кусок, отмочили, порезали и принялись варить вместе со свиными боками. Разумеется, добавили в бульон луковицу, душистый перец и зонтик укропа. Час варили. А потом завели шайтан-мясорубку с электродвигателем, и давай через нее пропускать все прегрешения и зломыслия. А заодно мясо и лук. И несколько зубчиков чеснока. Чеснок — вершина всех добродетелей. Его и всякий нетопырь боится, и ведьма, и человек с дурным глазом. Пропустим и листья петрушки, в которых вся сила лета. Илья Муромец ел петрушку. Добрыня Никитич ел петрушку. А Алеша Попович не ел, поэтому и был самым маленьким. Плеснем в фарш совсем чуть-чуть растительного масла для очистки совести. И перемешаем с усердием. Потом посолим, поперчим и снова перемешаем. Прикроем какой-нибудь подходящей крышечкой и возьмемся за тесто.

Начинка:

  • Сердце свиное — 600 г
  • Свинина — 300 г
  • Чеснок — 4 зуб.
  • Лук — 3 шт.
  • Черный перец
  • Петрушка
  • Укроп
  • Соль

Ржаное тесто не вполне эластично, так что действовать надо с хирургической осторожностью и благим помышлением. Понаделаем много шариков и станем раскатывать в порядке живой очереди. Раскатали, шлепнули в середину начинку и залепляем края, потом переворачиваем швами вниз. И пусть минут двадцать в бездействии посидят, наберутся ума. Прямо на листах посидят. Мы тем временем кокнем яичко в пиалу и смело взобьем его вилочкой. Чтоб пироги помазать. Такой помазке каждый пирог рад. Вид его от этого делается блестящим и убедительным. Ну вот. Разогреваем печь, и Господи благослови! Потребуется, наверное, час с небольшим на выпекание. В какой-то момент можно сунуть голову в печку и поменять листы местами — один поставить повыше, другой пониже, чтоб никому обидно не было.

И вот мы складываем пироги в корзинку, надеваем красную панамку и спешим вечерком до больницы. Олег Юрьевич сидит на лавке. Важный, как Бонч-Бруевич, но и немного утомленный вынужденным голоданием. На обед предлагали горох и рыбу, а он такое не любит. Тут же съел одиннадцать пирогов и два положил в карман, пошел выздоравливать.

«Не будем укорять друг друга, — писал Василий Розанов, — даже когда прав укор — не будем укорять».

Материалы по теме
Закрыть