Пятница, 23 февраля
Общество

«До поездки я был подвержен разного рода мифам о Мордовии»

Нет. Власть очень боится потерять все, что имеет, и попасть под «чистки», как это было в 1937 году. Также она боится народа с вилами.

Фото: Инстаграм

Фото: Инстаграм

Известный политолог и оппозиционер Никита Исаев — о цивилизованном регионе-13, проблемах власти и выживании российского народа

Кому на Руси жить хорошо? Извечный вопрос классика Николая Некрасова. Цены растут, а зарплаты остаются на низком уровне. А еще грядет повышение пенсионного возраста. Все говорит о том, что в России жизнь — не сахар. Известный политолог и оппозиционер Никита Исаев отправился в путешествие, чтобы узнать о чаяниях россий­ского народа. Одной из первых остановок стала Мордовия, где он был приятно шокирован цивилизованностью, ухоженностью и чистотой. По словам Исаева, в регионе-13 дела обстоят гораздо лучше, чем, например, в Саратовской и Владимирской областях. О будущем страны, политике Путина, проблемах оппозиции, внешнем управлении в Мордовии и повышении пенсионного возраста основатель движения «Новая Россия» рассказал НИКОЛАЮ КАНДЫШЕВУ.

«С»: Судя по вашему «мордовскому» видеролику, вам понравилась ситуация в Мордовии…

— До поездки я был подвержен разного рода мифам. Первый — о мордовских колониях, где шьют варежки и куют номерные знаки для автомобилей. Второй — об отсутствии демократии, когда на выборах за Меркушкина голосуют 93% избирателей, а за Волкова — 89,5%. Третий связан с чемпионатом мира по футболу и построенными ради него аэропортом, стадионом и прочим… Такая история в духе «12 стульев» и Остапа Бендера. Четвертый — огромный долг региона российскому бюджету. Получается, что Мордовия чуть ли не банкрот с высоким уровнем закредитованности, который находится на внешнем управлении Федерального казначейства… Также мне лично вообще было непонятно, что такое мордва? Узкоглазые, черные или мулаты? (Смеется — «С») Так что заезжал к вам с опаской… И первым делом меня поразили дороги, которых не видел даже в Европе. И основная трасса Урал-М5, и второстепенные, и третьестепенные с абсолютно идеальным покрытием. Мы въехали в Саранск ночью. Увидели абсолютную чистоту, замечательные разноцветные фонтаны, подсвеченную «Мордовия Арену». Завернули в один из дворов, чтобы припарковаться. Местный житель заверил, что можно оставить автомобиль, не опасаясь угона. В Москве я бы так не сделал ни в коем случае…

«С»: И мифы стали развеиваться?

— Да. Люди, с которыми я общался, признались, что критикуют власть. Но в большинстве своем это блогеры, которые гонятся за популярностью. А негатив всегда в избытке. Поэтому мы поехали искать свалку, на которую жаловались жители Саранска. Якобы от нее постоянно воняет. Приехали, а она уже три года закрыта. Вместо нее работает новая. И там никакого ужасного запаха нет.

«С»: На что еще жаловались жители Мордовии?

— На низкие зарплаты, отсутствие конкуренции и карьерной лестницы для молодежи. Начинающим работникам пробиться «наверх» очень сложно из-за засилья кумовства. Но это вполне типичная история для национальных клановых республик, и я не увидел здесь сильного перегиба. А в Москве разве не так? Да, вы сильно отстаете от других регионов ПФО по уровню зарплат. Хотя в то же время есть социальные гарантии: ипотека под 5% годовых, низкие потребительские цены, доступность спортивных сооружений…

Никита Исаев один из тех, кто не опасается поднимать острые вопросы, касающиеся внутренней политики в России. И критикует не только власть, но и оппозицию... Фото: Инстаграм

Никита Исаев один из тех, кто не опасается поднимать острые вопросы, касающиеся внутренней политики в России. И критикует не только власть, но и оппозицию… Фото: Инстаграм

«С»: А что можете сказать о Рузаевке?

— Там я столкнулся с некачественными дорогами. Но меня заверили, что через неделю все починят. Не знаю, связано ли это с моим приездом… (Смеется — «С») Я попросил показать мне рузаевские учреждения образования и здравоохранения. В итоге увидел отличную среднюю школу. Потом мы побывали в обычной поликлинике. И скажу вам, по сравнению с таким же лечебным заведением во Владимирской области, где со стен сыплется штукатурка и разваливается потолок, она выглядит вполне прилично! Ремонт 6-летней давности, новые лифты, оснащенные кабинеты…

«С»: А как же быть с возможным банк­ротством Мордовии?

— Это вопрос не к республиканской власти, а к федеральному центру, установившему такие правила игры. Мо­сква сама виновата, что подобным образом выстроила отношения. Высосала все деньги из регионов и муниципалитетов. Осушила местные возможности. Убила мотивацию развивать инвестиционный климат и предпринимательство. Все трансферты из Москвы уменьшаются, если баланс бюджета у региона нормальный. Субъекты РФ гордятся, что в среднем у них долг 30%, а у вас — 225%… Власти Саратовской или Тамбовской областей объяснят населению, почему у них при таком низком долге убитые дороги, неработающие предприятия и нищие люди. В саратовском городе Татищево с населением в 30 тысяч человек просто нет освещения. По улицам слоняются пьяные люди и видят вывески «Кредит за час» и «Нижнее белье». Ваши же власти, набирая кредиты, направляют их в социальную сферу, в развитие экономики и инфраструктуры. И это абсолютно правильно. За время моего путешествия самое негативное впечатление осталось от Тамбовской, Владимирской и Саратовской областей.

«С»: Но если банкротство будет, как это отразится на местных жителях?

— Представим, что оно будет. Ну и что? Спишут долги… (Смеется — «С») И это даст возможность всем регионам набирать огромные кредиты и в дальнейшем становится банкротами. А что делать? Расстрелять людей? Сказать, что денег больше не получите? Поверьте, ничего страшного не произойдет. В стране есть более опасные ситуации, чем возможное банкротство Мордовии. Внешнее управление было введено в Хакассии и Костромской области. Планируется сделать так же с Карелией. Что это означает? А то, что теперь расходы этих региональных бюджетов курирует федеральное казначейство. То есть головной боли прибавляется у министра финансов России Антона Силуанова и Эли Исаева, заместителя руководителя Федерального казначейства, отвечающего за отношения с регионами. Давно уже понятно, что у нас давно не федеративное, а абсолютно унитарное и патерналистское государство, где центральная власть отвечает абсолютно за все. Если она решит сделать Мордовию беднее в два раза, так тому и быть! Как Волков будет в этом случае объясняться с народом? Начнет все валить на Москву. Или постарается объяснить населению «финансовую схему». В конечном итоге его уберут с поста Главы. Поставят другого. А через четыре года дороги развалятся, система здравоохранения придет в упадок, стадион «умрет», стройки заморозятся, а фонтаны засохнут.

«С»: Нынешнее «благополучие» Мордовии во многом связано с результатами выборов. Получилась своего рода сделка: дотации в обмен на «народное волеизъявление»…

— Абсолютно правильно. Такой договор есть. Причем не только с Мордовией, но и с другими республиками и областями. Где-то он эффективно исполняется — как, например, у вас, в Чечне или Татарстане. А где-то деньги идут не туда, куда надо. Отсюда плачевные результаты. Яркий пример — трагедия в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня». Или разгул коррупции в Дагестане и Карачаево-Черкессии!

«С»: Будет ли способствовать построенная к чемпионату мира инфраструктура (стадион, аэропорт, новые дороги, гостиницы и т. д.) превращению Мордовии в самодостаточный регион?

— Инфраструктура или «витрина» предназначена не только для местных жителей. Чтобы они радовались, глядя на новые гостиницы и цветные хрущевки. Главное — привлечение инвестора! А он в первую очередь идет туда, где видит благоприятный климат, хорошее настроение общества, покупательскую способность, возможность продавать, презентовать, строить предприятия, налоговые льготы. А когда регион — депрессивный, какой смысл в него вкладывать? Вот, к примеру, в Тамбовскую область я бы никогда не привез свои деньги, потому что этот регион не для людей.

Политик заставляет чиновников хоть немного чесаться. Фото: Инстаграм

Политик заставляет чиновников хоть немного чесаться. Фото: Инстаграм

«С»: А для иностранных инвесторов климат в России на сегодняшний день благоприятный?

— Конечно, нет. Потому что действует санкционный режим. Более того, он будет только ужесточаться. Возможно, даже со стороны Востока. Но это не столь важно. Китай ничего не вкладывает, а только скупает предприятия нефтегазового сектора. В Мордовии, насколько знаю, нефтяных и газовых место­рождений нет. В отличие от Татарстана, Башкирии и Волгоградской области, где идет переработка нефтепродуктов. Внутренние инвестиции всегда существуют, но они связаны с уверенностью людей в завтрашнем дне. А ее сейчас нет. Кстати, на депозитах россиян находится 26 триллионов рублей! Почему они не вкладывают эти деньги в малое предпринимательство. Потому что нет веры в государство. Оно получит свои налоги и убьет бизнес. А потом власть прикончит социальные гарантии через повышение пенсионного возраста и жилищно-коммунальных тарифов…

«С»: Разговор о повышении пенсионного возраста начался во время чемпионата мира, который стал неким «отвлекающим маневром»…

— Конечно. Только власть не просчитала, что россияне быстро забудут про свою «великую сборную». Не просчитала, что финальный матч между Францией и Хорватией будет интересен больше международному сообществу, чем нашим согражданам, которым по боку вся эта история. Власть не просчитала, что они восприняли это именно как отвлекающий маневр. Россияне оказались не такими идиотами…

«С»: Поднимутся ли протестные настроения ввиду этих законодательных инициатив?

— Народ ждет и терпит. Сейчас он напоминает, скорее, серую массу, которая может бурлить, но брать в руки вилы пока не готова. Поэтому в этом году протестов точно не будет.

«С»: Чем вызваны пенсионная и налоговая реформы?

— Денег нет. Вернее, они есть, но не для народа.

«С»: Можно ли сказать, что предтечей этих финансово-экономических проблем стало присоединение Крыма?

— Напрямую нет. Скорее, Крым нужен был для того, чтобы ослабить негативные настроения народа, когда начался этот кризис. Еще один отвлекающий маневр. Кризис возник из-за падения цен на нефть. Хотя власть пытается убедить в том, что все это из-за Крыма. Мол, потерпите, и все наладится! И население думает: «Лучше Крым, чем колбаса. Да, мы же великие имперцы, великие русские, которые не пузом едины и колбасой, а духовной пищей, великими победами, армией и флотом, и Александром III!»

«С»: Чего ожидать от Путина в ближайшие 6 лет, учитывая столь резонансное начало его четвертого президентского срока?

— Я не знаю. Более того, думаю, что сам Путин не имеет понятия, что от себя ожидать. Власть ничего не планирует, а живет сегодняшним днем. Потому что от нее ничего не зависит. В этой стране все зависит от цен на нефть. Скорее всего, Президент пойдет по пути «закручивания гаек», что он сейчас и делает. Мы видим неконкурентные выборы, бесконечную пропасть между обществом и власть имущими. А также то, как сверхдоходы от добычи нефти в 4 триллиона рублей направляется не на развитии экономики, а в кубышку, из которой будут сосать свои проценты заинтересованные лица, в том числе и из-за рубежа. Повернется ли власть к народу? Думаю, только в исключительном случае. Вопрос: не будет ли поздно?

«С»: После последней «Прямой линии» Президента с народом, вы заметили в эфире одного из федеральных телеканалов, что у него глаза вспыхивают во время разговора о внешней политике и затухают в тот же миг, когда речь заходит о внутренних проблемах. Власть кормит народ «международными успехами» в то время, как наша страна терпит кораблекрушение?

— Советский Союз демонстрировал нам подобную технологию отвлекающих маневров. Я сейчас еду по стране и вникаю во внутренние вопросы. Открываю сайт РБК, а там то Путин с Трампом, то Трамп с Путиным… Уже много дней политологи муссируют их встречу в Хельсинки. Включил телепрограмму Соловьева, и там такая же пурга. Народ смотрит ее от ограниченности выбора. Внутренние вопросы изначально для Путина не выгодны. Потому что добиться здесь результата с учетом построенной государственной системы невозможно. Поэтому нужна показательная расправа над условным директором ЖЭКа, взявшего откат в полмиллиона рублей. Народ такое поддержит.

Никита Исаев знает, как в России живет простой народ. Фото: Инстаграм

Никита Исаев знает, как в России живет простой народ. Фото: Инстаграм

«С»: Но при этом, когда дело доходит до таких громких вещей, как трагедия в Кемерове, с подлодкой «Курск», в Беслане, власть не торопится с «показательными расправами» и тем более с покаянием. Вы это сами неоднократно отмечали в своих выступлениях…

— Власть вообще не считает это ошибками. Если вы посмотрите на риторику по кемеровской трагедии, то там оказываются виноваты рядовые пожарные, вахтеры и лифтеры. А теперь будут делать козла отпущения из экс-министра ЧС Владимира Пучкова. Также власть четко сказала, что виноваты не они, а украинские пранкеры и Навальный, подбивавший людей к митингам. Стрелочников найдут. Это первое. А второе то, что Аман Тулеев хоть с поста губернатора и ушел, но остался у власти и продолжает, даже будучи инвалидом, руководить Кузбассом. Ни в коем случае не хочу подставить под сомнение его возможности как руководителя из-за состояния здоровья. Но я — за молодые кадры!

«С»: Писатель Борис Акунин, проживающий сейчас за границей по политическим мотивам, в одном из интервью охарактеризовал российский режим как полицейский…

— У нас не полицейское государство, а государство в интересах элиты. Власть рассматривает народ как некую рабсилу, которая не имеет возможности поднять голову. А наш полицейский аппарат защищает ее от своего народа.

«С»: Ваш проект «Новая Россия» и вы лично не участвуете в выборах. Можно рассматривать это как отказ от политиче­ской карьеры?

— Просто я считаю, что выборов в России нет. Участвовать в них бессмысленно. Играть по правилам власти — это значит, заведомо идти на проигрыш и получить колоссальный антирейтинг, который обеспечит тебе государственная пропагандистская машина. В эту ловушку попал Навальный, упорно пытающийся зарегистрировать свою партию и получить лицензию для участия в выборах. В эту историю играет Максим Шевченко, которого я очень уважаю. Грудинин пытался в это по­играть. На мой взгляд, это бессмысленно и однообразно. То, что я делаю, и есть политическая работа. Когда выборы в России будут открытыми и конкурентными, тогда мы примем в них участие. Лучше выборы, чем революция.

Уроженец Москвы смело обозначает болевые точки. Фото: Инстаграм

Уроженец Москвы смело обозначает болевые точки. Фото: Инстаграм

«С»: Но какие в таком случае у вас есть рычаги давления на действующую власть?

— Я сейчас еду по стране, и власть начинает на это реагировать. Со мной встречаются губернаторы, пытаются направить меня по своим «потемкин­ским деревням». В Москве то же самое. Руководитель Тамбовской области взял отпуск, чтобы не встречаться со мной. Вместо себя отправил заместителя. Я освещаю свои поездки в «Комсомоль­ской правде». Все об этом пишут — и социальные сети, и местная пресса. Как такое замять?.. Опять же мои выступления на федеральных телеканалах, которые смотрят десятки миллионов людей. Власть, безусловно, с этим считается…

«С»: Многие эксперты отмечали, что ваш проект «Новая Россия» только усугубляет раздор между неоднородным оппозиционным электоратом.

— Я бы удивился, если это было сказано иначе. Проблема нашей оппозиции в том, что она изначально ввела не те лозунги. В итоге народ не поддерживает либеральные ценности. Кстати, совсем недавно мы в прямом эфире телеканала «Россия» дискутировали с Маргаритой Симоньян (главный редактор телеканала Russia Today — «С») об Аркадии Бабченко и Кирилле Вышинском. (Российские журналисты — «С») Я прямо сказал, что первый товарищ, конечно, ублюдок. После того как пере­дача закончилась, Симоньян сказала: «Если бы наша оппозиция не пыталась доказать, что Бабченко молодец, если бы не пыталась навязать исключительный американизм и ценности, чуждые русскому народу, то на выборах набрала бы не 2%, а 15%». И она права. Оппозиция не чувствует и не знает нужды народа.

«С»: Получается, что власти на народ наплевать, а оппозиция его не понимает…

— Народ не просто живет сам по себе, он выживает. Мне один из жителей Саратова так и сказал…

«С»: А есть те, кому на Руси жить хорошо?

— Нет. Власть очень боится потерять все, что имеет, и попасть под «чистки», как это было в 1937 году. Также она боится народа с вилами. Хотя есть, конечно, полные идиоты, которые верят в свою безнаказанность. Но в большиестве своем во власти вполне прагматичные люди. Есть мой однофамилец Андрей Исаев, один из идеологов «Единой России», который не устает повторять при каждом заявлении оппозиции: «Вы можете критиковать сколько угодно! Мы выдержали «Курск», монетизацию льгот, кризис 2008 года, американские санкции, выдержим и сейчас. Наша система крайне устойчива». Что ж, время покажет!

Личное дело

Никита Олегович Исаев родился 12 ноября 1978 года в Москве. Оппозиционный политик. Директор Института актуальной экономики. Кандидат юридических наук. Автор экономической программы «Новый НЭП».

Действительный государственный советник РФ 3-го класса.

Преподаватель кафедры предпринимательского права Московской государственной юридической академии Кутафина. Основатель Молодежной школы бизнеса.

Автор идеи и генеральный продюсер телепроекта «Футбольная Академия».

Лидер общественно-политического движения «Новая Россия».

Не женат. Воспитывает шестерых детей.

Материалы по теме
Закрыть