Среда, 19 июня
Общество

Бойцы и дети

«Броня» и другие поисковые отряды помогают узнать правду о пропавших без вести фронтовиках…

«Броня» и другие поисковые отряды помогают узнать правду о пропавших без вести фронтовиках…

Бойцы мордовского поискового отряда «Броня» перезахоронили в Подмосковье и Нижегородской области останки двух красноармейцев, найденные в Тверской области. А в Ленинградской области накануне Нового года следопыты обнаружили останки уроженца Рузаевского района Егора Мелякина, числившегося пропавшим без вести с осени 1941 года. Его прах пока не захоронен, ведется розыск родных. Судьбы трех красноармейцев — в материале Алексея Кузнецова.

Иван Чашин

Красноармейца 336-й стрелковой дивизии Ивана Егоровича Чашина, 1902 года рождения, уроженца Домодедовского района Московской области нашли тверские поисковики в октябре прошлого года. «Останки военнослужащего лежали в воронке от снаряда, — рассказывает командир отряда «Память» из города Зубцова Тверской области Алексей Майков. — При бойце был нехитрый солдатский скарб: кружка, фляжка, ложка, две опасные бритвы, перочинный ножик, зеркальце и ремкомплект к винтовке Мосина. Смертный медальон находился там, где ему положено быть — в районе таза».

По статистике на 100 поднятых бойцов поисковики находят лишь 10 смертных медальонов, из которых прочтению поддаются два-три. Солдаты выбрасывали вкладыши или использовали на самокрутки, а сами капсулы переделывали под мундштуки или использовали для хранения спичек, рыболовных крючков. Они не думали о бессмертии, а хотели выжить. Сама емкость для вкладышей не отличалась герметичностью. Шансы достать, развернуть и прочесть записку спустя десятилетия увеличиваются, когда хозяин плотно закрутил крышку капсулы. И практически равняются нулю, если боец этого не сделал. Время, среда, в которой находился медальон, влага уничтожают солдатские весточки…

От самого красноармейца Чашина практически ничего не осталось. После войны поля вокруг урочища Векшино, где он лежал, обрабатывались удобрениями. К тому же почва здесь повышенной кислотности. Останки словно кремируются, иногда от бойцов остается лишь горстка мелких косточек…

Кстати, весной 2016 года отряд «Память» недалеко от рядового Чашина нашел останки и медальон уроженца Ромодановского района Алексея Донкова. Его прах впоследствии был похоронен на 5-м городском кладбище Саранска.

…Медальон красноармейца Чашина сначала практически не читался. Чтобы довести очередного солдата от окопа до околицы родного дома, через соцсети подключается масса людей по всей стране и далеко за ее пределами, зачастую незнакомых между собой. Запускается целая система! Одни находят останки и медальон, другие читают угасшие записи, третьи ищут родных, а доставляют останки на родину и хоронят четвертые! Судьба одного фронтовика объединяет несколько десятков неравнодушных людей по всему миру. Иногда достаточно просто звонка в сельскую администрацию, чтобы найти родных бойца, но бывает, что поиск затягивается на годы. Порой родственники живут в том же селе или ближайшем рацентре, но нередко их следы отыскиваются далеко за пределами России. Вернуться домой Ивану Чашину помогали одновременно добровольцы из Мордовии, Московской, Тверской, Смоленской областей, из Беларуси. Родных красноармейца взялись разыскать поисковики «Брони», работающие в Тверской области. А ключ к его судьбе подобрала московская спортсменка, мастер спорта международного класса по параолимпийскому плаванию Александра Агафанова. Она нашла двух внуков солдата. Прошлой весной женщина уже помогла отряду разыскать родных рядового Григория Скуратова из Рязанской области, обнаруженного в Зубцовском районе. В итоге на церемонию захоронения бойца приехали его внучка, правнучка и праправнучка.

«На Ивана Егоровича мы получили две похоронки, — рассказывает его внук Олег Чашин, житель Москвы. — Первая поступила в декабре 1941 года и сообщала, что он пропал без вести. А следом пришли письмо и фотография из госпиталя в Ижевске. Потом новая похоронка, на этот раз окончательная…» Но родные продолжали верить, что Чашин рано ли поздно снова подаст весточку. Ушли из жизни два его сына и две дочери. Однако надежда теплилась в сердцах внуков. Вдруг его следы отыщутся? В последнем письме из госпиталя Иван Чашин словно предсказал свою судьбу. На обороте фотокарточки он написал сыну Николаю, что был ранен под Москвой. Что снимок сделан 10 февраля 1942 года. Что ему 40 лет. И словно указал даты своей жизни «1902–1942».

О том, как именно погиб красноармеец Чашин, почти ничего неизвестно. Кое-что можно почерпнуть из боевых донесений 336-й стрелковой дивизии от 10 сентября 1942 года: «Авиация противника периодически налетами через каждые 40 минут группами по 20 самолетов бомбит и штурмует боевые порядки частей дивизии и ближние тылы. В 8.00 противник силой до роты с восемью танками с танковым десантом, переодетым в красноармейскую форму перешли в наступление… В 11.00 контратака был отбита. Огнем нашей артиллерии сожжено шесть и подбито девять танков противника. Уничтожены около 350 солдат и офицеров противника. Потери дивизии уточняются». Скорее всего, именно в этом бою погиб Иван Чашин, попав в число потерь, которые потом «уточняло командование».

На фронт ушли несколько братьев Чашиных, никто не вернулся. Николай пропал без вести в 1941 году, Михаил погиб в 1941-м под Наро-Фоминском, Сергей был осужден военным трибуналом на 7 лет с отправкой на фронт, награжден медалью «За боевые заслуги», умер от ран в Литве в 1944 году.

Останки Ивана Чашина подполковник полиции Андрей Виноградов доставил из Зубцова сначала в Москву, а затем в подмосковное Домодедово. Там их ждали родственники и поисковики «Брони». Отпевание красноармейца состоялось в храме во имя св. Иоанна Предтечи в селе Данилово Домодедовского района, где в начале прошлого века он был крещен. Солдат обрел покой на кладбище рядом с могилами своих родственников.

Павел Хрунилов

Останки красноармейца Павла Александровича Хрунилова, 1903 года рождения, уроженца Горьковской области, поисковики зубцовского отряда «Память» нашли в урочище Белогурово. Они были переданы поисковикам в Саранск вместе с медальоном и личными вещами бойца. Начался розыск его родных. Согласно архивным данным рядовой числился пропавшим без вести с сентября 1942 года. К поиску подключились коллеги из нижегородского поискового объединения «Курган», местные журналисты и земляки, прочитавшие сообщение о солдате в соцсетях. «Мы обратились в СМИ, на телевидении вышел сюжет, — рассказывает доброволец Ольга Бакулина из Нижнего Новгорода. — Затем вышла на архив загса, так появился след родных».

Поначалу родственники красноармейца с недоверием отнеслись к весточке из 1942-го. Дочь солдата Татьяна Павловна, которая недавно перенесла тяжелую болезнь, пережила шок, узнав, что найден пропавший без вести отец. Когда родные убедились, что имеют дело не с проходимцами, приняли решение похоронить останки в городе Горбатове Павловского района Нижегородской области.

Ровно год назад в том же районе «Броня» проводила в последний путь красноармейца Василия Лукоянова, останки которого поисковики обнаружили в Зубцовском районе. И вновь иначе как судьбой итоги розыска родных не назовешь. Штаб нижегородских поисковиков из объединения «Курган», которые также искали родственников, располагается в Нижегородском университете им. Лобачевского, а внук солдата, оказывается, работает в соседнем помещении. «Мой прадед родился в городе Горбатове в купеческой семье Татьяны Спириной и Александра Хрунилова, — рассказывает правнучка Екатерина Королева из Нижнего Новгорода. — Его дед Иван Спирин — потомственный почетный гражданин города, а прадед Сергей Александрович — купец второй гильдии, владел канатной фабрикой. В семье Хруниловых было двое сыновей, но младший брат Сергей умер в 10-летнем возрасте. В 1930 году прадед женился на девушке из соседнего села Евдокии Бариновой. После рождения дочери Татьяны семья переехала в город Горький. Панюшка, так ласково называли его в семье, работал в государственной санитарной инспекции… Дочь Татьяна Павловна вспоминает, как вместе с папой ходила в цирк, как он участвовал в спектаклях драматического кружка. В августе 1941 года Павла Александровича призвали в армию. Через год пришло последнее письмо из-под города Клина. А в сентябре почтальон принес извещение, что он пропал без вести. Жена его любила всю жизнь, ждала и не верила похоронке. Мы всей семьей искали солдата, посылали запросы. А когда совсем отчаялись, он сам нас нашел! У него большая семья: дочь, два внука, три правнука и одна праправнучка!» Правнучка солдата является дальним потомком легендарного летчика Валерия Чкалова…

Дорога домой красноармейца длилась 75 лет, теперь он упокоился с миром на кладбище в родном Горбатове, рядом со своей матерью и многочисленными родственниками.

«История нашего Панюшки закончилась немного радостно и немного скорбно, — говорит правнучка Екатерина Королева. — Какое невероятное счастье спустя 75 лет встретить деда с войны! Какое счастье, что больше нет страшных слов — пропал без вести!» Красноармейцы Чашин и Хрунилов обрели покой в родной земле благодаря бойцам «Брони» — сотрудникам Национального Банка Мордовии.

Егор Мелякин

Припозднившаяся зима позволяет искать пропавших военнослужащих даже в это время года. Накануне Нового года в Ленинградской области на печально знаменитых Синявинских высотах в урочище Гонтовая Липка поисковики из подмосковной Коломны обнаружили останки уроженца села Болдово Рузаевского района красноармейца Егора Осиповича Мелякина, 1904 года рождения. В медальоне, правда, указан поселок Безводный Рузаевского района, переставший существовать после войны. Вдова Матрена Степановна Мелякина жила в поселке Красная Поляна, который теперь также исчез… Согласно архивным данным Егор Мелякин числится пропавшим без вести с осени 1941 года. В районе Гонтовой Липки шли тяжелейшие бои по прорыву блокады Ленинграда, которому в эти дни исполнилось 75 лет. Здесь решилась судьба города Ленина. По оценкам историков в тамошних болотах погибли около 360 тысяч бойцов и командиров. Десятки тысяч до сих пор не похоронены… «В стрелковой ячейке находились останки двух красноармейцев, — рассказывает командир поискового отряда «Суворов» из города Коломны Ольга Стружанова. — Скорее всего, бойцов накрыло взрывом и перемешало, отделить друг от друга мы их не смогли. Второй солдат был без медальона. Бойцы служили в 314-й стрелковой дивизии и, судя по обнаруженным рядом останкам других военнослужащих, погибли в сентябре 1943 года». Останки Егора Осиповича и его неизвестного товарища находятся во временном захоронении. Поисковики готовы передать их в Мордовию.

«В сроках поиска родных мы не ограничены, — уточняет Ольга Стружанова. — Будем держать останки на этой земле до тех пор, пока близкие не примут решения, где хоронить солдат — в братской могиле, расположенной в Ленинградской области, или на его малой родине». К розыску подключилась поисковик из Керчи Наталья Круглова. Она вышла на связь с администрацией села Болдово, где сразу начался поиск родных. «Фамилия Мелякин распространена в нашей местности, — говорит глава сельского поселения Андрей Васин. — Я лично обошел всех однофамильцев, но никто пока не признал Егора Осиповича родственником. Много Мелякиных переехало в соседний Инсарский район в села Новлей, Новые и Старые Верхиссы».

Поисковики «Брони» обратились за помощью к властям Инсарского района. «Для меня эта тема близка, поэтому помогу максимально», — заверил глава Староверхисского сельского поселения Алексей Чигажов. К розыску также подключился замглавы Инсарского района Рауф Долотказин.

Кстати, в 2008 году отряд «Суворов» в полутора километрах от места обнаружения Мелякина поднял останки уроженца Старошайговского района, санитара 140-й отдельной стрелковой бригады сержанта Василия Сорокина. До войны он работал старшим кассиром Мельцанского отделения Госбанка СССР. Это обстоятельство помогло сотрудникам Национального банка Мордовии в розыске его родных. Они нашли в архиве личное дело кассира и его близких. Внучка красноармейца Светлана Вишнякова ныне возглавляет налоговую службу Мордовии. Родственники санитара Сорокина посетили его место захоронения.

Материалы по теме
Закрыть