Воскресенье, 16 июня
Общество

Мединский ответил минфину США 

Министр культуры РФ Владимир Мединский прокомментировал свое включение в «кремлевский список» минфина США, в который вошли 210 представителей российской власти и бизнеса, а так же возможные ограничения в виде запрета на въезд в США и блокировку американских активов и собственности.

«Эта… «номинация на санкции»… Да это признание, можно сказать, вдохновляет на свершения! – улыбнулся Мединский. — А если серьезно, то свою жизнь я всегда связывал исключительно с Россией. Ни в США, ни где-либо еще за рубежом у меня нет ни денег, ни имущества, ни каких-то интересов. Поэтому наличие или отсутствие моей фамилии в упомянутом списке — это, честно, самое последнее, что меня интересует в этой жизни». В этом плане Владимир Мединский абсолютно искренен — все его интересы сосредоточены на родине и в рамках Минкульта России, который владеет сотней исторических зданий по всей стране — от здания ГУМа на Красной площади до комплекса Нарзанных ванн в Кисловодске, и занимается их сдачей в аренду, а так же реставрацией. На восстановление исторических объектов ежегодно выделяется миллиарды рублей. С определенного времени Минкульт стали называть прачечной по отмыву бюджетных средств. Так в 2016 году ФСБ задержала ряд высокопоставленных сотрудников ведомства: заместителя Мединского Григория Пирумова, главу департамента управления имуществом Бориса Мазо и его заместителя Вадима Мурадяна, а также провела в ведомстве обыски по делу о крупных хищениях госсредств на вверенных Пирумову участках — реставрации памятников культурного наследия, в частности знаменитой крепости в Изборске. Тогда речь шла об отмывании миллиарда рублей. Как комментировал «Московскому Комсомольцу» ситуацию директор центра экспертизы и контроля объектов наследия и культурных ценностей (ЭКОН) Николай Васильев, «ФСБ просто так ни к кому не ходит. Где есть тендеры — там и откаты. Ведь в год только на реставрацию выделяется примерно 20 млрд рублей. А воруются они так: на любой заказ выделяют сумму, прописывают проектную документацию, согласно ей уже составляют завышенную смету. Фактически выполняют 60–70% от всей работы. Принимающие органы с закрытыми глазами приостанавливают реставрацию на этих этапах. Затем оставшиеся деньги обналичиваются, и делятся между участниками: заказчиками, рабочими и чиновниками. Изменить систему очень трудно, так как все сводится к конкурсу. Выиграть его честно практически невозможно. У Минкульта есть свои прикормленные организации, которым отдается 95% заказов. К сожалению, отмывка средств подобным образом в Министерстве культуры популяризирована. Это не просто позор, а бедствие мирового масштаба».

Материалы по теме
Закрыть