Воскресенье, 23 июня
Общество

Место, где много рыбы

Наше счастье постоянно — жуй кокосы, ешь бананы.

Наше счастье постоянно — жуй кокосы, ешь бананы

В угаре праздников забылся грядущий чемпионат. А лето не за кочкуровскими горами! Лето спешит к нам сосредоточенным муравьем и тащит на спине мешок с бутсами. Лето прорастает отчаянным молочаем и завивается в национальный орнамент. Лето воет волками и дрожит недалекими зайчиками. Стрекозы уже согласны пропеть его трубным гласом, а мы едва не забыли о лете, поднимая заздравные кубки и пия новогодние вина.

Кто уж собрался в Мордовию? Япония, Иран, Португалия, Панама… Отличные финно-угорские ребята! И вроде бы известно, где они будут жить. Специально для Криштиану Роналду взбита перина в многозвездочном отеле «Меркурий». Японские братья везут с собой спальные мешки и готовы разместиться под ботевградским мостом. Известный художник-мистификатор Сергей Суворов лично строит для перуанцев вигвам из инсарского тростника и пишет вилами на реке очередной безсмертный триптих. Местные племена поют протяжные песни. Лето катится со стороны Атемара, а мы интересуемся кухней Панамы. Место, где много рыбы — так переводили слово «панама» индейцы куэва, пока их не извела под корень либеральная интеллигенция.

Возьмем рыбу за хвост, запасемся бананами и кокосами. Будет фуфу!

Фуфу — это панамское блюдо из морской рыбешки, маниока и бананов. Все нужно потушить в кокосовом молоке и резко съесть в часы заката. Маниок — тамошний корнеплод, похожий на нашу картошку, но мы заменим его на рис — дикий и бурый. Панамцы, думаем, не сильно обидятся. Да хоть бы и сильно, нам все равно. Наше постоянное счастье — жевать кокосы и есть бананы, в этом мы солидарны со всеми чунгами-чангами и их родственниками. В наше благословенное время любая экзотичная овощь лежит на полочке. А все благодаря купеческой хватке, развитому мореходству и воздухоплаванию. Слава богу! И с рыбой такая история. Подойдет белая. И морской окунь, и треска, и зубатка. Стейки зубатки — наши лучшие друзья.

Чем богата панамская кухня? Традициями испанцев и индейцев. Рис, бобы, мясо, жгучие перцы, бананы, овощи, морепродукты и рыба. Вместо тарелок и ложек — маисовые лепешки, вместо истомы в сердце — холодный расчет. В большом почете кокосовое молоко. В нем варят рис, тушат омаров, пьют чистоганом натощак и пускают в коктейли. А в нашем кокосе водичка, молоко еще не созрело. Мы берем его и проковыриваем штопором одну их трех дырочек. За эти пятна так его и прозвали — кокос, что в переводе с португальского — обезьяна. На обезьянью морду потому что похоже. Переворачиваем над стаканом и сцеживаем грамм сто. Вполне для наших задач достаточно. Над стейками зубатки никаких насилий не делаем. Солим и немного посыпаем сухим сельдереем. И бросаем в разогретое на сковороде оливковое масло. Как поджарится один бок, сталкиваем на другой и поливаем кокосовой водичкой, в ней и будет тушиться.

Говорят, панамцы уже приезжали с разведкой в мордовские села. Ели говяжий ливер и называли пшенные блины «покш тортилья». Бабушка Груня из дубенского околотка ввалила в одного футболиста горшок гречневой каши со словами: «Шибко ты худенький». И тот до сих пор не может придти в себя, бредит на эрзянском. Потому наш девиз — не навреди! Подстроимся под нежные животы гостей, подойдем с должным решпектом.

В кастрюльке уже выкипела вся вода, и рис готовый. И дикий готовый, и бурый. Выкладываем на тарелочку, сверху кладем рыбешку и быстро поджариваем в сливочном масле бананы. Укладываем по периметру. А еще кокос валяется обезвоженный. Треснем по нему молотком, извлечем белоснежную мякоть. Можно построгать над рисом и рыбой, можно кусочками побросать.

И настигнет постоянное счастье.

Материалы по теме
Закрыть