Воскресенье, 16 июня
Общество

Страсти по Насте

Несовершеннолетняя девушка одна растит маленького сына и жалуется на мужа, который не хочет с ней жить… Молодой матери не хватает денег даже на молочную смесь и подгузники.

Несовершеннолетняя девушка одна растит маленького сына и жалуется на мужа, который не хочет с ней жить… Молодой матери не хватает денег даже на молочную смесь и подгузники

16-летняя жительница Саранска Анастасия Потапкина в одиночку растит пятимесячного сына. По ее словам, 26-летний супруг Дмитрий Гуськов давно живет с другой женщиной и воспитывает чужого ребенка. О собственном малыше вспоминает редко, а общение с женой сводится к редким разговорам по телефону. Ежемесячно молодой отец перечисляет на ее банковскую карточку 6 тысяч руб­лей. К сожалению, Дмитрий отказался высказать свою точку зрения на ситуацию. «Я не обязан вам рассказывать о своей личной жизни. Пишите что хотите!» — ​заявил он. Подробности — ​в материале Ирины Васнецовой.


Анастасия познакомилась с будущим супругом летом 2015 года. Их роман развивался стремительно, но затем пылкие чувства постепенно угасли. О женитьбе Дмитрий не думал, так как Насте на тот момент было 13 лет. В шутку говорил: «Тебя не дождешься». По словам старшей сестры Анастасии Елены Холодовой, со временем молодые люди стали реже встречаться и созваниваться, так как молодой человек предпочитал проводить время в компании друзей. Спустя 3,5 месяца после расставания Настя узнала о своей беременности. Тем временем Дмитрий упал в объятия 27-летней женщины и стал с ней сожительствовать. Новость о предстоящем отцовстве поразила его как гром среди ясного неба.

«Дмитрий настаивал на избавлении от ребенка, — ​рассказывает Елена Холодова. — ​Его совсем не волновали последствия аборта на поздних сроках беременности. Советовал найти хорошего врача. После рождения сына сказал Насте: «Я тебя ненавижу. Ты испортила мне жизнь».

Мама школьницы спокойно отреагировала на новость о ее беременности. «Спросила только, почему поздно опомнилась и не сделала аборт, — ​вздыхает Настя. — ​Просила никому не рассказывать, а она всем растрезвонила… Кстати, мой отец возмущаться не стал. «Когда родишь, тогда и поругаю, сейчас тебе нельзя нервничать», — ​сказал он. Потом новость узнал старший брат, который живет с женой в Норильске. Он был в бешенстве. Чтобы не схватиться с Дмитрием, даже не стал заходить в роддом во время выписки. Ожидал меня с ребенком в машине». Анастасия признается, что если бы узнала о беременности раньше, то все равно не сделала бы аборт…

Свое детство она вспоминать не хочет. Говорит, что там не было ничего хорошего. «Мать и отец в разводе, оба любят спиртное, — ​рассказывает девушка. — ​Отчим был такой же алкоголик и периодически избивал маму на моих глазах. В наш дом часто приходил участковый. Органы опеки и попечительства никогда не интересовались, в каких условиях я расту. Наверное, соседи туда не жаловались. Я хочу окружить своего сына материнской теплотой, заботой и любовью, которую сама не получила. Ни за что от него не откажусь!»

По словам Насти, Дмитрий не навещал ее во время беременности, а о своей ответственности вспомнил, когда к нему на дом пришел следователь и составил протокол. После этого стал говорить о своем желании вступить с Настей в законный брак и всячески интересовался ее делами. После рождения ребенка сделали тест ДНК, отцовство подтвердилось. По словам Елены Холодовой, на этой процедуре настояла свекровь, по-другому бы внука не признала. После ­росписи Дмитрий иногда приезжал к жене в гости, покупал вещи для ребенка. Во время выписки из роддома тоже присутствовал. А затем стал постепенно перекладывать все родительские обязанности на Настю. Во время судебного заседания супруга заступилась за Дмитрия, сказав, что живут они вместе в любви и согласии. «Если бы узнали, что брак фиктивный, его бы посадили, — ​вздыхает девушка. — ​Мне стало Диму жалко, и я соврала. В ответ не увидела никакой благодарности. Наоборот после судебных процессов отношения резко ухудшились, он забыл о сыне».

«У меня не было желания писать заявление в правоохранительные органы, — ​говорит отец Насти Иван Потапкин. — ​Зачем портить жизнь парню и его родителям?! Сейчас Настя живет в съемной комнате. К себе не могу ее забрать. В нашем доме живет в ожидании ипотечного жилья старшая дочь с детьми и моя 89-летняя мать, инвалид I группы. Яблоку упасть негде. Настя не пропадет, да и мы помогаем — ​покупаем ребенку все необходимое…»

Иван Потапкин хотел забрать дочь к себе, когда она училась в 5-м классе. Но Настя не захотела переезжать из Лямбиря в Саранск и менять школу. В свое время девочку приютила старшая сестра Надя, но в 20 лет она умерла от онкологического заболевания. Поэтому Настя вернулась жить к маме Марине. «Она плохая родительница, — ​утверждает Иван. — ​Ни разу не была на родительских собраниях в школе. Все время я ходил. Настя жила сама по себе. Училась на четверки и пятерки. Учителя ее хвалили. Поэтому проблем не возникало. Вот если бы она тогда согласилась ко мне переехать, то ничего плохого бы не произошло. Хочу поговорить с зятем по-мужски. Пока еще с ним не встречался».

Через два месяца после родов у молодой матери пропало молоко. Пришлось кормить ребенка смесью. Однажды запасы заканчивались. По словам Анастасии Холодовой, она позвонила мужу и попросила привезти одну упаковку. Он пообещал. Но ничего не сделал. А потом даже не позвонил, чтобы узнать, сытый ли ребенок. «Дмитрий говорит, что Насте должны помогать родители, а не он!» — ​возмущается Елена Холодова… «Дмитрий очень редко приезжает, — ​жалуется Настя. — ​Последний раз навещал сына три недели назад… Кстати, недавно его любовница Яна Бородай написала мне: «Будь умной женщиной, убери из Интернета фотографии ребенка, его могут сглазить. Это сын моего мужчины и я точно так же, как ты, за него переживаю». Но во‑первых, пока это мой законный супруг. Во-вторых, следовать ее глупым советам не собираюсь. В-третьих, это мой ребенок… Яна хотела со мной встретиться и поговорить, до сих пор собирается. В телефонной беседе она предложила забрать моего ребенка к себе…» Каждый месяц Дмитрий перечисляет на банковскую карточку Насти 6 тысяч рублей, из них 5 тысяч уходят на оплату комнаты. «Я нашла жилье с хозяйкой, которая помогает ухаживать за малышом, — ​рассказывает молодая мама. — ​Сидит с ним, если мне нужно добежать до магазина или поликлиники…»

Янкину поддерживают сестры и брат. Иногда навещают родители. Уходить жить к отцу Настя не хочет, так как там ее считают лишней. Поэтому до окончания 9-го класса жила с мамой. «Но у меня с ней плохие отношения, мы часто ругаемся, — ​признается Настя. — ​Моя мама никогда не убиралась в доме. Порядка там мало. А однажды появились два бродячих кота, покрытых лишаями. Они гадили по всем углам. В это время я была беременной и не хотела, чтобы у ребенка потом развилась аллергия. Выбросила этих котов подальше от дома. По этой причине мама закатила скандал. Я сильно нервничала и меня положили на сохранение. Когда вернулась из роддома, мама принесла одного кота назад. Я психанула, ушла от нее вместе с младенцем. Она меня даже не остановила. Переночевала у отца, а потом старшая сестра Катя помогла найти съемное жилье. Первое время после переезда с мамой не созванивались. Потом постепенно общение возобновилось».

«Я выгнала дочь? — ​удивляется Марина Янкина. — ​А зачем она котов выбросила? Якобы они будут мешать ребенку. Нечего было ноги раздвигать, вот и не забеременела бы! К себе ее забрать? Зачем? Знаете, какая она неряха. Убираться не умеет. Если сделаешь замечание, начинает мстить. В прошлый раз повесила на веревку не отжатое полотенце, так вся вода на пол натекла…»

«У ее мамы не все в порядке с головой, — ​говорит Лена, старшая сестра Насти. — ​Мы родные по отцу. Перед смертью бабушка оставила завещание на Марину Янкину и ее сестру Лену. Им досталась трехкомнатная квартира. Первой эту жилплощадь заняла Лена. Из-за плохих отношений Марина не захотела вступать в права наследства. Настя долго упрашивала мать оформить долю хотя бы на нее. После долгих уговоров пошли к нотариусу. Когда Лена узнала, что часть квартиры перейдет племяннице, сильно возмутилась: «Она мне тут не нужна». И тогда Марина перевела все на сестру. Теперь тетка не хочет возвращать подаренное».

«Кто вам сказал, что я не живу с женой? — ​отвечает по телефону корр. «С» Дмитрий Гуськов. — ​Настя и ее родители? Они откуда знают? Я, например, за все время брака ни разу не видел тестя и тещу в нашем доме. Вы приезжали? Не знаю, по каким улицам ездите, но мы живем по другому адресу. У вас неточные сведения. Вообще-то я не обязан вам рассказывать о своей личной жизни. Пишите что хотите! Всего доброго!»

По словам Елены Холодовой, после разговора с журналистами Дмитрий испугался и стал угрожать ее сестре. Просил, чтобы отказалась от публикации. Иначе отберет ребенка…

Летом Настя планирует поступить в техникум на заочное отделение и устроиться на работу, а в будущем — получить высшее образование. Пока раздумывает над выбором профессии. Тем временем ее сын растет и в 5 месяцев весит более 8 килограмм. «Если найдутся добрые люди, которые протянут руку помощи, буду рада, — ​говорит Настя. — ​Больше всего нужны молочная смесь и подгузники 5-го размера, а также одежда на вырост…»

P. S. Если вы захотите помочь молодой матери, перечисляйте деньги на карту «Сбербанка» № 4276390013362037 — ​Потапкиной Анастасии Ивановне. Контактный телефон ее мамы Марины Янкиной: +7 (951) 342-47-46.

Материалы по теме
Закрыть