Воскресенье, 16 июня
Культура

«Один из героев говорит: «Не в богах дело, а в людях». Это важная фраза в понимании фильма»

Режиссер «Скифа» Рустам Мосафир — ​о чистоте Средневековья, перерождении «Коловрата» и дефиците брутальных актеров.

Режиссер «Скифа» Рустам Мосафир — ​о чистоте Средневековья, перерождении «Коловрата» и дефиците брутальных актеров

На российские экраны 18 января вышла кинолента «Скиф». Один из самых ожидаемых фильмов этого года снял московский режиссер Рустам Мосафир, ранее снимавший в основном сериалы. Картина рассказывает о смене цивилизаций, когда язычество боролось с христианством, а на смену древним племенам приходили новые. Главному герою ратнику Лютобору предстоит тяжелое испытание, кровавая междоусобная битва. Как возникла идея фильма и при чем тут «Легенда о Коловрате»? Почему в ленте нет Леонардо Ди Каприо и Мадса Миккельсена? Почему в древности люди были честнее, чем сегодня? Об этом и многом другом Рустам Мосафир рассказал Николаю Кандышеву.

«С»: Изначально вы намеревались снимать историю о Коловрате. Как произошло перерождение рязанского богатыря в скифа?

— Все очень просто. Фильм о Коловрате уже поставили режиссеры Иван Шурховецкий и Джаник Файзиев на студии «Централ Партнершип». Когда я собирался снимать историю о Коловрате, их проект уже был запущен. Так бывает. Идеи одновременно возникают в разных точках мира. Но у меня был другой сценарий, не связанный с легендой. Мы просто придумали предысторию Коловрата. Четыре года назад было ясно, что нам никто не даст денег на дорогой фильм с монгольскими ордами и всем прочим. Поэтому решили сделать маленькую локальную историю, исторический боевичок… практически вестерн. Сценарий назывался «Коловрат. Восхождение». Если бы картина удалась и имела успех, то мы получили бы деньги для более крупной ленты об этом герое. Но нас опередили ​и все… Не то чтобы пропало желание снимать этот фильм, просто трудно конкурировать с «Цент-
рал Партнершип»… Вот если бы был друг-миллиардер, тогда другое дело, но у меня все друзья — ​бедные художники. На этом история про Коловрата умерла, чтобы переродиться в «Скифа».

«С»: В тизере рассказывалось, как жил Коловрат до своего подвига…

— Да-да, как он стал героем. Возможно, нам бы все равно не дали денег на такое кино, там не было патриотического пафоса. Сценарий был достаточно аполитичный в том плане, что христианский воин Коловрат приходил к языческим понятиям. Не от темного язычества к светлому христианству, а наоборот. Условно говоря, герой стоял перед непростым духовным выбором. Планировался самурайский фильм или вестерн с очень жесткими харизматичными персонажами. Собственно, это сохранилось в «Скифе». И получился не просто боевик, где все погибли за Русь. Герои поменялись, но осталась тема и выбор, который делают персонажи. Один герой практически перешел из «Коловрат. Восхождение» в этот фильм.

«С»: Сколько времени ушло на картину?

— 1,5 года с небольшим. Начали весной 2016-го, закончили в октябре 2017-го. Потом был пост-продакшн. Такая трудоемкая вещь, как озвучивание. Писали музыку, делали цветокоррекцию.

«С»: Чувствуете удовлетворение, что фильм выходит на экраны?

— Конечно. Испытываю катарсис первой степени. Прежде всего потому, что картина сделана хорошо — ​такой, как была задумана. В нашем деле все происходит через боль! (Смеется — ​«С») Кино ​как ребенок, поэтому есть боль от долгого вынашивания. В работу вложено много физических и душевных сил.

«С»: С чем связан столь долгий путь фильма на экран?

— В нашей стране вообще сложно снимать кино, а жанровое особенно. В общем, для отечественного кинематографа такие истории необычны, потому что их трудно продвигать. Они неперспективны с точки зрения бизнеса. Одной из причин продюсеры называют отсутствие целевой аудитории и вообще находят много причин, чтобы отказать в финансировании. На мой взгляд, это неправильно. Российский зритель не может существовать в мире только с большими блокбастерами, которые широко рекламируются! На другом полюсе есть маленький арт-хаус со своей тематикой. «Скиф» и подобные проекты гибридны, они сделаны на стыке искусства и бизнеса. К сожалению, в России такой прослойки сугубо жанрового кино практически нет. Это печально.

«С»: «Скиф» — ​жанровое кино?

— Ну да! Это не блокбастер в привычном понимании — ​такое народное кино для всех возрастов, детей и младенцев. Но и не авторское, где часто не бывает сюжета, зато есть личный взгляд автора на какую-то остросоциальную проблему, за который потом выдают призы на фестивалях. «Скиф» вмещает некий авторский взгляд и визуальное изложение истории. В то же время это аттракцион, который смотрибелен для зрителя.

«С»: Однажды вы сравнили свой фильм с «Андреем Рублевым» Тарковского, потому что там тоже есть тема столкновения язычества и христианства…

— Да, в «Скифе» это есть. Но примитивно все низводить до христианства и язычества. В фильме вообще поднимается тема морально-нравственного выбора. В том числе он связан с религиозным сознанием. Вера в богов и христианские добродетели — ​сложный пласт и он, безусловно, присутствует в картине, помимо экшена, драк и других жанровых атрибутов. Там есть человеческая тема, что очень важно. «Скиф» — ​не «Андрей Рублев», потому что в фильме Тарковского решаются другие задачи. Я очень его люблю. В моей работе вопрос веры не ставится во главу угла. Впрочем, как и у Тарковского, это только часть его мира. Сейчас тоже есть религиоз-
ные войны, но проблема в людях, а не в религии. Один герой «Скифа» говорит: «Не в богах дело, а в людях». Это важная фраза для понимания фильма.

«С»: Вы сказали, что не хотели снимать историческое кино…

— Я просто не понимаю, что это такое. Лента, основанная на костюмах? Либо на каком-то факте, о котором нужно рассказать людям? Кино в первую очередь — ​драма как в античном или в шекспировском театре. Человек идет в кинотеатр за эмоциями. Вопрос исторической правды не важен, а важно показать человеческую историю. Чтобы ее рассказать, берешь те или иные факты и прибавляешь их к своим личным эстетическим пристрастиям. Мои пристрастия связаны с древностью, она дает огромный простор для фантазии. В ней нет циничности современного мира, а есть открытость к эмоциям и страстям. Тогда было гораздо проще следовать первозданным нравственным законам, чем сейчас.

«С»: Вы считаете, что люди прошлого были нравственнее сегодняшних?

— Я не жил в то время, но мне кажется, тогда был другой взгляд на вещи. У нас все-таки сформировалось общество потребления. Я не говорю, что прошлое абсолютно во всем было искреннее и честнее, просто предполагаю. Сейчас, конечно, никто никого не убивает, как в средневековье. Хотя почему нет? Где-то практикуют. Но мелкое, бытовое, потребительское мне кажется страшнее той пресловутой жестокости. Душа как-то больше лежит к тому, чтобы взять топор и зарубить соседа, если что-то не поделили. И решить проблему! (Смеется — ​«С») Я не говорю, что взял бы топор и зарубил кого-нибудь. Как продукт общества потребления я мог бы запеть в прошлом по-другому… Но тогда было более романтичное время, которое мне ближе как художнику. В древности есть какое-то сакральное значение, противоположное настоящему. Оно интересно в первую очередь для кинематографа. На ее фоне хорошо выстраивать драму с точки зрения психологии и визуального ряда.

«С»: В работе над «Скифом» вы руководствовались какими-то историческими источниками?

— Вопрос непростой. Декорации делал замечательный художник Сергей Февралев, работавший с Кареном Шахназаровым. Он фанатик археологических раскопок. Ездит, изучает материал, чтобы потом сделать компиляцию некоторых вещей в плане декораций. Например, дом главного героя вобрал сразу несколько архитектурных стилей разных стран того исторического периода. Я для себя определил, что у нас Тмутаракань. Эта земля приняла культуру разных народов. Мы соединяли дерево и камень, брали какую-то готику с одной стороны и византийский стиль с другой. Я конечно должен был познакомиться с источниками, чтобы это использовать. Но утверждать, что было именно так, не могу, я ведь не знаю, как было.

«С»: Научная фантастика пытается спрогнозировать будущее. А что дает историческое кино?

— Например, подчеркивает, какие красивые девушки были в то время! Какие сильные мужчины! Какие острые мечи! И как хорошо, что у нас есть «Айфон», а у них не было. Сейчас можно сделать покупки, не выходя из дома, а они не могли. В привязанности к вещам есть своя прелесть. Может, у них была такая же привязанность? Но не к смартфону, а например, к мечам. Сын говорит: «Папа, пошли поиграем!» Какой ответ он слышит сегодня?

«Не могу, я в «Айфоне»!» А тогда бы отец сказал: «Не могу, надо наточить меч!» (Смеется — ​«С») Мне хочется вызвать эмоцию, чтобы зритель отвлекся от своего «Айфона», бессмысленного листания «Инстаграма». Чтобы посмотрел на картину осмысленно.

«С»: Почему в «Скифе» нет известных актеров?

— Не люблю с ними работать. Мне нравятся российские артисты, со многими я дружу, но в историческом кино они часто получаются какими-то ряженными. На Западе умудряются сделать все органично. Например, Брэд Питт хорошо смотрится и в доспехах, и с бородой. А в России маленькая киноиндустрия, поэтому чего-то не выходит. И главное, непонятно, зачем приглашать знаменитых актеров? Тем более в такую картину, как у нас. Нацепил бороду и уже не понятно, кто перед тобой. Артистов надо брать прежде всего в соответствии с замыслом, учитывая их органику, мастерство, эпатаж. Не успевшие примелькаться будут смотреться естественнее. Я сам прошел через это, окончив актерское отделение Щукинского училища. Постепенно стал понимать, как важно давать дорогу молодым артистам. Мы с однокурсником Юрием Быковым одно время сидели без работы. Моя бабушка возмущалась по поводу того, что снимают одних и тех же страшных артистов, а не нас с Юрой. Она хотела видеть на экране свежие лица. Поэтому я изначально брал непримелькавшихся актеров, за которыми нет шлейфа телесериалов. В фильме в основном мужские персонажи. Мужчины требовались не перекаченные, а брутальные, с настоящей харизмой. Сейчас этого мало. Я говорю и о знаменитых, и о молодых артистах… Есть провокационный фильм «Выживший». Вместо Ди Каприо могли снять вас или меня, потому что там простая фабула — ​человек ползет и страдает. Но я понимаю, почему Ди Каприо дали «Оскар». Он замечательный артист и мог получить награду гораздо раньше — ​30 лет назад за роль в фильме «Что гложет Гилберта Грейпа?». В «Выжившем» он просто ползет три часа, ползет и умирает. Но они не знают, как в России умирают. Если бы у меня был Ди Каприо, я бы сам так сделал. Снять фильм «Выживший» в Сибири, где ползет Прохор, чтобы отомстить Игнату. В первой роли — ​Ваня Педалькин, во второй — ​Лаврентий Шариков. Но Ди Каприо привлек зрителя и собрал деньги, а Ваня Педалькин этого сделать не сможет. Тот же Даня Козловский снимается в крупных фильмах и собирает кассу, а в картинах за три копейки его участие ничего не приносит. Мне нужны артисты определенного типажа, органики и т. д. В «Скифе» они подобрались такие как надо. У нас снялся замечательный артист Юрий Цурило, который играл у Алексея Германа-старшего в фильме «Хрусталев, машину!»

«С»: Ди Каприо бы сняли?

— Пожалуй, да. Честно говоря, мы хотели снимать датского актера Мадса Миккельсена. Писали ему письма, контактировали с агентами. Но после «Звездных войн» и «Доктора Стрэнджа» он заломил цену в половину нашего бюджета. Мы могли заплатить, но тогда бы это бы сказалось на других съемках. Миккельсен мне нравится как актер. Продюсер и директор студии «СТВ» Сергей Сельянов сказал, что ему тоже, но в плане продвижения картины его участие ничего не даст. Разве что киноманам лишнее развлечение. А остальные бы спрашивали: «Кто это такой вообще?»

«С»: Сергей Сельянов сказал, что фильмов такого высокого качества как «Скиф» в России последнее время не было…

— Взаимопонимание продюсера и режиссера очень важно. Мы были с Сельяновым на одной волне, он по-отечески помогал советом. Такой киношный крестный отец. Самое важное, что было общее видение будущего материала. Он очень смелый человек. Я ведь практически дебютант, снимал сериалы. Поставить такую жанровую ленту не получилось бы с другой кинокомпанией и другим продюсером.

«С»: Вам было трудно уложиться в скромный бюджет 150 миллионов рублей? У «Легенды о Коловрате» он чуть ли не в три раза больше.

— Несомненно, бюджет я бы хотел больше, а кто бы не хотел? С другой стороны, больше бюджет — ​меньше свободы. Когда не можешь себе чего-то позволить, то включаешь фантазию. Начинаешь думать, изобретать. Физически это больно. Но картина смотрится дороже, чем ее бюджет. Если бы не было препятствий, то она получилась без той энергетики, которая передается с экрана. Мой оператор Илья Авербах говорил: «Ты все снимаешь через боль. По-другому просто не можешь». Это правда. Во время съемок были сложные эпизоды, в том числе с погодой. Это давало серьезный драйв мне, артистам и всей съемочной группе. Имея большой бюджет, не стоит об этом забывать. Как сказал герой картины «Брат 2»: «Не в деньгах сила, а в правде!» По этому принципу мы и снимали кино.

«С»: В случае успеха «Скифа» вернетесь к истории про Коловрата?

— Я бы с удовольствием, но «Коловрат» уже снят. Второй наш фильм назывался бы «Коловрат. Дорога в бессмертие». Там рассказывалось бы о непосредственном сражении его дружины и войск Батыя. Но проект, вероятно, не воплотится без какого-нибудь миллионера. Если буду снимать, то, скорее, серь-
езную фантастику.

«С»: Вы вдохновлялись сериалами «Викинги» и «Игра престолов», которые также рассказывают о Средневековье и стилистически похожи на «Скифа»?

— «Викинги» мне нравятся, особенно первые два сезона. Последний сезон «Игры престолов» тоже ничего. Но к сериалам происходит привыкание, подсаживаешься как на наркоту. В процессе просмотра мозг уже не работает и времени много уходит. Поэтому я перекинулся на кино, особенно на старые фильмы. Я не опирался на «Игру престолов» и «Викингов», у меня были другие источники вдохновения.

«С»: «Гладиатор»?

— Он, несомненно, мне нравится, но стилистически это не мой фильм. Я знаю, что «Гладиатор» нравился Алексею Балабанову. Об этом рассказывал его сын Сергей, который работал с нами. В этой истории много хорошего, в том числе главный герой. У меня было много разных источников вдохновения. Например, фильмы Мела Гибсона «Страсти Христовы», «Апокалипто», «Храброе сердце». Меня пленили его энергетика подачи и режиссура. Не случайно я говорил про самурайское кино. Это целый пласт, который мне нравился с детства. В Японии и на Западе все это подразделяется, а у нас все обозначается историческим кино. У американцев есть вестерны, у нас не было, о чем я жалел и хотел восполнить пробел. «Безумный Макс» опять же меня вдохновлял — ​и классическая трилогия, и новый фильм. Нравятся работы Николаса Виндинга Рефна, особенно «Валгалла. Сага о викинге», визуально очень тяжелый фильм. Там в главной роли собственно снимается Мадс Миккельсен. И Бергман… Хотя сложно, посмотрев «Скиф», сказать, как именно он повлиял.

«С»: Что можете отметить из фильмов прошлого года?

— Картины «Ветреная река» и «Выстрел в пустоту». В первом фильме классный саундтрек и режиссер Тейлор Шеридан, который уже проявил себя замечательным сценаристом в лентах «Убийца» и «Любой ценой». «Выстрел в пустоту» — ​не для широкой публики. Когда мы с другом пришли в кинозал, там сидели всего две девушки-киноманки. Когда смотришь такие фильмы, хочется жить. «Бегущий по лезвию 2049» не произвел эффекта, как первая картина Ридли Скотта. Хотя «Прибытие» того же режиссера Дени Вильнева я бы назвал одним из самых сильных впечатлений позапрошлого года. Из российских мне понравился «Салют‑7». Там соблюден баланс между массово-народным фильмом и крепкой историей с эмоциями. Что там еще выходило…

«С»: «Планета обезьян»…

— Да, точно! Что-то с памятью моей… Исполнителю главной роли в «Планете обезьян» Энди Серкису я бы дал «Оскар». Как он здорово играет! Мрачно, достаточно осмысленно и… не попса. Еще «Манчестер у моря» в этот же список. Вообще на кино тратится много времени и сил. Когда в 17 лет я поступал в Щукинское училище, думал, что в этом и есть смысл жизни. Я не хочу снимать легкие, бездумные фильмы. Конечно, нужно семью кормить, но кино как средство заработка для меня не стоит во главе угла. Если бы я хотел много денег, то занимался бы бизнесом. Смотришь «Ветреную реку» и понимаешь, что ради этого стоит страдать.

Материалы по теме
Закрыть