Пятница, 14 июня
Общество

Стоп, сняли!

Почему руководитель Госфильмофонда, друг Депардье и «патриот мордовской земли» Николай Бородачев был уволен с поста, где проработал 17 лет…

Николай Бородачев любил приезжать на малую родину вместе французской знаменитостью Жераром Депардье…

Николай Бородачев родился в 1948 году в темниковской деревне Бриловке (ныне — ​Октябрь Ельниковского района). Карьеру в кинематографе начинал в саранском кинотеатре «Октябрь», прослужив там киномехаником с сентября 1965 года по август 1967-го. Затем недолгое время трудился старшим киномехаником в душанбинском кинотеатре «Ватан». В 1970–1990 годы занимал руководящие посты в киноиндустрии в Душанбе. В частности, в 1992–1996 годы был зампредседателя Госкомитета Таджикистана по кинематографии. В 1998-м в статусе заместителя управляющего начал работу в московском представительстве Госфильмофонда, а с ноября 2001-го стал директором всей организации. Секретарь правления Союза кинематографистов России. Окончил Ленинградский институт киноинженеров и Душанбинский педагогический институт имени Шевченко и Санкт-Петербургский государственный университет кино и телевидения, где в 2007 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук…

За время работы в Госфильмофонде Бородачев никогда не забывал о родной мордовской земле. Часто устраивал в Саранске мероприятия с участием звезд российского кинематографа и практически сделал нашим земляком французского актера Жерара Депардье. Благодаря Бородачеву в Саранске теперь есть Культурный центр, который носит имя мировой знаменитости. Этот факт, кстати, вызвал недоумение известных столичных актеров. «Неужели в России нет своих героев? — ​задал вопрос в беседе с корр. «С» Михаил Жигалов. — ​Можно было назвать центр в честь Алексея Баталова. Он этого достоин! Почему Депардье?»

Московских журналистов возмутило, что Бородачев финансировал строительство Культурного центра, но не нашел деньги на оплату московской квартиры для ценного сотрудника Петра Багрова. За несколько лет вместе со своими коллегами старший куратор Госфильмофонда провел большую исследовательскую работу, оживил международные связи, привлек к сотрудничеству крупных отечественных историков-киноархивистов и талантливых молодых киноведов. За свои заслуги был избран вице-президентом FIAF — ​авторитетнейшей мировой ассоциации киноархивов и синематек… «Новая газета» пишет, что после того, как Госфильмофонд перестал оплачивать Багрову квартиру, он написал заявление об уходе. Сам сотрудник в интервью «Столице С» рассказал, что причина увольнения заключалась не в жилищном вопросе. «Мы проработали с Николаем Бородачевым четыре года, — ​рассказывает Багров. — ​Вопросов возникало много. Претензии высказывал ему лично, а потом озвучивал в своих интервью. А сейчас, когда человек ушел в отставку, было бы неэтично его критиковать. Его сняли не из-за моего увольнения, а из-за целого набора претензий к Госфильмофонду, которые сформулированы в письме, подписанном кинематографистами. Думаю, что мой уход был одной из причин, но не единственной».

«С»: Бородачев отказывается давать комментарии журналистам из Мордовии…

— Его можно понять, все-таки человек проработал в организации 17 лет! И конечно, вся эта история для Николая Михайловича очень тяжелая. Сочувствую ему…

«С»: Какие у вас были претензии к работе Госфильмофонда?

— Они касались и основной деятельности, и научной. Мне было нелегко там работать. Нужно отдать должное Николаю Михайловичу, он всегда оставался большим патриотом Мордовии. Он об этом много раз говорил. Всячески выделял своих земляков, особенно кинематографистов.

«С»: После своего ухода вы общались с Бородачевым?

— Да. Несколько раз виделись и разговаривали по телефону. Мы с ним не ссорились. Все было на дипломатичном уровне. И когда я уходил, Николай Михайлович вел себя вполне любезно. На данный момент я получил несколько предложений о трудоустройстве. Возможно, поработаю в московском музее кино, а там будет видно. Если возвращаться в киноархивную деятельность, то больше перспектив за границей, чем в России. Но надо все хорошенько взвесить…

Журналисты «Новой газеты» упоминают о мордовских родственниках Бородачева, которым он без проблем нашел работу в своей организации. «Директорами подведомственного Госфильмофонду кинотеатра «Иллюзион» в разное время были его сын, зять, дочь Жанна Бородачева (Мельничук). И сегодня директор, управляющий кинотеатром — ​Нина Бородачева, племянница. Была и история с зятем, которого вроде бы назначили главным инженером. После скандала и последовавшей проверки зять быстро развелся. А вскоре уже «не зятем» вернулся на работу. Киностудию Госфильмофонда возглавил Степан, сын Нины, главным редактором ведомственного журнала «Лавры кино» до ухода в декрет была Диана Бородачева…»

Узнав о требовании кинематографистов об его отставке, Бородачев заявил, что оно связано с… земельным вопросом. Госфильмофонд располагает 150 гектарами в микрорайоне Белые Столбы подмосковного города Домодедово. Из них 88,9 гектара задействованы, 61,1 гектара — ​«зоны чистого воздуха». Организация планирует построить там хранилища для цифровых носителей. По словам Бородачева, многие хотят эту землю «прихватизировать», чтобы построить жилые дома.

Российские и зарубежные кинодеятели восприняли его отставку по-разному. «Я был очень удивлен, когда узнал, — ​заявил «Столице С» продюсер Жерара Депардье Арно Фрилле. — ​Но для меня это ничего не меняет. Мы по-прежнему будем приезжать в Мордовию. И все так же планируем съемки фильма в вашей республике. Будем надеяться, что наш проект стартует после чемпионата мира по футболу…» Сергея Никоненко новость об уходе Бородачева застала в Таллине. «Ничего об этом не знал, спасибо, что сообщили, — ​поблагодарил актер корр. «С». — ​Жалко, конечно, что так получилось. Я всегда дружил с Госфильмофондом и хорошо знаю Николая Бородачева. Он часто приглашал меня в Саранск на различные мероприятия. В вашем городе меня всегда тепло принимали…» Карен Шахназаров, Павел Лунгин и Евгений Герасимов отказались комментировать ситуацию, не объяснив причины. Владимир Бортко в беседе с саранскими журналистами заявил, что вообще не знаком с Николаем Бородачевым. «Мне позвонили и сказали, что освобождается место директора Госфильмофонда, на которое хотят назначить Вячеслава Тельнова. Меня попросили поддержать это назначение своей подписью, что я и сделал. Знаю этого человека 30 лет только с хорошей стороны. Мы раньше вместе работали… В данном случае я выступил не против Бородачева, а за Тельнова».

Младший

По мнению некоторых экспертов, закат карьеры Бородачева начался после возбуждения уголовного дела в отношении его сына Михаила. Возрастной отпрыск как и большая часть родственников Николая Михайловича, трудился в киноиндустрии. В режиссеры не лез, предпочитал работать в подведомственных организациях отца и быть ближе к бюджетной кормушке. Но после истории, произошедшей в 2016 году, Михаилу пришлось попрощаться не только с Госфильмофондом, но и со свободой. А все из-за того, что, козыряя своими связями, он захотел обогатиться незаконным способом…

2016-й объявили Годом кино. В связи с этим выделялась солидная финансовая поддержка. Небольшие города могли претендовать на субсидии и усовершенствовать работу своих кинозалов. Кроме того, учреждения, получившие государственные средства, могли осуществлять прокат отечественных фильмов по весьма лояльным расценкам. Был объявлен конкурс на получение субсидий, но Пенза в число победителей поначалу не попала. Спустя несколько месяцев стартовал второй этап. Регион отправил пакет из шести заявок. Неожиданно объявились люди, представившиеся сотрудниками Госфильмофонда. Они напросились на прием к заместителю председателя правительства Пензенской области Юрию Кривову. В предварительной телефонной беседе заявили, что Никита Михалков может снять новый фильм в регионе. Но для этого необходим земельный участок. Кроме того, обещали содействие в конкурсе. На следующий день Кривов встретился с ними лично. В кабинет чиновника зашли Михаил Бородачев и Алексей Елистратов — ​начальник контрактного отдела Госфильмофонда.

Они предложили оформить письмо от имени правительства Пензенской области в адрес директора Федерального фонда социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии Антона Малышева. Сказали, что передадут сами. Своим видом и поведением демонстрировали, что имеют полезные знакомства в мире кино и даже с Михалковым на дружеской ноге. Более того, Бородачев при Кривове пытался дозвониться до заместителя Никиты Сергеевича. Правда, без­успешно. На чиновника эти господа произвели отталкивающее впечатление. Их полномочия вызвали сомнения. «Люди, имеющие отношение к кино, должны быть другого уровня культуры, — ​поделился Кривов своими впечатлениями уже в суде. — ​Они хотя бы могли поддержать беседу на тему кинематографа. Оживление вызывало только упоминание Жерара Депардье». Также Бородачев-младший наводил справки по поводу того, кто из пензенских бизнесменов собирается участвовать в конкурсе. От заместителя руководителя организационного департамента Фонда кино он узнал, что заявку подает владелец ООО «Киномания» Олег Марасакин. Предприниматель претендовал на 15 миллионов рублей, затраченные на строительство трех кинозалов. Документы отвез в Москву. В Управлении культуры по Пензенской области, куда Марасакин приходил консультироваться, ему дали телефон Бородачева и сказали, что у него есть необходимая информация по конкурсу. В итоге Марасакина пригласили в Саранск, чтобы встретиться с Елистратовым. «Там все и обговорите», — ​сказал Михаил Бородачев. Предприниматель согласился и приехал в Мордовию. Они встретились в кафе. Там Бородачев достал блокнот и написал, что для победы в конкурсе будет необходимо заплатить 10% от всей суммы, то есть 1,5 миллиона рублей. Причем Марасакину позволили их отдать после объявления результатов конкурса. Но на следующий день Елистратов перезвонил и сказал, что условия поменялись, деньги нужны уже сейчас, так как в документах есть недочет. Более того, Бородачев звонил в областное Управление культуры и просил начальника поторопить Марасакина с принятием решения. В итоге предприниматель согласился. Но сумма для него была слишком большой. Тогда «решальщики» позволили выплатить ее в два этапа. «Я выступаю гарантом, — ​говорил Михаил Бородачев. — ​После того как деньги будут переданы, победа гарантирована на 100 процентов». Но Марасакина эти слова не убедили, и он обратился с заявлением в УФСБ.

Передача денег состоялась 21 апреля на трассе — ​в Иссинском районе Пензенской области. Бородачева и Елистратова задержали. Уголовное дело было возбуждено по статье «Мошенничество, совершенное группой лиц… в особо крупном размере». «Компаньонов» поместили в СИЗО, где они просидели до суда. Для своего сына Николай Бородачев нанял дорогих адвокатов. На время следствия у Михаила арестовали два участка в Подмосковье и нежилое помещение в Саранске.

Из всех СМИ Мордовии громкий судебный процесс освещала только «Столица С». После первого заседания Бородачев-старший пытался запретить выход статьи о его сыне. К делу подключили даже продюсера Жерара Депардье, который пригрозил, что, если публикация увидит свет, то французский актер больше не будет общаться с нашей газетой. Также Николай Бородачев заявлял, что Михаил скоро выйдет на свободу. Но авторитета папы для этого не хватило. Сын оставался под арестом. Интересно, а если бы Бородачев-младший попался в Мордовии, удалось бы ему уйти от ответственности?..

На суде опросили четверых членов комиссии Фонда кино, которые решали судьбу субсидий. Выяснилось, что они знали Михаила Бородачева как сына руководителя Госфильмофонда и информацию о Марасакине сообщали по его просьбе. Но влиять на решение комиссии Бородачев-младший не мог. Также все четверо отрицали, что он предлагал деньги за победу пензенского предпринимателя в конкурсе. Подсудимые свою вину так и не признали. Суд учел наличие у каждого из них несовершеннолетнего ребенка. В качестве наказания Бородачеву и Елистратову определили по 3 года лишения свободы общего режима со штрафом в 300 тысяч рублей. Для погашения штрафа у Михаила обратили во взыскание земельный участок. Приговор был обжалован, но безуспешно.

Вот так бесславно закатилась карьера видного киночиновника и одного из самых знаменитых уроженцев Мордовии. В этом смысле Николай Бородачев в какой-то мере повторил путь героя фильма «Жмурки» — ​авторитета по кличке Михалыч, которого блестяще сыграл Никита Михалков. По сюжету теневой хозяин города постепенно теряет влияние и в итоге оказывается в Москве в качестве простого охранника. Конечно, другу Жерара Депардье такая участь не грозит. Все-таки за 16 лет правления Госфильмофондом видный мужчина наверняка сколотил какой-то капиталец. Как видно из материалов суда, в этом ему активно помогал сын Михаил. Но фамилия Бородачева еще будет некоторое время греметь в регионе‑13. Ведь его родной брат — ​Иван Михайлович Бородачев — продолжает оставаться совладельцем ООО «Вагоноремонтная компания», чей офис располагается в Саранске по ул. Крупской. На 3 января 2018 он имел там 45 процентов. Еще 39 держит известный в столице Мордовии бизнесмен Самвел Мкоян. Ходят слухи, что братья не особо дружат, но беда, как говорят, сближает. А с Николаем Бородачевым случилась именно она — ​беда…

Материалы по теме
Закрыть