Суббота, 31 октября

«Да, сейчас цензуры нет, но я надеюсь, что она появится…»

Руководитель хора московского Данилова мужского монастыря Георгий Сафонов — «Столице С».

Руководитель хора московского Данилова мужского монастыря Георгий Сафонов — «Столице С»

Праздничный хор московского Данилова мужского монастыря выступил 9 декабря на сцене Музыкального театра им. Яушева.
Он исполняет песнопения XVI–XVIII веков в различных стилях многоголосия. Имеющий вековые традиции коллектив был распущен после закрытия монастыря в 1930 году и восстановлен в 1989-м. Хор посетил Саранск второй раз, до этого приезжал три года назад. «С тех пор город похорошел, появилось много новых зданий», — поделился впечатлениями художественный руководитель Георгий Сафонов с Татьяной Новиковой.


«С»: На ваши концерты приходит много молодежи. Это значит, что новое поколение тянется к настоящей музыке, устав от попсы?

— Мы не единственный коллектив такого рода. Существует достаточно много хоров, которые ездят по России с просветительской миссией. Например, хоры Валаамского и Сретенского монастырей. Концерты духовной музыки вызывают интерес у молодых людей. Замечательно, что молодежь посещает храмы, занимается миссионерской и волонтерской деятельностью. Вместе с ними приходят на концерты их друзья и родственники.

«С»: В вашем хоре немало молодых исполнителей?

— Их не много. В таком небольшом составе, как наш, нужны слаженные зрелые голоса —
вокалисты старше 35 лет. Хотя руководители многих хоров стремятся привлекать молодых исполнителей. Но в этом случае получается несоответствие — культура древняя, а голоса молодые. Все-таки на Руси церковные песнопения исполняли седобородые старцы…

«С»: Как вы относитесь к монаху Фотию, который победил в телеконкурсе «Голос»?

— Для меня это было удивительно. Думаю, имело место подражание одному западноевропейскому телешоу, где монахиня вышла в финал. Значит, мы тоже не должны оставаться в стороне? Так отец Фотий оказался в «Голосе» и победил…

В наше неоднозначное время происходит отрыв от исконных корней. Даже монастырские хоры иногда поют какие-то эстрадные песни. Наш коллектив к подбору репертуара относится очень тщательно. Другое дело — музыка советских композиторов, которая уже стала классикой. Соловьев-Седой и Хренников писали великолепные песни, которые нельзя не исполнять. Они рассказывают о любви к Родине, о красотах нашей страны, о людях, которые работали и воевали за Отечество. На современной эстраде тоже встречаются хорошие патриотические песни, например, «Выйду ночью в поле с конем». Ее поют все коллективы, мы, наверное, последними включили ее в свой репертуар.

«С»: Вы начали петь в церковном хоре в 1980-х годах, когда еще была цензура…

— Да, сейчас цензуры нет, но я надеюсь, что она появится. В то время наш коллектив прорывался через тернии к звездам. Это было сложно, но потом все изменилось. В конце 1980-х установилось более лояльное отношение власти к церковным хорам, открылись двери в храм. Народ ступил на новый путь. Попсовые мотивы стали надоедать. На передний план вышел церковный хор, который по сей день несет слушателям древнюю культуру.

«С»: Западная публика это чувствует?

— Нас хорошо встречают за рубежом. Западные слушатели исконную русскую культуру не знают, но интуитивно хорошо чувствуют. Когда им говорят, что на концерте будет звучать древняя музыка, они сначала не понимают, о чем речь. Но однажды кто-то сказал важную вещь: «Это же русский релакс!» и тут же все ринулись покупать диски. Вот разное понимание культуры: для нас — исконно русская музыка, а для них — релакс.

«С»: Правда ли, что украинские слушатели просят вас петь по-русски?

— Такое однажды произошло в Севастополе до вхождения в состав России. Жители этого города всегда считали себя русскими. А когда в начале 2014 года мы пели украинские песни в Одессе и Днепропетровске, то местные слушатели были в восторге.

«С»: Жаль, что политика вмешивается в культуру…

— Лучше бы этого никогда не происходило. В данном случае все зависит от власти. Нынешняя российская власть в определенной степени лояльная. Люди устали от жестких катаклизмов. А церковь нас призывает не забывать о душе. Чтобы в радости не почивали на лаврах, а в горести проявляли лучшие качества.

«С»: Может быть, наши исторические трагедии заключаются в открытости русской души?

— Я не считаю это трагедией, мы стойко принимаем все невзгоды. В нашей душе все плохое перерабатывается, выходит наружу мощным потоком добра и созидания. Мы никогда не несли никому трагедию. Возможно, нас ввергали в трагическое состояние, но мы отвечали песней. И беда перевоплощалась в радость, счастье и любовь. Недаром наша концертная программа называется «Музыка, исцеляющая душу».

«С»: Как вы находите старинные песнопения?

— Их реконструируют ученые, которые исследуют письменные записи древних напевов и оптимизируют для исполнения современными коллективами. Мы сами не знаем старинную нотопись…

Закрыть