Понедельник, 27 мая
Общество

«Черная» сметка

Счетная палата РФ внесла саранский футбольный легкоатлетический манеж в список проблемных долгостроев.

Счетная палата РФ внесла саранский футбольный легкоатлетический манеж в список проблемных долгостроев. Но большую тревогу у экспертов вызывает универсальный спортивный зал на площади Тысячелетия, который горожане любовно называют Колизеем.

В России каждый второй объект, профинансированный за счет налогоплательщиков, так и не был построен. Об этом заявила глава Счетной палаты Татьяна Голикова, выступая в Госдуме с итогами проверки за 2016 год. К долгострою главный аудитор страны отнесла 12 тысяч (!) мостов, дорог, спортивных объектов, школ, больниц и т. д., на которые было выделено 2,2 триллиона бюджетных рублей. Фактически в воздухе растворились 2,5% годового ВВП страны! В этом «почетном» списке засветился и саранский футбольный легкоатлетический манеж на ул. Победы. Почему смета на строительство этого объекта за семь лет выросла вдвое? Когда он, наконец, откроется? Что будет с самым дорогим долгостроем-призраком Мордовии — ​универсальным залом на площади Тысячелетия? Ответы искала Ирина Разина.


В список регионов, сорвавших сроки ввода объектов в эксплуатацию, Мордовия попала после того, как Счетная палата России проверила исполнение федеральной целевой программы по развитию физической культуры и спорта в стране на 2016–2020 годы. Выяснилось, что 1,8 миллиарда субсидий на ее реализацию полностью освоены, но 14 из запланированных к открытию объектов так и не были введены в эксплуатацию. Один из них — ​крытый футбольный манеж в Саранске. Запуска такого же объекта пока не дождались и жители Перми. А между тем на завершение их строительства федеральный центр перечислил 834 миллиона рублей. Компанию этим долгостроям составляют четыре футбольных поля в Дагестане, Смоленской, Мурманской и Саратовской областях (33 миллиона рублей), а также восемь спортивных объектов по направлению «Массовый спорт» в разных регионах, на которые в целом выделено 920 миллионов федеральных рублей. При этом Счетная палата России не делится соображениями о том, почему бюджетные вливания оказались настолько не эффективны. Она просто констатирует факт — ​почти 2 миллиарда рублей средств налогоплательщиков оказались неэффективно израсходованы. И это только в рамках одного года и одной федеральной программы!

Правоохранители на резонный вопрос налогоплательщиков: «А куда деньги дел?» отвечают, исходя из собственного опыта работы по расследованию экономических преступлений. Самая распространенная схема, при которой бюджетные финансы рассасываются так же загадочно, как когда-то болячки у пациентов Алана Чумака, стара как мир: определенную часть средств, выделенных на строительство объекта, подрядчики «добровольно-принудительно» отдают ответственным за проведение конкурсов чиновникам. В народный фольклор эта трогательная процедура давно вошла как «откат». После чего компания, выигравшая тендер, как правило, нанимает для реализации проекта субподрядчика — ​одного или нескольких, не забывая откусить еще часть от бюджетного пирога. Иначе, зачем ей было ввязываться в эту затею? Субподрядчики тоже следуют их примеру. В результате денег остается настолько мало, что их просто не хватает на то, чтобы выполнить все положенные по программе работы. Чаще всего после этого региональные чиновники опять просят в Москве денег на завершение строительства, ссылаясь, например, на непредвиденные расходы, подорожание стройматериалов и т. д., и ситуация повторяется по кругу.

В целом, по последним данным Счетной палаты России, из 12 тысяч объектов незавершенного строительства информация о состоянии 1,7 тысячи вообще отсутствует. На 2 тысячах объектов стройка была приостановлена, причем без консервации сооружений. 2,4 тысячи объектов введены в эксплуатацию, столько же — ​строятся. Еще по 3,4 тысячи составлена проектно-сметная документация, но строительство по непонятным причинам до сих пор не начато, при этом документация устаревает.

Манеж

Строительство в Саранске футбольного легкоатлетического манежа в 2009 году задумал бывший Глава Мордовии Николай Меркушкин. Объект включили в список сооружений, которые должны быть возведены к празднованию Тысячелетия единения мордовского народа с народами России в 2012-м. Вскоре лесопарк Пролетарского района «похудел» на 2 тысячи деревьев. Растительность пустили под нож для того, чтобы манеж и новый корпус Центра олимпийской подготовки примкнули к старому зданию ЦОПа. Финансирование этой стройки велось через федеральную целевую программу «Развитие физической культуры и спорта РФ на 2006–2015 годы». Сразу был озвучен срок окончания работ — ​конец 2011-го — ​начало 2012 года. На строительство манежа российская казна в первый год направила 115 миллионов рублей, еще 509 миллионов поступили в следующем году. Таким образом, федеральный центр полностью выполнил все обязательства по финансированию объекта. В целом сметная стоимость строительства достигала 997 миллионов рублей. Оставшиеся средства вносил мордовский бюджет. «Общая площадь застройки составит 26 тысяч квадратных метров, — ​рассказывали тогда местные чиновники. — ​В манеже разместится футбольное поле размером 105 на 68 метров с синтетическим покрытием нового поколения. Вокруг обустроят 400-метровые беговые дорожки. Для зрителей предназначены 3 тысячи стационарных мест, но также предусмотрены сборно-разборные трибуны, которые увеличат количество мест до 10 тысяч. Спортивный объект будет соответствовать всем требованиям соревнований мирового уровня по футболу и легкой атлетике».

Строительство этого объекта уже оценивается в почти 2 миллиарда рублей

Застройщик

Возведением объекта занялась известная в Мордовии компания «СДС — ​Управление строительства» под руководством 32-летнего на тот момент гендиректора Михаила Иоффе. Как свидетельствую открытые источники, учредителем этой компании выступает ООО «Инвест-­Альянс», к созданию которой приложил руку бывший депутат Госдумы от Мордовии, а теперь ректор РЭУ им. Плеханова Виктор Гришин — ​один из ближайших друзей Николая Меркушкина. Кстати, многим в Мордовии известно о многолетней дружбе и совместном бизнесе его сына Алексея с министром целевых программ Алексеем Меркушкиным. Да и в целом, две эти семьи очень тесно пере­плетены друг с другом. Также среди учредителей «Инвест-Альянса» значится Валентина Андрюшкина, имеющая среди прочего 17% акций «Межрегионального промышленно-строительного банка». (Прежнее название — ​«Мордовпромстройбанк» — ​прим. «С») Перечень компаний, в которых эта выдающаяся 71-летняя женщина числится в учредителях, явно указывает на ее близость к семье экс-Главы Мордовии. Еще одним учредителем «Инвест-Альянса» выступает Александр Муравьев — ​бывший депутат Госсобрания и экс-гендиректор «Ламзури», а кроме того, еще один друг и бизнес-партнер Алексея Меркушкина. Четверку учредителей замыкает Евгения Шкляева. По данным «С», эта 62-летняя бизнес-леди — ​вдова убитого в 1997 году в Москве мордовского бизнесмена Евгения Шкляева и мать Андрея Шкляева — ​очередного друга детства Алексея Меркушкина, Алексея Гришина и — ​далее по списку. Мать и сын владеют рядом бизнес-активов, причастность к которым тоже свидетельствует об их близости к семье Меркушкиных…

Долгострой

То, что стройкой футбольного манежа занялись нечужие для Николая Меркушкина люди, доверчивого читателя могло бы навести на мысль о скорой и благополучной реализации проекта. Репутационных потерь для власти Глава Мордовии старался избегать, особенно накануне больших выборных кампаний. А тогда надвигалось как раз такое время — ​в декабре 2011 года страна выбирала депутатов в Госдуму, а в марте следующего — ​Президента. Более того, проект манежа был утвержден в Москве, а средства на его финансирование выделены в требуемом объеме. Казалось бы, осталось только построить. Но стройка через какое-то время замерла. Стало ясно, что успеть открыть спортивное сооружение к Тысячелетию — ​это задача из разряда фантастики. Тогда чиновники всех уровней стали объяснять: объект сложный и спешка тут ни к чему, мол, сейчас поторопимся, а потом придется переделывать. О нехватке финансирования тогда не говорил никто. Но именно в тот момент произошло чуть ли не двукратное удорожание проекта! Данные сайта минспорта России свидетельствуют о том, что с 2010 года затраты на многострадальный объект выросли почти вдвое — ​с 997 миллионов рублей до 1,8 миллиарда! В итоговом докладе ведомства о ходе реализации федеральной целевой программы «Развитие физической культуры и спорта в РФ на 2005–2015 годы», в рамках которой строился саранский манеж, черным по белому объясняется, почему сорваны сроки. «Крытый футбольный манеж в Саранске не введен в эксплуатацию по причине удорожания в связи с изменениями проекта, связанными с планировавшимся проведением чемпионата Европы по спортивной ходьбе», — ​витиевато отчитались чиновники, очевидно, рассчитывая на то, что документ никто не прочитает. Но любой «подкованный» в области легкой атлетики человек скажет — ​это не более чем филькина грамота. Начнем с того, что турнира «чемпио­нат Европы по спортивной ходьбе» не существует в природе! Есть Кубок Европы по этой же дисциплине. Но он проводится не в закрытых помещениях, а на улице! Страшно подумать, что чиновники минспорта об этом не знают. И даже если предположить, что Мордовия собиралась претендовать на принятие таких соревнований в Саранске, то причем здесь футбольный манеж? Даже с учетом того, что он оборудован 400-метровыми беговыми дорожками, принимать какие-либо международные легкоатлетические турниры он не может. По простой причине — ​правила Международной Ассоциации легкоатлетических федераций (ИААФ) разрешают проводить старты в закрытых помещениях только на 200-метровых дорожках. Хотя это, очевидно, не беспокоило Николая Меркушкина, когда он задумывал концепцию сооружения. Более того, среди легкоатлетической общественности до сих пор ходят слухи, что вместе с тогдашним руководителем Всероссийской федерации легкой атлетики Валентином Балахничевым он пытался убедить теперь уже бывшего президента ИААФ Ламина Диака в необходимости провести первый в истории мировой легкой атлетики чемпионат в закрытом помещении на 400-метровых дорожках. И якобы принять его любезно соглашался Саранск. Но «реформировать» десятилетиями складывающиеся правила мировой королевы спорта Николаю Меркушкину так и не удалось. Хотя вряд ли его это сильно расстроило. На тот момент нужные изменения в проект манежа были уже внесены и одобрены в российском минспорте. А это означало, что «СДС — ​Управление строительства» замерло в ожидании новых федеральных траншей.

Очевидно, именно во время этих пертурбаций футбольный легкоатлетический манеж и трансформировался в долгострой. В 2012-м он, как и еще целый список объектов Тысячелетия (универсальный зал, главный корпус МГУ им. Огарева, музейно-архивный комплекс и т. д.), так и не достроенных в срок, перешел по «наследству» к новому Главе Мордовии Владимиру Волкову. Хотя объективности ради надо отметить, что Саранск к юбилейной дате все-таки успел заметно преобразиться: были реконструированы многие здания и фасады домов, расширялись улицы, укладывался новый асфальт и т. д. Все это при щедрой поддержке федерального бюджета… А манеж, функция которого так и остается непонятной, до сих пор не доведен до ума. Руководство региона ищет на объект все новые средства. При этом в соответствии с поручениями российского Президента Владимира Путина от конца 2013 года, федеральный бюджет планировал выделить Мордовии на завершение строительства манежа дополнительные 670 миллионов рублей. Но средства так и не поступили «в связи со сложной экономической ситуацией». В дальнейшем Москва финансировала объект за счет перераспределения средств федеральной программы, очевидно, «снимая» их с других статей расходов. Таким образом, в республику поступило еще 140 миллионов федеральных рублей. Остальную сумму Мордовии предложили поискать в своих «карманах». Но в дефицитном региональном бюджете денег по-прежнему не хватало. Ситуацию спас президент «Газпрома» Алексей Миллер, в марте этого года волевым решением отправивший на завершение стройки манежа 500 миллионов рублей. «Объект будет сдан к концу 2017-го, — ​заверил корр. «С» в телефонном разговоре начальник отдела строительства Управления капитального строительства РМ Александр Кипайкин. — ​По крайней мере, будем стараться успеть. Сейчас степень его готовности порядка 80%, ведутся отделочные и инженерные работы. Пока финансирование поступило не в полном объеме. Но возможно, будут дополнительные деньги…»

«Колизей»

Еще один саранский долгострой — ​универсальный зал на площади Тысячелетия — ​в списки Счетной палаты не попал. Но дело там движется еще медленнее, чем на строительстве манежа. Дети, рожденные в 2010 году, когда был снесен любимый многими поколениями горожан стадион «Светотехника», уже пошли в первый класс, но пока так и не увидели, что внутри этого странного сооружения, который в народе прозвали саранским Колизеем. Застройщик объекта все тот же — ​«СДС — ​Управление строительства». Кстати, старый знакомый наших читателей Михаил Иоффе за это время с поста руководителя СДС ушел на «повышение» и теперь возглавляет «Инвест-Альянс». А до кучи еще и председательствует в совете директоров все того же «Межрегионального промышленно-строительного банка», состав акционеров которого любопытный читатель может изучить в Интернете, найдя там несколько дорогих уму и сердцу фамилий. Но вернемся к Колизею, то бишь к универсальному залу. Сайт «СДС — ​Управление строительства» информирует, что это спортивный комплекс с трансформирующейся ареной, созданный для проведения крупных международных соревнований по волейболу, гандболу, баскетболу, мини-футболу, художественной гимнастике, боксу. Вместимость варьируется в зависимости от вида спорта от 5,5 тысячи человек для зрелищных мероприятий до 8,2 тысячи — ​для спортивных соревнований.

Саранский Колизей еще не введен в эксплуатацию, а уже пошли разговоры о его целесообразности…

Предусмотрена возможность трансформации для зимних видов спорта: хоккея с шайбой, фигурного катания. В состав комплекса входит медико-восстановительный центр. Здесь же указан период строительства — ​2014–2016 год. И опять обман. Строить Колизей начали еще в 2010 году, а не завершили до сих пор. По информации «С», главным инициатором появления этого объекта был младший сын бывшего Главы Мордовии Алексей Меркушкин, который в то время еще не занимал чиновничье кресло, а слыл в местных кругах успешным бизнесменом и отцом-основателем баскетбольного клуба «Рускон». Изначальная стоимость объекта укладывалась в 3 миллиарда рублей, 2,5 миллиарда из которых брал на себя федеральный центр. Но как дальновидно писал в свое время Самуил Маршак, «за время пути собака могла подрасти». Стоимость универсального зала за несколько лет подскочила еще на 2 миллиарда! К празднику Тысячелетия объект так и не был достроен. И гости Саранска, гуляя по площади, «любовались» серой бетонной коробкой непонятной формы. Пока заказчик объекта — ​Управление капитального строительства — ​затрудняется назвать точные сроки завершения этой тысячелетней стройки. Но очевидно, саранский Колизей переживет в недостроенном виде даже приближающийся чемпионат мира по футболу. «Все зависит от наличия финансирования, — ​честно признался начальник отдела строительства Александр Кипайкин. — ​Пока в качестве срока сдачи объекта называется конец 2018 года, но это, конечно, очень предварительно…» Кстати, по данным «С», высокопоставленные чиновники Мордовии в кулуарах откровенно обсуждают практическую бесполезность, малопривлекательный внешний вид и при этом немыслимую дороговизну Колизея. Но делиться своими критическими взглядами публично никто не спешит. А тем временем универсальный зал-призрак пока мало чем отличается от странного во всех смыслах камня Тысячелетия, который покоится рядом. Разве что ценой в 5 с лишним миллиардов рублей…

Материалы по теме
Закрыть